Все начиналось с «Греха»

Наталья Тамело — о юбилеях «по нулям» и балтийском детстве

Наталья Тамело — о юбилеях «по нулям», балтийском детстве и неправильно поющих детях

Хоть и признается солистка Национального академического концертного оркестра Беларуси Наталья Тамело, что прежде цифры 13 опасалась, нынешний 2013 год стал для нее по-хорошему знаменательным. Во-первых, в нем совпали две круглые даты, обе «по нулям», как говорит певица, — юбилеи личный и творческий. Во-вторых, Наталья Тамело стала заслуженной артисткой Беларуси.

— Наталья, как ощущаете себя в новом статусе, ведь в оркестре, кроме вас, нет вокалисток со званием?

— Думаю, это пока нет. По поводу ощущений — вроде ничего не изменилось ни внутри, ни снаружи. А вот чувство благодарности за то, что заметили и оценили, огромное.

— Про личный юбилей уточнять не будем?

— Не будем, тем более что когда про него узнают, не верят. Домашние шутят, мол, надо взять и дату рождения в паспорте переписать.

— В этом году 20 лет, как вы работаете в оркестре. Помнится ли первое знакомство с маэстро Михаилом Финбергом и первое выступление в качестве солистки?

— Помню все до мелочей. Был дождливый холодный день, погода для вокалиста не самая приятная. Я пришла на прослушивание и пела две композиции — одну под собственный аккомпанемент, вторую подыграл аранжировщик оркестра Андрей Шпенев. Михаил Яковлевич выслушал, сказал: «Спасибо. Подумаем. Позвоним». Потом я приходила и пела еще раз. А потом был худсовет, и меня приняли в оркестр. Правда, пустили к нему не сразу. Я долго наблюдала за репетициями, проходила мастер-класс с Тамарой Григорьевной Раевской, за что ей большое спасибо. Первые концерты были в Молодечно и Мозыре. Сохранились их записи, я там такая смешная, но видно, что очень стараюсь. Кстати, первую песню для выступлений мне подарила Тамара Раевская. Это была новая написанная для нее композиция «Грех» Леонида Захлевного. Вот так с «Греха» все и началось.

— Многие вокалисты оркестра ушли из коллектива и работают самостоятельно. Вас на вольные хлеба не тянет?

— В оркестре я не страдаю от отсутствия свободы. И сольные концерты у меня тоже есть. Так что не тянет. Я вообще очень верный человек. Мне кажется, буду последним предателем, если уйду. Да и зачем уходить оттуда, где мне хорошо? У нас интересные концерты, столько разного репертуара, отличный коллектив, работа в котором — большая профессиональная школа.

— Вы не только прекрасно поете, но и пишете музыку, стихи. Может, готовите что-нибудь премьерное?

— Новые песни записываю постоянно, но делать альбом сейчас, считаю, неактуально, в основном все выкладывается в Интернет. Вот с оркестром задуман один интересный проект. Но пока он в тайне.

— В оркестре жизнь насыщенная — плотный концертный график, репетиции, постоянные переезды по городам большим и малым. Если есть свободное время, как его проводите?

— Занимаюсь разными делами. У нас, например, есть дача, вернее усадьба, потому что площадь приличная. Работы там много. Мои обязанности — ландшафтный порядок, газонокосилка, метров сто в целом цветочных клумб. Еще по дому с пылесосом хожу, навожу чистоту, кричу на всех, чтобы разувались. У меня с этим все строго.

— В отпуске где были?

— В Болгарии, облюбовали с мужем одно замечательное место, туда и ездим. На отдыхе мне много не надо — солнце и море.

— К морю у вас, наверное, особое отношение, ведь вы родились на Балтике, в Калининграде.

— Да, правда, давно уже там не была. Когда приезжаю, сразу прошу: скорее поедем к морю. Балтийское море и Черное — это как две разные жизни, разные энергии. Черное море расслабляет. Балтика — дает энергию. Вдыхаешь и сразу ее чувствуешь. Или, может, мне так кажется, потому что там прошло детство…

— Ваша необычная фамилия из тех мест?

— Фамилия чисто белорусская. А в Калининграде служил отец, он военный, теперь полковник в отставке. Кстати, папа изучал нашу родословную, дошел где-то до XVII—XVIII веков. Фамилия менялась — от Тумеля, Тамеля до Тамело.

— А певческий дар унаследовали от кого?

— Даже не знаю. Музыка, песни меня окружали с детства, я среди них росла. В доме было пианино, от которого меня, маленькую, не могли оторвать. А когда к нам приходили гости, папа на большом листе ватмана писал слова белорусских песен, и все друзья нашей семьи в Калининграде, люди разных национальностей, хором их пели.

— А как дела в открытой вами школе изящных наук, где преподавали бальные и спортивные танцы?

— Она успешно закрылась, просуществовав год. Бизнесмен из меня оказался никакой. Наверное, потому что занималась я этим не ради бизнеса, а просто для удовольствия.

— Может, какую новую идею вынашиваете?

— Вынашиваю. Очень хочется помочь поющим детям. Наблюдая за ними, вижу, что неправильно учат петь на эстраде, например, дети дышат ртом, что категорически нельзя. Я училась вокалу академическому и эстрадному, владею школой именно эстрадного пения и могла бы поделиться этими знаниями и опытом.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости