Всех нас ждут дома

Соседний российский город Брянск продолжает бурлить после страшного ДТП, случившегося 7 октября. Тогда на Московском проспекте машина «Фольксваген–Пассат», которой управляла 20–летняя Ирина Добржанская, сбила на пешеходном переходе молодую мать с трехлетним ребенком. Видеозаписи происшествия, сделанные из автомобиля и городского автобуса, моментально распространились в интернете: на них отчетливо видно, что виновница аварии, заболтавшаяся с подружкой, даже не подумала снизить скорость перед переходом, объехала пропускающих пешеходов автомобили и буквально разметала тела 29–летней Анны Сиваковой и ее дочери Сони. Они спешили домой, там их так ждали... Девочка погибла на месте, мать с тяжелейшими травмами доставлена в больницу. Спустя несколько дней сонный Брянск всколыхнули стихийные митинги... Странным образом в этом деле обнаружился и «белорусский след».

Соседний российский город Брянск продолжает бурлить после страшного ДТП, случившегося 7 октября. Тогда на Московском проспекте машина «Фольксваген–Пассат», которой управляла 20–летняя Ирина Добржанская, сбила на пешеходном переходе молодую мать с трехлетним ребенком. Видеозаписи происшествия, сделанные из автомобиля и городского автобуса, моментально распространились в интернете: на них отчетливо видно, что виновница аварии, заболтавшаяся с подружкой, даже не подумала снизить скорость перед переходом, объехала пропускающих пешеходов автомобили и буквально разметала тела 29–летней Анны Сиваковой и ее дочери Сони. Они спешили домой, там их так ждали... Девочка погибла на месте, мать с тяжелейшими травмами доставлена в больницу. Спустя несколько дней сонный Брянск всколыхнули стихийные митинги... Странным образом в этом деле обнаружился и «белорусский след».


Возмущение людей вызвано опасением, что виновница ДТП уйдет от ответственности. Дело в том, что Добржанская всего год назад получила водительское удостоверение, но уже четырежды привлекалась к ответственности за нарушение ПДД, однако ни один из случаев не окончился для нее лишением прав. Кроме того, она работает в отделении коммерческого банка, находящемся в одном здании с местной ГИБДД. Сначала в городе поползли слухи, будто Ирина находится в близких отношениях с сотрудником дорожной полиции, отец которого, в свою очередь, занимает высокий пост в правоохранительных структурах. Затем появилась информация, что родственники Добржанской служат в областной прокуратуре. Пять дней спустя эти сплетни развеяла пресс–служба городского УВД, но уже было поздно: тысячи возмущенных горожан перекрыли Московский проспект и устроили митинг во дворе дома, где живет виновница аварии. Люди скандировали лишь одно слово: «Тюрьма!» — и держали в руках портреты Добржанской, одетой в полосатую тюремную робу. Дом оцеплен ОМОНом, призванным спасти виновницу ДТП от линчевателей. Однако те продолжают звонить в квартиру семьи, грозят закидать окна камнями и обещают довести Ирину до суицида. Кстати, девушка уже предприняла попытку самоубийства, после чего напуганная мать отправила ее под присмотр врачей — в психиатрическую клинику. Такой шаг еще больше подлил масла в огонь — он был воспринят жителями Брянска как очередная попытка увести виновницу от ответственности.


Полиция между тем не считает, что Добржанскую следует заключать под стражу: с нее взята подписка о невыезде. В отношении водителя «Фольксвагена» возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека». Санкция статьи предусматривает до пяти лет лишения свободы. Следователи составили схему ДТП, опросили свидетелей, в том числе и сотрудника ГИБДД, несшего службу недалеко от перехода. Изъяты и приобщены к делу видеозаписи случившегося. Проведенное медосвидетельствование показало отсутствие в крови водителя алкогольного и наркотического опьянения. Саму Ирину следователи уже который день не могут допросить — она постоянно находится в состоянии нервной истерики...


Номерной след


В среде минских автолюбителей происшествие в Брянске вызвало резонанс еще и по той причине, что на автомобиле–убийце были закреплены белорусские государственные номерные знаки — 3333 НН–7. Сначала даже возникла — и быстро пропала — новость, будто семью Сиваковых сбила минчанка. Однако позже оказалось, что эти номера незадолго до трагического происшествия были украдены с другого автомобиля в Минске.


Еще 25 сентября двое молодых людей — Сергей и Мария — поставили свою машину на неохраняемой стоянке на улице Карвата. Спустя две недели они случайно увидели по телевизору новостной сюжет о событиях в Брянске и были ошеломлены: на злополучном «Фольксвагене–Пассат» красовались номерные знаки... их «Инфинити». Отправившись на стоянку, минчане обнаружили пропажу номеров и обратились с заявлением об их краже в Партизанский РУВД.


Начальник УИОС МВД Константин Шалькевич подтвердил эту информацию и добавил, что сейчас по этому делу ведется проверка, белорусские следователи связываются с российскими коллегами, решается вопрос о возбуждении уголовного дела. Российским дознавателям же, кроме обстоятельств ДТП, придется прояснять еще и щекотливый вопрос, каким образом украденные в Минске номера оказались на автомобиле И.Добржанской.


Трагическое происшествие в Брянске вскрыло сразу две серьезные проблемы. С одной стороны, надо признать, что часть российских машин, особенно в приграничье, носит белорусские опознавательные знаки на совершенно законных основаниях. В период автомобильного бума до 1 июля 2011 года многие граждане РФ предпочитали не снимать купленные в Беларуси машины с учета, а оформлять на них генеральную доверенность. Резон тут понятен: регистрация купленных автомобилей в ГИБДД влечет дополнительные затраты, а вот оставшиеся на машинах белорусские номера — особенно при поездках из России в Беларусь — сулят существенную экономию. Например, владельцам таких машин не приходится раскошеливаться за проезд по нашим платным дорогам и отдавать валюту за топливо на заправках. Неплохая лазейка!


С другой стороны, с наших машин начинают красть номера. Причем иногда — как в случае с редким и наверняка дорогостоящим номером 3333 НН–7 — явно «под заказ». Это в Беларуси любой человек на совершенно законных основаниях может приобрести номерной знак почти с любой цифро–буквенной комбинацией, в России же подобные номера пользуются спросом на нелегальном рынке, так как продолжают оставаться престижным символом некоего «высокого социального статуса». Тут возникает вопрос к дорожной полиции России: производится ли проверка идентификационных номеров кузова автомобиля и сверка номерных знаков, особенно «престижных», с данными, внесенными в паспорт транспортного средства? Если не обратить на это внимания, российские автомобили с нашими номерами (иногда крадеными) будут продолжать беспрепятственно ездить до какой–либо резонансной аварии, которая косвенно бьет и по репутации белорусских автовладельцев. Лично мне это неприятно...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости