Время закапывать деньги в болота

Зачем нужно восстанавливать болота?

Еще 4,3 миллиона долларов выделят стране на восстановление торфяников. С такой обнадеживающей новостью выступил накануне Всемирного дня водно-болотных угодий начальник управления биологического и ландшафтного разнообразия Минприроды Николай Свидинский. На болота, образно говоря, возвратят «спущенную» воду, кроме того, территории будут засаживать лесом. Новость стала хорошим поводом для размышления: готовы ли мы относиться к ним как к источнику экологической стабильности, а не только кладезю топлива или целине под распашку?


Болото всегда воспринималось белорусами неоднозначно. С одной стороны, угроза, «чертово жилище», с другой — защита от завоевателей, когда отгораживало от мира жителей полесских деревень. Сено, клюква, торф — веками болотное богатство было подспорьем в хозяйстве. Сегодня среди некоторых экологов бытует мнение, что в свое время с мелиорацией перестарались. Ведь наши «легкие Европы» — уникальная ценность для всего континента. Европейцы, видимо, это понимают: в нынешнем году завершится второй международный проект «Торфяники-2» с бюджетом в 10 миллионов долларов. Благодаря этому финансированию в Березовском районе только за прошлый год создали высокопродуктивные травостои на площади 494 гектара. В Лидском лесхозе высадили 213 гектаров черной ольхи на нарушенных торфяниках. Повторно заболотили 14,45 гектара таких земель.

Зачем им это нужно? Экологические бонусы — снижение выбросов парниковых газов и сохранение редких видов флоры и фауны. Кроме того, если загорится сухой торфяник — аукнется атмосфере всей Земли. Скажем, в России с 2011 года именно ради предотвращения таких инцидентов запустили немецко-российский проект для обводнения 30 тысяч гектаров осушенных топей.

Наша республика также постепенно дрейфует от потребительской к природоохранной позиции. Даже убежденные апологеты увеличения добычи торфа сегодня отмечают, что использовать его нужно с умом — и не бросать в топку, а перерабатывать на биопрепараты с высокой добавленной стоимостью. Впрочем, готовы ли мы сами платить за то, чтобы болото становилось охраняемой природной территорией? 

Результаты интересного исследования Варшавского университета и норвежского Университета экономики транспорта, проводившегося в 2013—2016 годах, опубликованы на днях. Ученые изучали Национальный парк «Беловежская пуща» (Польша—Беларусь) и Национальный парк «Фулуфьеллет» (Швеция—Норвегия). Среди прочего оценивали, готовы ли простые люди больше платить за расширение заповедной территории у себя в стране и у соседей. Опросили примерно по тысяче человек в Беларуси и Польше. Оказалось, даже за гипотетическое увеличение охранной зоны люди раскошеливаться  не желают. 

Может, потому, что болот у нас все еще очень много? По данным Минприроды, общая площадь торфяников в республике составляет 2,39 миллиона гектаров, в естественном или близком к естественному состоянию сохранилось 863 тысячи гектаров болот. В них более 7 миллиардов кубометров запасов пресной воды. А ведь современный мир пугают дефицитом питьевого запаса уже в ближайшие десятилетия, футурологи прочат, что стоимость H2O сравнится с марочным вином. Так что нам есть чем гордиться и что беречь, сделав правильные выводы. 

yasko@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости