Все проходит, хлеб вечен

Хлеб как был тысячи лет всему голова, так и остается

На фотографии — изящная во всем своем облике и движении фигура молодой крестьянской женщины... Она крутит каменный жернов — перетирает зерно на муку. И это вращение, обеспечивающее человеку хлеб насущный, в своей вечной и глубинной сути так схоже с вращением Земли вокруг Солнца, дарующим всему сущему жизнь. Времена идут, времена меняются. А хлеб как был тысячи лет всему голова, так и остается на своем недосягаемом королевском троне. Даже сегодня, когда сплошь слышится: ой, что вы, я хлеб не ем. А что ешь? Наверное, только пирожные... Но что в белорусских крестьянских домах, что во французских пирожные (на удивление несчастной Марии Антуанетты) в меню не входили. Хотя наши замечательные хозяйки умели не только мастерски испечь хлеб — главу стола, но и различные «прысмакi»: пироги и пирожки, блины и блинчики — все у них выходило настоящим кулинарным изыском.

 Изготовление муки. Начало XX века.
 Помол зерна. Начало XX века.
Огромный каравай, объединявший людей, так много для него поработавших, выпекали из муки нового урожая на Пречистую — Успение. В народе праздник еще называли «богач» — ведь в закрома уже практически был свезен весь выращенный новый урожай. Каравай и по сей день — символ достатка и благополучия. И мы по–прежнему делим его на свадьбах, хотя давно уже он превратился в «пирожное».

Когда–то в конце августа, обычно к «Лаўрыну», крестьяне с новым зерном отправлялись на мельницы — ветряные с размашистыми крыльями или водяные. Как те, что мы видим на сегодняшних старых фотографиях. Снимки получились колоритные, пробуждающие фантазию. Вот вам не кажется, что из–за ветряной мельницы сейчас появится сам Дон Кихот? А водяная мельница в Борисове и вторая в Полоцке, что так живописно обрамлена ветвями огромного дерева, — прямо живые декорации к рассказам Чехова.

Ветряная мельница на Полесье. 1920-е годы.

Кстати, белорусы верили, что даже самый маленький водоем не остается бесхозным: у каждого есть свой хозяин — водяной. Ну кроме мельника, конечно. Хороший мельник с напарником всегда дружит, считается и в знак расположения время от времени бросает водяному под плотину на мельнице сало, мясо, а иной раз и живую курицу. Не жалко другу. А то друг–то он друг, да как бы не осерчал и не сотворил плотине какого вреда. Кстати, если приснится вода чистая и светлая — это к благополучию, прибыли, деньгам. А болотистая — жди неурожая и убытков. Тогда будь начеку. И договаривайся с помощниками. Такими, как, например, Житень.

После уборки урожая. Начало XX века.

Чтобы лучше представить типичного Житеня, можно взглянуть на фото седобородого крестьянина с косой на плече (рядом с ним вышагивает нарядная молодушка с граблями). Вот и Житень описывался как существо «сталага веку»: щуплый, даже исхудавший (наверное, после больших трудов в поле), с седыми волосами, правда, в отличие от белорусского сельчанина — невысокий. У Житеня три глаза, один — на затылке. Для того чтобы все хорошо видеть, ничего не упустить — как там дела на поле, старательно ли собран урожай. Ленивых да неаккуратных Житень наказать может.

Белорусская семья у печи. Начало XX века.

Еще один важный персонаж, наделенный антропоморфными чертами, — Рай. Он и поговорит со жнеями, и поможет им. И тоже очень беспокоится, чтобы все тщательно свезли с поля, чтобы не пропал ни один колосок. Каждый, кто видел первый в году воз со снопами, приглашал Рая к себе в дом. Такой желанный гость должен был обеспечить хозяйству благополучие на весь год. Славянское «рай», скорее всего, связано с индоевропейским ray, означающим урожайность, плодородие, благополучие, богатство.

Борисов. Мельница. Начало XX века.

Кстати, видеть во сне рожь на ниве — к удаче, благополучию, избавлению от серьезных жизненных проблем, к приплоду в хозяйстве. Хлеб замешивать — к исполнению желания, к хорошим новостям, прибыли.

Полоцк. Мельница на реке Полоте. Начало XX века.

На уборку урожая. Начало XX века.
Практически все атрибуты жатвы у наших предков имели свою символику, и солома тоже. Применение ей всегда находилось — и крышу покрыть, и шляпу сплести, и настоящее произведение искусства сотворить. Считали, что солома, взятая из–под «абруса» колядного стола, может повысить урожай, потому ее несли назад в поле, ею обвязывали стволы плодовых деревьев и даже опоясывали бездетных женщин. В то же время солома олицетворяла пустоту, слабость. Поэтому невезучей «нечестной» невесте на голову надевали соломенный венок, а в руки давали пустую бутылку, горлышко которой заткнуто колосьями ржи и овса. Да уж, порой скорее дождешься милости от природы, чем от ближнего...

В бесконечном круговороте крестьянских работ практически не бывает отпуска. Даже во времена триумфа цифровых технологий. Кажется, что угодно можно напечатать 3D–способом — хоть дом, хоть космический корабль. А хлеб — нет. Такой вот неизменный алгоритм извечного хода событий. И это обнадеживает.

ulitenok@sb.by

Открытки из коллекции Владимира Лиходедова.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Айболит, 67
Да, были времена. Хлеб был без плесени.
Рамзес Анубисович
спасибо за интересные исторические фотографии!
АЮВ
Хлеб, бульба и водка никогда не приедаются. В отличии от белужьей икры.  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости