Всегда открытая дверь

Общественная приемная предвыборного штаба Александра Лукашенко расположилась в административном здании по улице К.Маркса, 40 без излишнего шика...
Общественная приемная предвыборного штаба Александра Лукашенко расположилась в административном здании по улице К.Маркса, 40 без излишнего шика. Если мне не изменяет память, здесь по правую руку сразу от входа раньше был гардероб. Но комнатку обустроили и теперь в ней есть все необходимое: пара столов, стулья, компьютеры, телефоны, ксерокс да шкаф для одежды.

— Хотя иной раз бывает тесно, — развела руками сотрудница приемной Людмила Чуева. — Когда посетители идут по одному, еще нормально. Но часто приходят с коллективными обращениями целой командой. Присесть не предложишь — стульев мало. Прямо неудобно...

— Обещали решить вопрос еще с одной комнатой, — прикрыв телефонную трубку рукой, откликнулся из–за соседнего стола коллега Людмилы Василий Козак. — Тогда полегче будет.

Похоже, телефонные аппараты объявили войну нашей беседе. Их звонкие трели постоянно вклиниваются в разговор. Сотрудники извиняются и отвечают на звонки. Тем, собственно, и отличается общественная приемная от какой–нибудь административной конторы, деятельность которой четко регламентирована специальной инструкцией. Здесь одинаково заинтересованно выслушают и пришедшего, и позвонившего.

— Ро–кос–сов–ско–го... Да, говорите... дом 96...

Василий Козак записывает координаты Маргариты Петровны Ахрамович. Женщина пожаловалась на прорыв трубы водоснабжения в подъезде. Наверное, стоило бы сначала в ЖЭС позвонить, подумалось мне, но в приемной отсылать людей по инстанциям не принято. Василий Иосифович листает справочник, находит нужный номер и звонит в горводоканал.

— Я раньше в Минсоцзащиты работал, — положив трубку, воспользовался паузой для возобновления беседы он. — Можете представить, сколько людей туда приходит со своими проблемами. И взял за правило: простые вопросы по возможности решать с ходу, чтобы не вязнуть в бумагах. Да и на душе тепло, когда за день хотя бы одному человеку помог.

Очередная порция тепла на душу Василия Иосифовича пролилась буквально минут через 20. Снова позвонила Маргарита Петровна с Рокоссовского. Благодарила. Прибыла ремонтная бригада и, не медля, включилась в работу. Василий Козак, кладя трубку, лишь улыбнулся.

— К сожалению, не все обращения такие простые, — Людмила Чуева достает из стола кипу бумаг, толщиной с том Большой Советской Энциклопедии. — Это документы только по одному заявлению.

По сложным делам приемная либо сама связывается с соответствующими государственными органами, либо передает их для рассмотрения непосредственно в предвыборный штаб. В любом случае ни один сигнал без внимания не остается. Причем поступают они по нарастающей. В первые 10 дней было всего около 40 посетителей и практически столько же за последние 5.

— Ну держитесь, — предупреждаю сотрудников. — Выйдет о вас репортаж в «СБ» — и запасайтесь раскладушками!

— Да мы и так с 9.00 до 18.00 без обеда и выходных, — ничуть не испугалась Людмила Чуева. — Знали, за какую работу беремся, поэтому не стращайте.

Дверь отворилась, пропуская в комнату очередную посетительницу.

— Холодно у меня дома, — чуть не плача сетует Мария Петровна Николаевич из Гатово.

Через плечо Василия Козака изучаю принесенный старушкой акт обследования ее жилья. В одной комнате — 6 тепла, в другой — 7, в третьей — 8. А дальше заключение одного из местных чиновников в том духе, что сама, мол, бабулька виновата. Потому, как окна у нее не заклеены... Я, конечно, не большой спец в жилищно–коммунальном хозяйстве, но жизненный опыт подсказывает, что если в нормально отапливаемом жилом помещении даже форточки держать открытыми целый день, то температура ниже 15 — 16 градусов все равно не опустится. В противном случае я бы никогда не рискнул проветривать собственную квартиру зимой.

Василий Козак тут же принялся звонить в Гатовское подразделение Минжилкомхоза, однако телефон на том конце провода молчал. Я же решил больше не отвлекать людей от действительно важной и, главное, нужной людям работы. Уже в дверях столкнулся с новой посетительницей — минчанкой Инессой Ивановной Шидловской.

— Проходите, присаживайтесь, — как всегда вежливо пригласила ее Людмила Чуева. — Какая у вас проблема?

— Проблема? — удивилась женщина. — Да нет. Мне ничего не надо. Я подпись хотела оставить за кандидата.

— А это не к нам, а во–он к той девушке, — объяснила Людмила Николаевна.

Вот незадача! Совсем замотался! Сегодня же последний день сбора подписей, а я все еще не использовал возможность проявить политическую активность. Паспорт оказался при мне, и я направился вслед за Инессой Ивановной...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости