Все остальное, кроме спасения Родины, народ отодвинул на второй план

Генерал-майор авиации, писатель и журналист Анатолий Сульянов: Все остальное, кроме спасения Родины, народ отодвинул на второй план

Генерал-майор авиации, писатель и журналист Анатолий Сульянов — в эксклюзивном интервью «СГ»

— Существует мнение, и оно в последнее время культивируется, что в Сталинград Красная Армия заманила противника специально.

— Это мнение недалеких людей. Когда наступление на Харьков началось и с треском провалилось, и войска отступали — именно так родилась Сталинградская битва.


Анатолий СУЛЬЯНОВ: молодых надо воспитывать на примерах
героизма их дедов.

В отличие от Московского Сталинградское направление не было подготовлено заранее. И оно было страшно тяжелым, потому что немцы послали сюда лучшую свою армию — 6-ю армию  Паулюса. 

Их планом было прорвать фронт, выйти на Волгу, перекрыть ее, перекрыть поступление нефти — и СССР через три месяца остался бы без горючего. И они могли бы его реализовать, но наши немцев немного опередили. И мы Сталинград удержали. Да, шли тяжелейшие бои. Да, люди не щадили ни себя ни других, однако иного выхода тогда не было. 

К тому времени советские военачальники уже научились управлять войсками более точно, правильно и профессионально. Мне посчастливилось встречаться и беседовать с Василием Ивановичем Чуйковым, командующим 62-й армией в Сталинграде. Он чуть ли не единственный из генералов, кто оставался с войсками во время битвы на западном берегу Волги. Так вот, Василий Иванович признавался: не думал, что мы выстоим. У нас же многого не хватало. Но советские воины знали: хоть шаг назад сделают, немцы их в Волгу сбросят, а затем и ее перекроют.

Сталинградская битва — это еще и образец глубочайшего патриотизма советских людей. И не только армии. Гражданского населения в Сталинграде оставалось очень мало, но каждый тоже помогал военным. Делали все, что могли: рыли блиндажи, окопы, погибали. Обидно, что сегодня часто забывают об этом и в прессе, в книгах и кино часто переиначивают события. 

— Итак, Сталинградская битва вошла в мировую историю как переломная в войне…

— Да, ударная сила вермахта — 330-тысячная армия Паулюса — сначала была окружена, а затем и разгромлена. Потери противника и потрясения среди немецкого населения оказались настолько велики, что Германия объявила три дня траура. 

Многие историки утверждают, что мы научились воевать только к Курской дуге. Но я считаю, что поворот все же начался в Сталинграде. Да, там были большие потери. Но это была и огромная победа — самая первая, не подлежащая даже малейшему сомнению, после длительного отступления и многих разочарований. Наша армия поверила в себя, вырос многократно не только ее моральный дух, но и всего народа. В этом и состоит величие подвига защитников Сталинграда. Кроме прочего, это сражение научило Красную Армию вести бои в городе. 

На Курской битве у нас уже были резервы. В Сталинградской же они были минимальные, да и те находились на противоположном берегу Волги — попробуй переправь через такую реку танки или артиллерию. Как только подходил эшелон, немцы сразу начинали его бомбить, наводили понтоны — опять артобстрел или бомбежка…

Кстати, точно так, как в свое время Жукова перебрасывали на Ленинградский и Западный фронты, Василия Чуйкова  отозвали из Китая, где тот был военным атташе, и назначили командующим 62-й армией с задачей: умереть, но отстоять Сталинград. И он выполнил ее. И еще один интересный штрих в его биографии: начал и закончил войну Василий Иванович командующим армией — карьеры не сделал. Возможно, из-за своего горячего характера. Он не скупился на крепкое слово не только в адрес подчиненных, но и тех, кто выше рангом. Мне и самому как-то довелось испытать его гнев, когда осмелился спросить, как он оказался в Китае. «Да объяснял этому Павлову, что невозможно, и даже опасно, в Бресте расположить сразу три дивизии!» — воскликнул он в сердцах. 

Сталинградская битва стала школой для воспитания командиров и военачальников. Опытом, полученным там, они воспользовались во время Курской битвы. Увеличилось число командиров и военачальников, которые уже хорошо умели планировать операцию, управлять войсками. 

Улучшилось и техническое обеспечение. Появилось большое количество радиостанций, которые пришли на смену телефонам. 

Курская битва отличалась тем, что нам удалось навязать свой план боевых действий противнику. То есть теперь не немцы, а мы диктовали условия.

Наши войска начали с обороны, а потом, разгромив противника, перешли в наступление. Они полностью выдержали классическую форму: уничтожив в обороне большое количество вражеских войск, потом гнали гитлеровцев до самого Киева.

Курская битва стала значительным событием Второй мировой войны. И, кстати, именно после нее были введены традиционные салюты в честь очередной победы в крупной битве.

— В разные времена и разные историки по-разному оценивали помощь союзников по антигитлеровской коалиции. Что вы думаете об этом? 

— По воспоминаниям маршала авиации Голованова, США прислали в СССР 15 тысяч истребителей, множество бомбардировщиков, танков, другого вооружения. В Советском Союзе для новых самолетов — Яков, МиГов, ЛаГГов — не хватало высокооктанового бензина. Его выпускалось порядка 15 процентов от необходимого. Сталин внес топливо в список первоочередных потребностей, и американцы поставили в СССР около 600 миллионов тонн бензина Б-78… Иначе бы наши самолеты не летали. 

Кстати, благодаря Франклину Рузвельту наши летчики получили и свое знаменитое обмундирование: кожаные пальто-регланы. Было это еще до войны, когда Валерий Чкалов, Георгий Байдуков и Александр Беляков провели первый в мире беспосадочный перелет Москва—Северный полюс—Ванкувер. Встречаясь с героями, президент США подарил им по реглану, в таких летали американские летчики. Это обмундирование оказалось прочным и жароустойчивым, что было очень важно. И буквально на следующий день Сталин издал указ: в течение года обеспечить всех советских летчиков регланами. У меня тоже есть реглан, я и сейчас его надеваю — по особым случаям.

— Часто приходится слышать о цене Победы, что она слишком высока… 

— Конечно, жертв с нашей стороны могло быть значительно меньше. Только на полях сражений полегло 8 миллионов 680 тысяч человек, не говоря уже о мирном населении, которого погибло значительно больше. Немцы вместе с союзниками потеряли 7 миллионов 400 тысяч солдат и офицеров. 

Ошибались все. Однажды мне довелось рыбачить с маршалом Константином Рокоссовским. Замечательный был человек, очень мне импонировал! Рыбачили на Истринском водохранилище. Мне тогда удалось задать Константину Константиновичу несколько вопросов. Спросил про неудачи нашей армии в 1941 году. Он ответил, что причин было много, но многое зависело от высшего командования. И привел в пример себя: был арестован, сидел в тюрьме по доносу — в это время терял навыки, опыт. И он не один такой. 

Любопытнейший факт. После разгрома немцев в Сталинграде, в результате которого войска Донского фронта под командованием Рокоссовского взяли в плен более 90 тысяч гитлеровских солдат, в том числе 2500 офицеров и 24 генерала во главе с фельдмаршалом Паулюсом, командующий фронтом был награжден только что учрежденным орденом Суворова. Вскоре Рокоссовскому позвонил бывший начальник тюрьмы, где тот содержался, чтобы поздравить его со значимой победой и высокой наградой. На что Рокоссовский ответил: «Рады стараться, гражданин начальник!» и положил трубку.

Вернусь, однако, к рассказу Константина Константиновича. Место рыбалки навеяло ему еще один военный эпизод, который, к слову, он привел потом и в своей книге «Солдатский долг». В 1941 году в районе Истры оборонялась 16-я армия, которой он командовал. Жуков, бывший его подчиненный, в это время командовал Западным фронтом, в состав которого входила армия. Силы были истощены, а враг наседал, и Рокоссовский принял решение отвести изрядно поредевшие части на восточный берег Истринского водохранилища: там уже даже вырыли окопы. 

Но Жуков приказал: «Ни шагу назад!» и бросил трубку. У Рокоссовского были хорошие отношения с начальником Генштаба Шапошниковым. Он обосновал ему свое решение, и тот разрешил отход. Но не успела армия сделать и шага, как поступила грозная телеграмма Жукова: «Войсками фронта командую я! Приказываю обороняться на занимаемом рубеже!»

Но как ни старались измотанные тяжелыми боями войска отстоять занимаемые позиции, в конце концов, все равно вынуждены были отойти именно туда, куда и хотел их отвести командарм, но понеся при этом гораздо большие потери. Пришлось затратить немало усилий, чтобы стабилизировать линию обороны.

— Но все-таки мы победили! 

— Великая Отечественная война показала, что наш народ настолько воспитан в духе патриотизма, высокой нравственности, трудолюбия, что даже тяжелейшие испытания не сломили его. 

Я знал офицера, который во время войны командовал батальоном. Он рассказывал, что все бойцы его части, до того как попасть на фронт, обязательно читали «Как закалялась сталь» Николая Островского. 

Эвакуировать с запада на восток три сотни заводов, заново организовать промышленность — это тоже героизм! По железной дороге составы со станками шли круглые сутки. 

Когда началась война, мне было четырнадцать. Вместе с другом, Пашкой Молчановым, мы вырыли в лесу, неподалеку от аэродрома, блиндаж: договорились, если придут немцы, будем взрывать их самолеты. 

Наш народ был воспитан в духе любви к Отечеству, и он выстоял, потому что смог отодвинуть все остальное на второй план и бороться за спасение Родины. Так что главная заслуга в Победе — это заслуга нашего великого народа. 

bolshakova@sb.by
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?