Нацбанк рекомендовал ограничить вознаграждение, которое организации торговли уплачивают банкам: что будет дальше с рассрочкой?

Все карты на стол

Сегодня — стулья, завтра — деньги. Или даже не завтра, а через полгода, полтора, два… Так работали карты рассрочки, быстро и даже несколько неожиданно набравшие сверхпопулярность у клиентов банков. Да так стремительно, что даже Нацбанку пришлось попридержать коней рассрочки, пойти на ограничительные рекомендации: снизить размер любого вида вознаграждения, уплачиваемого банкам организациями торговли, до 4 процентов. Выполнить просьбу регулятора и отчитаться необходимо до 8 февраля. Конечно, любые регуляторные рамки всегда воспринимаются неоднозначно. Но инструмент рассрочки не исчезнет. Другой вопрос, что некоторым участникам рынка придется скорректировать свою стратегию и поумерить аппетиты. Ибо тенденция последних нескольких лет такова, что рассрочка стала превращаться в некоторых случаях в спекулятивный продукт. А спекулятивные тренды никогда ни к чему хорошему не приводили.

Рассрочка без хитросплетений

Нацбанк верен политике снижения аппетитов к чрезмерным рискам.
В своих ограничениях Нацбанк верен политике, которую системно проводит с середины 2010-х: снижение аппетита к чрезмерным рискам. В определенный момент сдерживающими мерами пришлось воспользоваться для охлаждения рынка потребительского кредитования. Его темп два года назад зашкаливал, превышал 80 процентов в годовом исчислении. Чтобы избежать чрезмерного роста закредитованности белорусов, в 2018 году Нацбанк установил предел долговой нагрузки на кредитополучателя, который не должен был превышать 40 процентов его ежемесячного дохода. Правда, потребительское кредитование очень многогранно. И если с займами наличными все было сразу понятно, то правила подсчета нагрузки по овердрафтам, кредитным картам, рассрочкам корректировались. Но поначалу именно «карточные» продукты стали той нишей, в которую уходили некоторые банки.

В своем докладе на расширенном заседании Правления Нацбанка в этом году заместитель Председателя Правления Дмитрий Калечиц отметил: банкам были направлены рекомендации по методике расчета ежемесячной долговой нагрузки. Словом, удалось прийти к однообразию в этом вопросе. Что греха таить, пока формулы расчета не были централизовано четкими, возникали ситуации, когда участники рынка под один продукт маскировали другой, чтобы смикшировать долговую нагрузку. Или, например, устанавливали срок овердрафта на один-два года, но в договорах прописывали условия, по которым могли потребовать досрочного возвращения средств. И требовали. Теперь все четко, ясно и понятно. И хитросплетения с розничного потребительского кредитования, можно сказать, почти исчезли.

И хочется и колется

С картами рассрочки получилась несколько иная история. Для потребителя они стали очень привлекательными: мол, товар берешь сегодня, платишь за него потом. И без переплат. Но ничего бесплатного не бывает. За пользование деньгами банкам платили либо производители, либо предприятия торговли.

У ретейла карты рассрочки вызывали двойственное чувство. С одной стороны, по данным Министерства антимонопольного регулирования и торговли, в прошлом году на долю заемных ресурсов приходилось 15—16 процентов продаж. Особенно сильно от карт зависят продавцы товаров «длительного пользования». Например, у некоторых торговых точек, специализирующихся на бытовой технике и электронике, этот показатель достигал 50 процентов. По словам исполнительного директора Ассоциации розничных сетей Натальи Шаблинской, даже в продуктовом ретейле доля продаж через карты рассрочки — около 10 процентов. Причем длительность рассрочки в последнее время увеличивалась, соответственно, рос и размер вознаграждения, которое ретейл уплачивал банкам. В некоторых случаях, как утверждают эксперты рынка, комиссия могла достигать 20—30 процентов от стоимости товара. И рассрочка для продавцов стала инструментом интересным, но рискованным. Ибо продажу совершил сейчас, а деньги банку платишь потом и долго. Иногда до 30 месяцев.

Конечно, никто под дулом пистолета не заставлял розницу пользоваться дорогими инструментами. Но дьявол кроется в том, что при затухающей динамике товарооборота обостряется конкуренция. Соответственно, приходится идти на поводу у держателей и карт рассрочки, и их эмитентов. Иначе можно потерять покупателя. Словом, назревали определенные высокие риски в ретейле. А опыт стран-соседей показывает, если крупный розничный оператор попадает в тяжелое финансовое положение, невесело становится всем: и поставщикам, и банкам.

Рассрочка не исчезнет, но некоторым игрокам придется пересмотреть свою стратегию.

Решение проблемы

Собственно говоря, купировать риски и должна рекомендация Нацбанка, которая начнет действовать с 8 февраля. В банковских кругах пока неохотно комментируют тему: еще идут притирки к новым правилам игры. Но утверждают: для ряда участников «рассрочного» рынка ограничение принципиально ничего не изменит, так как в своей консервативной политике они и так ориентировались на вознаграждение около 4 процентов от стоимости товара. Но некоторым банкам, несомненно, придется пересмотреть свою стратегию.

Какие метаморфозы произойдут в рознице, эксперты затрудняются сказать. Пока определились в своей позиции только несколько банков. Сейчас активно проходят переговоры между финансистами, ретейлерами и поставщиками. Рассрочка и кредит с рынка никуда не исчезнут, но станут менее рискованными. И для потребителей, и для торговли, и для макроэкономики. В конце концов высокие комиссии рано или поздно трансформируются в цены, а это угроза для инфляционной стабильности. А роста цен не любит никто. За исключением тех, кто на нем много зарабатывает.

volchkov@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК