Все человеческое природе чуждо, вопрос лишь в дозах наших «лекарств»

Как сделать сельскохозяйственную продукцию чище - советы ученого

Ученый-практик, разработчик сельскохозяйственной техники делится способами сделать продукцию чище
К ДИСКУССИИ об органическом земледелии подключился доктор технических наук, профессор Леонид СТЕПУК.

Недавно ученый издал книгу о производстве и применении органических удобрений и их влиянии на экологию. В ней он предлагает взглянуть на проблему практически, ведь любую технологию в сельскохозяйственном производстве можно воплотить в жизнь только с помощью совершенной техники. А Леонид Яковлевич как раз и является одним из разработчиков комплексов отечественных машин, оборудования и приборов для применения средств химизации земледелия, в том числе и органических удобрений в РУП «НПЦ НАН Беларуси по механизации сельского хозяйства». 


ПЕСТИЦИДИЗАЦИЯ сегодня носит планетарный характер. Может ли человечество в земледелии обойтись без пестицидов? Рост урожайности сельскохозяйственных культур у ведущих мировых агропроизводителей прямо пропорционален объемам применяемых химических средств защиты растений. Их производят все больше и больше. Уже в 2010 году около 1000 химических компаний из 36 стран планировали довести мировой выпуск пестицидов более чем до 2,2 миллиона тонн действующего вещества в год. Ассортимент — 500 наименований на 46,2 миллиарда долларов США. Франция, Испания, Италия, Германия и Великобритания в сумме потребляют 75 процентов всех пестицидов, применяемых в Евросоюзе. А ведь норма расхода некоторых современных суперпестицидов — всего лишь от 5 до 30 граммов на гектар. Они нынче в 50 – 100 раз активнее своих «тяжелых» предшественников, но это не значит, что в 100 раз безопаснее.

В сельском хозяйстве нашей страны разрешается применять более 600 наименований средств защиты растений. В реальности используют 400 — 500 видов. На их закупку в зависимости от фитосанитарной ситуации ежегодно затрачивается от 180 до 215 миллионов долларов. Однако сельскохозяйственную продукцию загрязняют не только эти вещества. Есть и глобальные проблемы: выбросы транспорта и предприятий, техногенные катастрофы. Получается, даже при полном отказе от химикатов получить экологически чистые продукты питания не позволят другие факторы. Однако  считается, что экологический ущерб от пестицидов в мире — это чуть более, чем два процента. 

Так чем же являются пестициды: величайшим злом или лекарством? Истина, на мой взгляд, где-то посередине. Все человеческое природе чуждо, вопрос лишь в дозах «лекарств», которыми мы пичкаем растения. Если они превышают норму в несколько раз, то превращаются в яд. 

В научных кругах часто обсуждают, скажем, почему в Японии люди живут дольше, чем в России и Беларуси. Да, там высокий уровень жизни, современная медицина. Но, как уже писали коллеги, пестицидов в стране долгожителей используют в разы больше, чем у нас. Дело в том, что у японцев самая высокая в мире культура и, главное, дисциплина труда при внесении этих веществ. И сами химикаты — узко направленного действия, к тому же разлагаются практически без остатка за короткое время — от трех часов до трех суток.

Поэтому не стоит спорить, какая система лучше. Надо по максимуму оградить от вредного воздействия окружающую среду — и наша пища станет качественнее. Для этого нужно снизить расход пестицидов на единицу продукции. Важно применять их в заданных дозах, в оптимальные агротехнические сроки и обрабатывать целевые объекты качественно. Прежде всего нам для этого нужно иметь достаточно опрыскивателей. Нужны приборы, чтобы тестировать и отрегулировать режим их работы, они нами уже разработаны, решается вопрос их серийного производства.

Очень важно правильное приготовление раствора и строгое выполнение всех регламентов. К примеру, механизатор должен соблюдать заданную скорость движения агрегата, выдерживать стыковые проходы, высоту штанги над обрабатываемым объектом. Работать можно только рано утром или вечером, при небольшом ветре, чтобы яды не сносило на соседние объекты и они не испарялись. И это только часть условий. 

Самая трудная проблема в этой сфере для нашего сельского хозяйства — недостаток техники для таких объемов обработки. Из-за этого страдает качество, хозяйства не укладываются в оптимальные агротехнические сроки. Машины, кроме того, должны быть точно настроены.

СРЕДИ минеральных удобрений наиболее опасными могут быть азотные. Если их применить, как и те же пестициды, — жди и загрязнения продукции, и превышения по нитратам, и снижения урожая. Мои коллеги в дискуссии уже подробно описали проблемы, связанные с применением минеральных и, в частности, азотных удобрений в органическом земледелии. Я же акцент сделаю на технической стороне внесения твердых и жидких азотных удобрений. Допускаемая неравномерность распределения этих химикатов не должна превышать 10 процентов. Ни зарубежные, ни отечественные центробежные разбрасыватели не обеспечивают такое качество. 

Биологическое земледелие предполагает применение органических удобрений, основу которых составляют навоз крупного рогатого скота, свиней и птичий помет. Но готовы ли мы использовать те экскременты, которые получаем сегодня, и имеем ли право делать на них ставку? Вопрос непраздный, ведь это удобрение применяют не только в сельскохозяйственных предприятиях, но и на подворьях сельчан, фермеров и даже дачников. Абсолютное большинство знает только о его полезных свойствах. Но этот ресурс одновременно относится к опасным отходам и может привести к загрязнению продуктов. 

Навоз и помет относятся к категории нестабильных органических контаминаторов. В килограмме такого удобрения может содержаться до 170 миллионов микроорганизмов. А среди них — и патогены, вызывающие эпидемии и эпизоотии. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), экскременты — фактор передачи более 100 имеющих большой срок выживаемости возбудителей болезней животных, птиц и человека. С этими отходами жизнедеятельности в основном передаются бруцеллез, колибактериоз, сальмонеллез, паратуберкулез, инфекционная энторотоксемия овец, анаэробная дизентерия ягнят, дизентерия свиней, ящур, вирусная диарея, чума КРС, вирусный гастроэнтерит свиней, классическая и африканская чума, рожа, везикулярная болезнь свиней, ботулизм, столбняк... На одном квадратном сантиметре поверхности внутри животноводческого помещения накапливается до 4 миллиардов микробных тел, из которых в больших количествах идентифицируют патогенные микроорганизмы. Там могут оказаться возбудители инвазий: аскаридиоза, трихоцефалоза, эзофагостомотоза и других. Попадая в естественные водоемы, патогенные микробы и яйца гельминтов способны вызывать вспышки болезней, причем спускаются далеко вниз по течению. Поэтому необеззараженный навоз применять запрещено. 

Сегодня принято выделять такие виды навоза: твердый или подстилочный, полужидкий, жидкий, навозные стоки. Обеззараживание каждой из этих разновидностей требует своей технологии. Все известные на данный момент методы обеззараживания жидкого навоза и навозных стоков, включая и биологическую очистку, широко не применяются. Почему? Очень дорого и вредно для окружающей среды. 

Если оценивать навозный ресурс как основной восполнитель плодородия почвы при органическом земледелии, то нельзя обойти и еще один его негативный нюанс. Некачественные удобрения из этого сырья становятся источником повышения засоренности почвы. В одной тонне подстилочного навоза содержится примерно 2 миллиона семян сорняков. Постоянно действующий источник повышения засоренности полей — раздельная комбайновая уборка зерновых, при которой на поле остается 54 процента семян сорняков от учтенного их количества до уборки, или 200 млн/га, а при прямом комбайнировании — 14 процентов, или 51 млн/га. Средняя засоренность основных культур, возделываемых в республике, составляет 80,3—181,1 шт./м2. Ясно, что на достаточно больших площадях вручную бороться с сорняками бесперспективно. Нужны гербициды, а это делает еще более проблематичным чисто экологическое земледелие.

ДАВАЙТЕ подведем итог: реально ли массово перейти к органическому земледелию? Все ученые, принявшие участие в обсуждении реальности такого перехода, отмечали, что урожайность всех сельскохозяйственных культур будет существенно ниже.

Мы — живые свидетели чисто органического земледелия в Беларуси в 50-х и начале 60-х годов, когда урожайность зерновых культур составляла 8—10 ц/га, картофеля — менее 100 ц/га. Целинные земли Казахстана были абсолютно чистыми от какой-либо химии, но и там урожайность зерновых на них была в пределах 5—8 ц/га. Знаю это по собственному опыту, так как в 1963 году, будучи студентом БелНИИМСХ, проходил производственную практику в качестве мастера-наладчика машинно-тракторного парка совхоза «Озерный» Североказахстанской области.

С тех пор, конечно, в земледелии многое изменилось к лучшему, но естественное плодородие почвы существенно не приросло. А ведь растениеводство на 60 процентов — это корма. Следовательно, органическое земледелие сыграло бы не в пользу важнейшей отрасли нашей страны — животноводства. 

Выходит, ни с точки зрения объемов получения растениеводческой продукции, ни с точки зрения ее качества переходить на органическое земледелие крупным предприятиям нецелесообразно. Нет никакой выгоды. Ну а сельчанам и фермерам можно пожелать успехов в получении экологически чистых овощей, фруктов и ягод на своих участках.

Фото www.nstrade.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Григорий, 72 года, г Узда, Минской облю
Желательно эту книгу распечатать для всех руководителей сельхозпредприятий республики и подарить им, чтобы после этого под личную их ответственность запретить внесение в почву свежего навоза, примеров таких у нас предостаточно, что в будущем может привести к катастрофе всего апк,
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?