Все сбывается

История одной фотографии художника-реставратора Федора Сороки

Федор Сорока может спеть итальянскую оперную арию, украинскую народную песню, прочесть японский стих и басню Кондрата Крапивы, ответить еврейской пословицей на идиш, нарисовать портрет, написать пейзаж и картину, может построить дом, отремонтировать машину, посадить дерево и еще много чего, мне недоступного. Он может придумать историю такую правдоподобную, что останется лишь пожать плечами, а потом он еще и анекдот расскажет, подходящий к ситуации. Но все эти таланты и приобретенные навыки — «прилагательное» к его основному делу.


Федор Сорока (мы знакомы и дружим с 1973 года) — художник–реставратор. В его трудовой книжке одно место работы — реставрационные мастерские. Названия менялись, а смысл оставался прежним.

Знаете Свято–Петропавловский собор в Минске? Так вот, руководил реставрационными работами, начавшимися в 1992 году и закончившимися в 2012–м, Федор Сорока. Иногда мне становится немного стыдно, и я чувствую себя каким–то бездельником в сравнении с ним. Я даже тихо завидую другу. Он создал «нетленку», восстановил памятник, вернув храму жизнь. Естественно, не в одиночку, за ним и рядом были друзья–товарищи из творческой мастерской «Басталiя», а также студенты академии искусств, проходившие там практику.

Когда бываю в соборе, стою, подняв голову к своду, восхищаюсь и радуюсь, что знаком и дружу с реставраторами.

Иногда вспоминаю, как плыли с Федором по бескрайнему Онежскому озеру, песни пели, про будущее говорили. Но тогда мы еще не знали, каким оно будет. Гребли себе тяжелыми веслами, глядели, как с них сыплются прозрачные капли. Выбирали понравившийся остров и причаливали... Спали у костра, ловили рыбу, варили уху, глядели на далекие берега. Белая ночь. Вода с небом сливаются, горизонта нет, а потому кажется, что далекая моторка не плывет, а с тарахтением летит. В ней какой–то дядька с теткой сидят и тихо между собой разговаривают. Хоть и далека та лодка, и лиц не видно, а каждое слово слышно. Федор вздыхает и говорит, что надо будет, прямо завтра, написать родителям в Молодечно письмо... Утром, а может, это не утро, а все еще бесконечная белая ночь, вижу Федора на белом камне, на коленях папка, бумага, в руке шариковая ручка...

А на далеком берегу заброшенная северная деревянная церковь.

Может, он уже тогда предчувствовал свое будущее, знал, что будет ходить по строительным лесам, прикасаться к ликам святых и их одеждам, петь вполголоса в гулком соборе. Голуби, как же без них, будут лопотать крыльями, пролетая сквозь косые столбы света.

ladzimir@tut.by

Фото Евгения КОКТЫША

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости