Женское одиночество - беда нашего времени

Всем сестрам по серьгам

Говорят, где–то есть хорошие страны, очень богатые на мужчин. Только выйдет женщина на улицу, как тут же ухажеры самого разного возраста появляются, комплименты говорят, руку и сердце предлагают, к автомобилю или в ближайшее кафе ведут, комплиментов не жалеют... У нас же все наоборот. Может, климат не тот.


Неделю назад встретил знакомую — зовут ее Анна. Поговорили. Я задал безобидный декабрьский вопрос: «Где Новый год будешь встречать?» Думал, услышу что–то романтичное, о засыпанных снегом европейских столицах. Где гирлянды праздничные густо висят, где елки высокие и низкие тесно стоят: о Праге, Варшаве, Хельсинки, Вильнюсе... О минских клубах, ресторанах, кафе или еще о каких–то экзотических и занятных местах, где звучит музыка, шампанское пенится, смех и танцы до упаду. Но моя знакомая, барышня эффектная, задумалась, глаза сузила, потом брови вскинула и обреченно рукой махнула. Были в том простом жесте растерянность, боль и тоска. «Да как и прошлый, со своими девчонками соберемся, посидим, телик посмотрим — и по домам...» — произнесла Анна, поправляя на плече сумку.

Всю компанию Анны я знаю. Все барышни разные, возраст от тридцати до сорока трех. Но есть у всех то, что их связывает и делает похожими: блондинок, брюнеток и рыжую Аню. Все они одинокие, без мужей, хотя у Веры и Маши по ребенку, а у Ольги двое — дочка и сын.

Однажды я попал на их женский праздник. Все нарядные, причесанные, накрашенные. Глаза блестят, каблуки цокают, смеются громко. Апельсиновый сок с водкой лихо смешивают, пьют и, как мне показалось, даже не пьянеют. Все у них есть: работа, профессия, квартиры, модные наряды, а вот мужей нет. Иногда появляются эти самые мужчины, некоторое время присутствуют в их жизни, но потом исчезают и даже на телефонные звонки не отвечают.

Мы зашли с Анной в ближайшее кафе, заняли угловой столик, заказали кофе.

— Слушай, может, скажешь, что с нашими мужиками не так, чего они такие? Не все, но большинство. Вот, смотри, за столиками одни бабы. На нас глядят и завидуют. Думают, что мы с тобой муж и жена... Даже официантка таращится. Минск — прямо женское царство какое–то... — говорила Анна, изящно и с чувством собственного достоинства поднимая маленькую чашечку, делая неспешный глоток. — Хоть четверть часа почувствую себя замужней.

Я кисло улыбнулся, рассуждать про демографию и прочие всем известные обстоятельства не хотел. Моя знакомая знала все это и без меня. Я молчал.

— Вот Машка водит дочку в детский сад, так у них в группе больше половины детей с мамками живут... Разве это хорошо? А Машка ведь и красивая, и умная, и на все готовая, да только не нужна никому. Часики тикают, годы бегут. Плачет ночью в подушку, ревет как белуга... Старается, чтобы дочка слез не видела... Да и я, бывает, реву. Как ты этот горький кофе пьешь? Но все лучше, чем водку хлестать, — Аня смотрела на ободок чашки с ярким следом помады.

Знаю, был у нее бурный роман с настоящим греком. Познакомилась на отдыхе, у моря. Приехала в Минск, фотографии в телефоне показывала. Солнечные снимки, радостные. Мраморное море, пляж, рестораны, кафе, обнимаются и целуются, будто им по восемнадцать. Но только расстроилось что–то в отношениях, хотя тянулся роман целый год. Она хвалилась, что вот–вот он в Минск прилетит, ее заберет в теплые края. И будет она на родину открытки слать да по скайпу подругам рассказывать, что счастье есть, что надо не сдаваться, а верить... Но красавец грек не прилетел, словно холодов испугался. Аня лет на десять постарела. Про любовь у синего моря старалась забыть, а если кто напоминал, так злилась, губы кусала...

— Ты думаешь, мне принц нужен? Нет! Я давно не верю в принцев заморских. Хочу хорошего и спокойного мужика, такого, чтобы с ним поговорить можно было или даже молча посидеть, чаю попить на кухне. Тихо так, без слов... Чтобы он потом сказал: «Иди ложись, а я чашки быстренько помою». Вот и все. Разве это много?

На первый взгляд все у моих знакомых нормально, даже позитивно. Утром на работу идут, как на праздник, в смысле нарядные и накрашенные. И на своих рабочих местах улыбаются, вежливые такие и обходительные, и на звонки отвечают учтиво. Да и вообще, хорошие они и положительные. Любят говорить, что все у них прекрасно, как у всех и даже лучше. Что они свободны и могут жить так, как им нравится. Только вот глаза иногда выдают, что не все складно, что не хватает чего–то важного.

В Деда Мороза я не верю. Но пусть бы случилось чудо, и он дал «всем сестрам по серьгам». Кому–то — принца, а кому–то — ну вы поняли, чтобы мог помолчать, когда надо, и чашки помыть.

ladzimir@tut.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter