Минск
+2 oC
USD: 2.21
EUR: 2.39

Опасный фальсификат на стихийном рынке: как в нашу страну попадают поддельные продукты

Все оттенки «серого» ввоза

Вы абсолютно уверены, что, покупая продукты в магазине или на рынке, ничем не рискуете? Ежегодно Госстандарт запрещает к ввозу и реализации на территории Беларуси десятки наименований импортных товаров. 

Продукты в этот список вносят, конечно же, не сразу — только после того, как по каким-либо причинам их качество вызвало подозрение у покупателей или соответствующих служб, проведены необходимые экспертизы и получены негативные заключения. Каким образом некачественный товар попадает к нам и как уберечься от подделки? 

В торговых нюансах приграничья разбиралась корреспондент «Р».


Журналист меняет профессию

…Дизель-поезд, следующий в российскую Рудню. Честно говоря, особой надежды на встречу с шустрыми «коробейниками» здесь у меня нет. Если проанализировать ситуацию в Витебске, где в окрестностях городских рынков и крупных торговых центров можно затариться привозными продуктами по самым низким ценам, становится понятно: тут орудуют не столько одиночки, сколько наемные работники разветвленной сети, организованной достаточно крупными подпольными торгашами. И возят товар последние, судя по всему, вовсе не электричками и не баулами.

Но все-таки вдруг повезет? Под предлогом поиска удобного и теплого места максимально аккуратно осматриваю пассажиров первого, второго, третьего вагонов… Мое внимание привлекает семейная парочка. На вид лет по 50. Возможно, меньше — уж слишком потрепанные и обветренные лица. Подсаживаюсь. Легенда: недавно потеряла работу. Часто бываю в деревне, где живут родители. Решила попробовать заработать на разнице в ценах белорусских и российских продуктов — что ездить в родное село с пустыми руками? Местные пенсионеры и так заказывают то одно привезти, то другое. Не знаете, мол, что там, за кордоном, выгоднее купить для перепродажи? 

В точку! Скучающие попутчики оживляются. И начинают перечислять: выгодно возить майонез, колбасный сыр, селедку в банках, чай, кофе, цикорий, масло сливочное, маргарин, рыбные консервы. Где все это брать удобнее? Виктор и Клавдия (так назвались) переглядываются:

— В руднянских магазинах это бессмысленно делать: разница получится небольшой. Нужно закупаться на оптовых складах колхозного рынка в Смоленске. А если не хотите ехать далеко — можно и у предпринимателей из Рудни. Но это нужно адреса знать, контакты. Там с улицы просто так не пройдешь.

Увы, выбить нужные «рекомендации» у меня не получается. По глазам вижу: настойчивые вопросы уже вызывают подозрения у собеседников. А может, они просто конкуренции боятся? Ведь, судя по полосатым челночным сумкам, витебчане закупаются в российском регионе вовсе не в семейных масштабах. Как бы там ни было, но втереться в доверие, к сожалению, не получилось. Попробуем обойтись собственными силами. Тем более уже знаю, что искать. 

Даже на глазах у контролеров нелегальная продавщица продолжает продавать незаконный товар.

В поисках подделки

Итак, моя цель: попытаться найти в российском приграничье запрещенные к ввозу в Беларусь полукилограммовые брикеты сливочного масла «Крестьянское» молочного комбината из Ульяновской области, а также фиолетово-желтые упаковки сливочного масла «Традиционное» из города Нурлат Республики Татарстан. В обоих случаях оно высшего якобы сорта. Вот только белорусские эксперты утверждают: сделаны продукты не из сливок, а из растительных жиров. Тем не менее нелегальные торговцы вовсю реализуют такое маслице, как мы уже писали, на улицах Витебска. Так же, как и явный фальсификат — топленое масло «Белорусское», привезенное из России, но сделанное (если верить этикетке) на несуществующем брестском предприятии.

Супермаркет «Сам Самыч» в центре Рудни. Прилавки практически забиты белорусскими товарами. Масло, молоко, сметана, сгущенка, йогурты, ряженка — ассортимент не перечесть. Все свежее. Продавцы утверждают: белорусская молочка не залеживается. 

Такая же ситуация еще в четырех больших магазинах и трех частных павильонах на рынке. А вот искомых мною некачественных и фальсифицированных товаров, перечисленных выше, нигде нет. В том числе и брестского масла несуществующего завода. Получается, его где-то в российских подвалах ушлые махинаторы специально для белорусов, падких на дешевизну, делают? Самое время провести разведку среди местных жителей. В фирменной «Пятерочке» знакомлюсь с пенсионеркой Ниной Лапиной. Показываю фото: вы такой продукт когда-либо покупали? 

— Топленое масло никогда не беру. Да и не видела подобного. А что касается свежего сливочного, таких упаковок тоже не наблюдала. И я, и мои родные, знакомые уже традиционно покупаем только белорусскую молочку. Слава богу, ее хватает — выбирай что хочешь. Да и цены нормальные.

Цены и вправду нормальные. Сравнила: что-то чуть дешевле, чем у нас, что-то немного дороже. Банку глубокской сгущенки, например, можно купить в переводе на белорусские деньги за 2 рубля 49 копеек, творожный десерт «Савушкин продукт» с кокосом и миндалем — за 1,25 рубля (у нас — около 90 копеек), за 250-граммовую упаковку зернистого обезжиренного соленого творога витебского производства нужно отдать почти 3 рубля. Высоко ценится витебское сладко­сливочное масло «Крестьянское» (72,5 процента жирности) — больше 3,6 рубля. Кстати, получается, что татарстанский аналог в подворотнях Витебска втрое дешевле. Но ведь он и сливками даже не пахнет — это, по сути, муляж.

Внешний вид нелегальных продавцов не вызывает доверия.

Кто найдет управу?

Честно говоря, увидев возле рынка «Южный» в Витебске то самое фальсифицированное масло, попыталась поднять по тревоге контролирующие органы. И была немало удивлена. Оказывается, принять меры в отношении нелегальных торговцев и конфисковать фальсификат весьма непросто. 

В Витебском областном центре гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья однозначно заявили: бороться с уличными торговцами они не уполномочены. Если бы некачественная или фальсифицированная продукция продавалась в установленных местах — другое дело. Здесь санврачам и карты в руки. А продажа продуктов в закоулках априори не может считаться безопасной — их проверка просто бессмысленна. 

— Нужно бороться с явлением, а не с ее результатом, — уверен главный санитарный врач области Владимир Сенькевич. — Торговля в неустановленных местах запрещена. И если люди перестанут покупать продукты у нелегальных торговцев, она сама по себе прекратит существование. Что касается официальных мест, все держим под контролем. В прошлом году в магазинах и на рынках было изъято и уничтожено около 1,5 тонны некачественных и просроченных импортных продуктов. Где-то недоработал производитель, а где-то товар пришел в негодность из-за нарушений правил транспортировки, условий и сроков хранения. Что изымали? Дыни с превышением нитратов, мороженое и печенье с плохими микробиологическими показателями, приправы с плесенью. Прямо на границе развернули фуру, в которой были некачественные сыроподобные продукты.

Позиция ясна. Нужно делать покупки только в установленных местах. Но скажите, если ежедневно в одном и том же месте на подступах к рынку выставляется торговая палатка с широким перечнем продукции, вы будете сомневаться в ее легальности? Ну не знаю я точно, где они эти самые установленные, а где — неустановленные места! И бабушка-пенсионерка, привыкшая покупать здесь овощи, фрукты и разные продукты, тоже убеждена: раз торгуют — значит, можно. Перед Новым годом на прилавке в этой палатке стояло несколько банок с поддельным топленым маслом. Тогда я сделала фото и сообщила продавцу: он продает фальсификат. Но товар так и не убрали. Торгуют и сейчас. Полностью уверены в своей безнаказанности? А вдруг там, внутри, опасные вещества? Может быть, сотрудники местного ОБЭП помогут навести порядок?

— Мы, конечно же, поучаствуем в рейде, — соглашаются оперативники Первомайского РОВД Витебска. — Но сделать мало что сможем — только проверим документы. Изъять? Если это ИП или юридическое лицо, акт снятия с продажи и реализации написать реально, но продукцию придется оставить на ответственное хранение этому же предпринимателю. Куда нам ее девать? Нужны склады, соблюдение условий хранения, экспертиза… Кто будет всем этим заниматься ради трех-четырех банок масла? И что в итоге? На выходе даже административный процесс не начнешь, слишком мала стоимость товара. Информационное письмо в администрацию района либо в налоговую — это максимум, что можем сделать.

В УДФР КГК Витебской области тоже разводят руками: их задача — контроль использования бюджетных средств. Да, лет пять назад управление плотно занималось нелегалами, которые поставляли в Беларусь продукты. Изымали фурами. Теперь конфискация не предусмотрена. В итоге получается: работы на то, чтобы выявить, отследить и задержать, много, а меры воздействия почти неощутимые. И это в то время, когда есть более серьезные и неотложные дела.

Банки поржавели то ли здесь, на улице, то ли еще на подпольных смоленских оптовых складах.

Проверка боем

Все тот же рынок «Южный» в Витебске. В полусотне метров от центрального входа рядком уселись самостийные торговцы неопрятного вида. Может, тут есть и мои попутчики по руднянскому дизель-поезду? Да нет. Среди товаров, привезенных с оптовых складов Смоленска, несколько видов запрещенного у нас сливочного масла и другие сомнительные вкусности. Народ подходит, интересуется, покупает. С представителями контролирующих служб и ведомств мы тайком встречаемся на дворовой территории близлежащей девятиэтажки. Тем не менее остаться полностью незамеченными нам не удается. Углядев неприметный с виду «микрик» налоговиков, торгаши поспешно прикрывают свои «прилавки» покрывалами. Сотрудники Витебской областной налоговой инспекции меня успокаивают: не волнуйтесь, мол, сейчас они продолжат свою торговлю — проходили, знаем... 

Кроме ИМНС, в нашем рейде принимают участие представители ОБЭП, администрации района, Витебской областной инспекции Госстандарта. Главная задача — установить принадлежность торговой палатки, где наряду с запрещенным к ввозу маслом продают топленый фальсификат того самого призрачного брестского предприятия. Если ею владеет юрлицо, принять меры будет проще. 

Продавщица без отрыва от обслуживания покупателей боковым зрением мгновенно делает «срез» — большинство незваных посетителей ей, похоже, знакомы. Через минуту — «звонок другу». Тихо сообщает: пришла проверка, фотографируют. На руках у сотрудника Госстандарта документы по продуктам, вызвавшим наше подозрение. Действительно, статус их незаконной реализации подтверждается. Тут же, прямо на земле, в лотках лежит полуразмороженная рыба. Под открытым небом стоят коробки с неведомо когда испеченными блинчиками. Грязные ведра с квашеной капустой, заржавевшие банки рыбных консервов, умотанные в целлофан куски сала и мяса (прогресс — совсем недавно они валялись без всякого укрытия. — Прим. авт.). Пока мы ждем приезда хозяина и рассматриваем ассортимент, народ закупается. Вот пенсионерка интересуется тем самым поддельным топленым маслом, собирается приобрести. Останавливаем на ходу — пока этот товар не продается. Дама возмущается: почему? Масло, мол, вкусное, она уже банки три съела. Тем более производство-то белорусское! Ладно, мол, приду завтра — недовольно отходит. Продавщица улыбается. 

А вот и хозяин: молодой человек неславянской внешности. Перекидывается со своей подчиненной парой слов, и дальше не особо старательно оба разыгрывают привычный спектакль. Товар якобы принадлежит продавщице, а мужчина просто помогает ей с доставкой. Женщина, мол, представляет вовсе не юридическое, а физическое лицо. Как, кстати, и ее «помощник»: возглавляемое им предприятие находится в стадии ликвидации, и палатка никакого отношения к этой фирме, заявляют, не имеет.

Доказать обратное мы, конечно же, пока не можем. Документов, разрешений и даже удостоверений личности у наших собеседников нет. Благо с помощью сотрудника милиции пробиваем паспортные данные, и начальник отдела экономики администрации Первомайского района Витебска Екатерина Полудеткина составляет акт о торговле в неустановленном месте на «хозяйку-продавщицу». Та улыбается: штраф предусмотрен в размере от 0 до 3 базовых величин. Чепуха! Истинный хозяин, конечно же, компенсирует ей все издержки.

Все. Точка. Сегодня больше мы ничего сделать не можем. Просто советуем убрать опасный товар с прилавка, что наши герои охотно-показательно и делают. И всем понятно: как только удалимся, торговля пойдет с новой силой. Потребовать ее прекращения мы также неправомочны. Правда, можем через полчаса-час опять составить протокол. Вот только испугает ли он их?

Кстати, пока мы разбираемся с палаткой, торговцы с земли предусмотрительно спрятали свой товар в сумки-баулы и коробки. Через 15 минут после отъезда проверяющих я наблюдаю, как они в спешном порядке снова раскладывают ходовые продукты.

Да, завтра сюда вернутся налоговики. Предварительно им нужно собрать всю информацию о правонарушителях и подготовить необходимый для тщательной проверки пакет документов. Процедура непростая, но в итоге товар, в том числе и 6 имеющихся в наличии банок фальсифицированного топленого масла, будет изъят. Сделать это сегодня, вот так, в один момент, просто не представляется возможным — слишком много законодательных нюансов, которые нужно соблюсти. 

Товар сомнению подлежит.

На всякого мудреца 

В экономическом суде Витебской области называют цифры. Только в прошлом году за нарушение правил торговли и оказание услуг населению наказано свыше 200 человек. Более 100 граждан понесли ответственность за незарегистрированную предпринимательскую деятельность. Большинство из них привозят продуктовые товары, качество и происхождение которых не подтверждены никакими документами, из российского приграничья. К сожалению, часто судьи видят у себя одних и тех же лиц. Бизнес весьма прибылен, и люди идут на риск. Причем, получая новые штрафы, не торопятся выплачивать прежние. 

Так, недавно контрольная закупка была сделана у витебчанки, торгующей прямо у жилых домов по улице Локомотивной. Она предлагала покупателям широкий ассортимент: сыры, масло сливочное и подсолнечное, сельдь, конфеты, консервы рыбные и мясные, чай, кофе, какао, цикорий, шоколад, майонез, приправы, молоко сгущенное… Общая стоимость товара — свыше 400 рублей. А хранились продукты прямо в автомобиле «Крайслер-Неон», принадлежащем ее дочери. Ранее женщину уже наказывали за незаконную торговлю. В итоге — новый штраф и конфискация товара.

По улице Титова такой же ассортимент на сумму свыше 300 рублей предлагала витебчанам еще одна нелегалка. Тоже не в первый раз — и ей пришлось уплатить новый штраф.

Не ушел от наказания и предприниматель из Орши, который в одном из торговых центров продавал привезенные из России масло, сгущенку и конфеты, запрещенные к реализации на территории Беларуси. 

Внушительны итоги работы инспекции МНС РБ по Витебской области. В прошлом году налоговики только в Витебске изъяли у нелегальных торговцев незаконные товары, привезенные из России, на сумму почти 24 тысячи рублей. Кроме того, им пришлось уплатить более 3,6 тысячи рублей налога и свыше 560 рублей штрафов, назначенных судами. Администрациями районов во время рейдов на уличных торговцев составлено около 100 протоколов.

И все же: насколько надежно защищен сегодня рядовой покупатель? Вывод журналистского расследования однозначен и прост: все в его руках. Специалисты утверждают: несмотря на постоянный контроль и наказания, реальность покупки запрещенных продуктов и откровенного фальсификата высока. И прежде всего в неустановленных местах торговли. Близость Витебской области к Российской Федерации, въезд с которой на территорию нашей страны практически беспрепятственный, играет свою роль. Как доказательство — оперативная информация Витебской областной инспекции Госстандарта. Только в последние месяцы в поле зрения ее специалистов попали импортные джемы с большим содержанием искусственных красителей, поддельная красная и черная икра, кондитерские изделия с обманчивыми, неразрешенными консервантами, небезопасные для здоровья замороженные блинчики с творогом и мясом. 


По ту сторону 

А пока мы боремся с импортной запрещенкой и нестандартом, которые из-за своей низкой цены так популярны у доверчивого и беспечного белорусского покупателя, российские Кулибины создают собственные аналоги популярных продуктов из Беларуси. В подделках имитируют этикетки и упаковку наших признанных брендов. По всем фактам таких фальсификаций работают правоохранительные органы, которые и устанавливают все звенья иногда очень сложной и запутанной логистической цепочки поставок. Например, только за последние два месяца с тремя фактами подделки продукции пришлось столкнуться Глубокскому молочно-консервному комбинату. Кто-то решил нажиться на славе нашего предприятия, продавая под его маркой сгущенное молоко, масло весовое и фасованное. 

Интересно, что для повышения спроса на свою продукцию российские производители часто используют в названиях слово «белорусское». Это прилагательное давно стало гарантом качества. Так, в питерских магазинах можно найти мороженое «Белорусское», обертка которого разрисована орнаментом красно-зеленого цвета. Вот только вкус его совсем не похож на наши пломбиры. Может быть, и нам пора начинать ценить собственные товары, а главное — здоровье? И не забывать, что, покупая продукты с рук в закоулках и палатках, установленных в незаконных местах, мы все им здорово рискуем.

begunova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Елена БЕГУНОВА
Загрузка...