Все оттенки «серого»

Журналистское расследованиеО «серости» рынка мобильных телефонов за последние годы сказано много. Стремительный рост пользователей сотовой связи явно не совпадает с числом аппаратов, легально ввезенных в Беларусь. По разным оценкам, контрафакт сегодня на вооружении у 80 — 90 процентов абонентов. Потери для бюджета, нездоровая конкуренция и неизученное влияние телефонов, собранных в подполье, на здоровье человека — все, казалось бы, против мобильной «серости». Но та не отступает...

О «серости» рынка мобильных телефонов за последние годы сказано много. Стремительный рост пользователей сотовой связи явно не совпадает с числом аппаратов, легально ввезенных в Беларусь. По разным оценкам, контрафакт сегодня на вооружении у 80 — 90 процентов абонентов. Потери для бюджета, нездоровая конкуренция и неизученное влияние телефонов, собранных в подполье, на здоровье человека — все, казалось бы, против мобильной «серости». Но та не отступает...


Уроки географии


Нынче в гомельском приграничье нет тех «диких нравов», царивших еще несколько лет назад, когда и стар и млад тащили лесными тропами «мобильный груз». Ходовой товар, стоивший в России и Украине в разы дешевле нашего, возили насыпью. Но жизнь не стоит на месте.


— Сейчас в России активно ликвидируют каналы «серого» импорта, и «ценник» там практически сравнялся с белорусским, — о переменах рассказывают в областном управлении КГБ. — Зато настойчивее стали попытки незаконного ввоза аппаратов с территории Украины, где сохраняется низкая цена и налажены каналы поступления телефонов с таможенных складов Германии. Но теперь это делается, как правило, не через украинско–белорусскую границу, а транзитом через Россию.


Если знать географию лесных троп, объединяющих Брянщину и Гомельщину, то становится понятно: окружными путями действительно спокойнее. Местные жители еще и помощь окажут — кто рюкзаком, кто телегой, а кто и машиной. Правда, не всем долго везет. Подтверждением тому — недавнее дело о троих гомельчанах, работавших так до весны 2008 года. В месяц дельцы вбрасывали на рынок до 400 телефонов, обеспечивая оптом Гомель, Мозырь и Витебск. Конспирировались, но все–таки попались. В последнем для них рейсе оперативники «легализовали» более 100 телефонов, при обыске на квартирах нашли столько же...


В «тени»


— Может, телефонный бизнес идет на спад? — вопрос появился после ознакомления со статистикой Гомельской таможни: в 2007 году изъято под тысячу мобильников, в 2008–м — не больше 300.


— Я бы так не сказал, — не соглашается Николай Куклин, старший оперуполномоченный по особо важным делам Гомельской таможни. — Телефоны по–прежнему везут. Мелкими партиями, при повышенной конспирации.


Куклин припоминает недавний случай. 38–летнего гомельчанина уже как–то задерживали с товаром. В этот раз он попался не в приграничье, а в городе — с полусотней мобильников, принесенных в салон.


— Вот, коллекционирую, — легко нашелся хозяин товара, убедительность слов которого нарушало лишь однообразие нового товара, по десятку одинаковых моделей. Но и это не выбило из колеи: — А что делать? Люди принесли.


Что делать — решил суд. Конфисковали, оштрафовали. Но в целом процесс борьбы с «тружениками» «серого» рынка, признает Куклин, усложняется. «Теневики» пользуются «прозрачностью» белорусско–российской границы.


— Но ведь и объемы уже не те, — пытаюсь возражать. — Может, «серых» и нет вовсе?


В ответ Куклин предлагает эксперимент. Советует переписать IМЕI–коды телефонов у нескольких знакомых, а потом проверить, сертифицированы они или нет. Обзваниваю людей. Набираю 15 телефонов, купленных на протяжении последних полутора лет. Из них лишь к трем нет вопросов...


— Бюджет теряет — это одно. Второе — человек рискует, — Куклин переходит на понятный обывателю язык. — Еще вопрос, из чего и где собирают эти телефоны. Во многих странах это делают подпольно.


— Хорошо, допустим, их ввезли. А дальше как, по газетным объявлениям продают тысячами?


— Объявления, рынки, комиссионная торговля, — при упоминании последнего способа реализации мой собеседник почему–то кривится, словно от зубной боли.


Точки предложения


Ладно, «комиссионку» оставляю на потом. Сначала попробую купить «серый» телефон на рынке. Вот только как его отличить от настоящего? Придется прибегнуть к помощи специалистов.


В областной инспекции Министерства по налогам и сборам меня встретили радушно.


— О, свежее лицо! — обрадовались «рейдовики». — Наших работников уже давно «срисовали». Для контрольных закупок все чаще приходится привлекать людей из районов...


Мы не плутаем по подворотням и чердакам. Центральный рынок города. Полсотни метров от входа. Первая точка. Столик с каталогами и телефонной мелочевкой. Продавцы режутся в карты:


— Вам что–нибудь предложить?


Старший государственный инспектор ИМНС по Новобелицкому району Гомеля Руслан Юринок с этой минуты — мой «близкий друг». Его уверенное желание купить мне телефон за 500 — 600 тысяч рублей, пусть и казенных, располагает к взаимности.


— Все, что в каталоге, есть в наличии, — теперь продавцу мы интересны. Откуда–то появляется кожаная сумочка, а из нее — три блестящих телефона. Выбираю серенький — за 506 тысяч рублей.


И тут мой напарник звонко объявляет: «Налоговая инспекция». Рядом возникают еще два работника.


Куда в эти секунды исчезает кожаная сумка — секрет ловких рук. Найти ее так и не удается. На виду лишь «мой» Sаmsung — 600. Продавец нервно курит сигарету за сигаретой. И стоит на своем:


— Хотел личный продать.


— А те, которые показывал, — чьи они?


— Ничего не было.


На оформление «несостоявшейся покупки» три инспектора тратят минут 50. Заполнить надо не меньше десятка обязательных документов: такая рутинная работа у налоговиков...


При хорошей мине


А мне — самое время вспомнить про «комиссионку». Александр Онищук, главный государственный инспектор ИМНС по Новобелицкому району, реагирует тут же:


— Большой поток «серых» аппаратов идет через комиссионную торговлю. Как товар б/у, сданный гражданами, они не маркируются. Но посмотрите сами: на витринах — сплошь новые телефоны.


Комнатка размером полтора метра на полтора. За стеклом — около сотни аппаратов, поблескивающих защитными пленками. Девушка достает один. Как и следовало ожидать, разговора на нем — ноль минут.


— Это же какой замечательный владелец! Даже воспользоваться телефоном не успел, — демонстрирую свое удивление.


— У нас так бывает, — сдержанно отвечает продавец.


Налоговики говорят, что вычисляют таких «владельцев». Хотя и «теневики» не лыком шиты. Многие работают за спиной подставных лиц. Как–то вызвали владельцев: пришла половина студенческой группы, и все дружно заявили, что сдавали свои личные телефоны. Нужны, похоже, изменения в «комиссионке», иначе получается борьба с ветряной мельницей.


Опять звоню Николаю Куклину. Может, на таможне знают противоядие? Он и рад бы выдать «ноу–хау», но тема действительно непростая. Со 128 телефонами, которые недавно ввезли контрабандой в Гомель и сдали в «комиссионку», изрядно намучились. Опросили около 80 человек, с которыми были оформлены договоры.


— Приходит ко мне пенсионерка, — вспоминает таможенник самые яркие эпизоды. — Спрашиваю: какая у вас пенсия? Она честно: 300 тысяч рублей. За что же вы, бабушка, купили пять мобильных телефонов на 1,5 тысячи долларов? У пенсионерки — большие глаза, в которых острое нежелание со мной разговаривать. В итоге привлекли владельца точки за нарушения комиссионной торговли...


...Походила я еще по выставкам, павильонам и рынкам. Поговорила с людьми по душам: мол, доколе будете возить из Украины «серые» телефоны? Пора бы уже и легальными поставками заняться. В ответ услышала примерно следующее: почему только из Украины? Сейчас хорошие поставки идут с... минских рынков (шутка это или на самом деле — я так и не поняла). А вот когда официальные поставщики насытят рынок и цены на сертифицированные аппараты станут разумными, тогда и на легальный хлеб перейдем...


Кстати


Ориентировочные объемы нелегального ввоза мобильных телефонов составляют ежегодно не менее 1 миллиона штук, что равноценно


23 миллионам потерянных для бюджета долларов. Большая часть аппаратов под известными марками изготовлена в Китае и не соответствует белорусским стандартам гигиены и качества.


Комментарий


Салауди МАГАМАДОВ, начальник отдела по надзору за дознанием в органах внутренних дел Генеральной прокуратуры Беларуси:


— Мы инициируем изменения в законодательстве. В частности, речь о законопроекте, который готовит Министерство торговли. Он предполагает создание единой общереспубликанской базы идентификационных номеров всех телефонов, ввезенных в страну. Если гражданин самостоятельно ввезет аппарат, то за определенную плату он обязан будет его зарегистрировать. По законопроекту телефоны, чьих кодов не окажется в базе, не будут обслуживаться в сетях операторов сотовой связи. А если гражданин приобрел такой телефон в «комиссионке» и он окажется краденым, то ответственность за это будет нести продавец.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...