Раскопки в Масюковщине: какие тайны раскрыли солдатские медальоны

Вспомнить все

Продолжение темы. Начало — в номерах за 18, 24, 25 и 30 апреля.

Воины-поисковики 52-го отдельного специализированного поискового батальона Минобороны третью неделю ведут раскопки в Масюковщине на месте бывшего лагеря военнопленных шталаг 352. За это время извлечены останки 63 погибших и обнаружено 7 солдатских медальонов. Пролежавшие в земле 75 с лишним лет медальоны помогают вернуть из небытия фамилии погибших героев. Корреспондент «Р» побывала на месте и узнала подробности.

Воины-поисковики продолжают просеивать грунт, извлекая останки из земли.

Что удалось узнать?

Масюковщина. Четырнадцать военнослужащих продолжают просеивать грунт, извлекая останки из земли. Почва здесь глинистая, очень тяжелая. Все это осложняет поисковые работы. Тем не менее один за другим из раскопа воины-поисковики извлекают останки погибших. 

В вырытой экскаватором траншее на глубине около 2 метров виден спрессованный слой останков погибших. На момент подготовки материала в печать были обнаружены останки 63 военнопленных. Особенно тяжело приходилось узникам лагеря зимой 1941 и 1942 годов. От холода, недоедания и болезней в лагере ежедневно умирало по 200—300 человек. Многие из них нашли свое последнее пристанище в этой траншее.

На месте раскопок обнаружено семь солдатских медальонов, три советские монеты, гильза, семь пуль, четыре пуговицы и катушка для ниток...

Рассматриваю один из обнаруженных медальонов. Это восьмигранный цилиндрический пенал с закручивающейся крышкой. Внутрь вкладывалось два бумажных бланка установленного образца, отпечатанных в типографии. В случае гибели бойца один экземпляр отправлялся для учета потерь, второй оставался с телом и передавался родственникам после погребения. На вкладыше военнослужащий записывал сведения о себе, имена и адрес близких родственников, каким комиссариатом призывался. Из-за суеверия многие называли этот медальон смертным и вкладыш не заполняли. 

— К сожалению, 3 обнаруженных медальона были повреждены, а четвертый солдат использовал как курительный мундштук. Еще один медальон оказался пустым,
— вводит в курс дела ведущий специалист управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Александр Лугин. — Два медальона оказались без видимых повреждений, и по вкладышам из них установили имена погибших. 

В одном из уцелевших медальонов находился не стандартный вкладыш, а самодельная записка следующего содержания: «Ленинградская область, город Псков, Кисловский сельсовет, д. Покрутище. Анисимовой Анастасее Ивановне». К дополнительному исследованию прибегать не пришлось: запись была сделана химическим карандашом, поэтому хорошо читалась. 

Исследование медальона проводилось в управлении по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил с участием руководителя поискового отряда «Бацькаўшчына» Александра Дударенка. Зная адрес и имя матери, в обобщенном банке данных «Мемориал» удалось найти бойца, которому принадлежал найденный во время раскопок медальон. Его звали Иван Александрович Анисимов, 1912 года рождения. Призван Псковским РВК 22 июня 1941 года. Пропал вскоре после начала войны. До сих пор числился пропавшим без вести. Теперь сомнений не осталось: Иван Анисимов погиб в шталаге 352.

 
В одном из уцелевших медальонов находился не стандартный вкладыш, а самодельная записка руки бойца Ивана АНИСИМОВА. 

В другом уцелевшем медальоне находился вкладыш установленного образца с личными данными бойца, включая адрес семьи. Медальон принадлежал Трошину Павлу Дмитриевичу 1909 года рождения. Он уроженец села Кочетовка Дурасовского (в настоящее время — Аткарского) района Саратовской области. Призван Дурасовским РВК 6 сентября 1941 года. С декабря 1941 года он числился пропавшим без вести. 

 
Один из найденных медальонов принадлежал Павлу ТРОШИНУ (на снимке слева). 
Предоставлено героями материала

— С помощью российского поискового сообщества удалось установить, что жена бойца Трошина Мария Дмитриевна умерла в 1995 году, а сын Иван — в 2008 году. В Саратове сейчас проживают жена сына и внучки Светлана и Наталья. По предварительным сведениям, они готовы приехать в Минск на перезахоронение останков их родственника, — добавил Александр Лугин.

Помимо солдатских медальонов на месте раскопок обнаружено 17 находок. Среди прочего — алюминиевая фляга образца 1940 года, которая выдавалась бойцам Красной армии. На ней нацарапаны три заглавные буквы: «В.А.К.». Судя по всему, это инициалы владельца фляги. Также были обнаружены гильза, 7 пуль калибра 7,62 мм, 4 бельевые пуговицы, 3 советские монеты и деревянная катушка для ниток.

Свежая находка — фляга образца 1940 года с нацарапанными инициалами бойца «В.А.К.».

Место с историей

В 1964 году на основании найденных регистрационных документов был выпущен мартиролог «Вечная память вам, сыны братских народов» в виде большой книги в кожаном переплете. Один из экземпляров сегодня хранится в Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны. 

— В книге содержится поименный список 9400 погибших в 1941—1942 годах в шталаге 352 советских воинов,
— вводит в курс дела директор Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны Владимир Воропаев. — В ней многие нашли данные о своих предках, без вести пропавших в военное время. В экспозиции, посвященной лагерю военнопленных, есть уникальный экспонат — экземпляр рукописной газеты «Пленная правда» за 10 июля 1942 года. Тираж составлял всего 3 экземпляра, один из которых случайно найден минским школьником в 1949 году на месте городской части лагеря (современный перекресток улиц Калинина и Я. Коласа. — Прим. ред.).

Владимир Воропаев подчеркнул, что находки, обнаруженные при сносе довоенных построек на бывшей территории шталага 352, представляют большой интерес. А найдено было немало. Среди прочего — несколько ложек. Некоторые из них самодельные. Их заключенные мастерили из кусков металла. На некоторых столовых приборах выгравированы инициалы. А еще — кружки, подковы от сапог, самодельная бритва, остатки мундштуков и монеты — советские, немецкие, румынские… Особый интерес представляют надписи, оставленные узниками на стропилах чердачных перекрытий. Они писали свои адреса, имена, звания… Выцарапывали их на дереве, выводили химическим карандашом — у кого что имелось под рукой. Сохранился и нацарапанный календарь за февраль — март 1942 года. Заключенные вели его, чтобы не потерять счет времени.

— Сделанные рукой пленников и сохранившиеся до наших дней надписи, без сомнения, уникальны, — считает Владимир Воропаев. — Подобно надписям защитников Брестской крепости на ее стенах, они стали последним шансом узников шталага 352 сообщить близким о своей судьбе. Есть задумки организовать в музее выставку, посвященную лагерю военнопленных в Масюковщине. Посетители смогут увидеть автографы узников и их личные вещи. В перспективе находки, найденные при сносе построек шталага и на месте раскопок захоронения лагеря, могли бы пополнить экспозицию музея. Предметно об этом можно будет говорить, когда поисковые работы будут завершены. 

Поиски продолжаются

Абсолютное большинство бойцов и командиров Красной Армии в ходе оборонительных боев 1941 года стойко и мужественно сражалось с немецко-фашистскими захватчиками. Они попадали в плен не из-за трусости или малодушия, а, как правило, когда заканчивались боеприпасы, топливо и погибала большая часть командного состава.

— В июне — августе 1941 года безвозвратные потери Красной Армии на территории Беларуси составили примерно 340 000 человек. Из них, по нашим подсчетам, более 150 000 попало в плен,
— озвучивает цифры и. о. начальника управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Виктор Таран. — Мало кому из них удалось пережить суровую зиму 1941—1942 годов, и большая часть из них считается пропавшими без вести до сих пор. Всего по данным Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в лагерях для советских военнопленных на территории Беларуси погибло примерно 810 000 военнопленных.

Подразделения 52-го отдельного специализированного поискового батальона ежегодно проводят полевые поисковые работы примерно на 100 объектах. При этом самыми психологически сложными и запоминающимися, по мнению военнослужащих батальона, являются поисковые объекты именно на местах захоронения военнопленных. Так, в ходе полевых работ на месте захоронения военнопленных шталага 352 в 2016 году были извлечены останки 147 погибших, обнаружено 8 медальонов, из них удалось прочитать три. В церемонии захоронения останков погибших на воинском кладбище в Масюковщине приняли участие родственники красноармейцев Василия Бочелюка и Ивана Изотова, место жительства которых удалось установить по информации, содержавшейся во вкладышах медальонов.

Виктор Таран отметил: в последние годы активно развивается общественное поисковое движение. В 2017 году принято постановление Министерства обороны «Об утверждении Инструкции о порядке проведения полевых поисковых работ с участием членов общественных объединений и граждан». Самое активное участие в организации полевых поисковых работ на территории шталага 352 приняли представители поисковой группы «Бацькаўшчына» Анатолий Переведенцев и Александр Дударенок. 

— Благодаря совместной поисковой работе, проводившейся последние несколько лет, паспорт данного воинского захоронения пополнился сведениями о более чем 2000 погибших, эта работа продолжается. Надеемся, что количество установленных имен неокончательное и нам удастся не только узнать новые сведения о пропавших без вести, но и сообщить об их судьбе родственникам погибших, — высказал надежду Виктор Таран.

...Тем временем раскопки в Масюковщине и наша совместная акция продолжаются. Нет сомнений, что трагический список жертв фашистского лагеря смерти пополнится новыми именами. Обо всех находках мы сообщим в ближайших номерах.

gorbatenko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР