Время все расставит на свои места

КОММЕНТИРУЯ различные домыслы, возникающие в обществе из-за дозированной подачи информации и того факта, что теракт в Минском метро был очень быстро раскрыт, Александр Лукашенко задал риторический вопрос: «Так это плохо, что раскрыли это преступление так быстро? Или хорошо? Так какие могут быть вопросы и сомнения?»

Президент Беларуси Александр ЛУКАШЕНКО во время субботника ответил на вопросы белорусских и зарубежных средств массовой информации.

КОММЕНТИРУЯ различные домыслы, возникающие в обществе из-за дозированной подачи информации и того факта, что теракт в Минском метро был очень быстро раскрыт, Александр Лукашенко задал риторический вопрос: «Так это плохо, что раскрыли это преступление так быстро? Или хорошо? Так какие могут быть вопросы и сомнения?»

«И будет вам известно: преступление, которое мы раскрыли в этот раз, первым был не теракт в метро, а взрыв на День Независимости (в 2008 году). Это сначала раскрыли. Когда у него взяли отпечатки пальцев, мы же еще не знали: он, не он, это подозрение было, но когда у него взяли отпечатки пальцев и в базу данных опустили, увидели, что отпечатки (на взрывном устройстве) 3 июля и эти отпечатки совпадают. И он сразу сказал: «Да, это я сделал». И притом рассказал все то, что уже следствие знает, по секундам, по минутам (я имею в виду 3 июля). Потом он, на удивление, прямо сказал о том, что да, и взрывы в Витебске, и взрыв вчерашний в метро — это дело его рук», — рассказал глава государства.

«Фотографии вам показывали, а пройдет следствие, и мы вам вообще всю картинку покажем, мы вам расскажем, как это все раскрывалось и открывалось и так далее. Но сейчас следствие идет, мы же все не можем вам сказать. Если мы сегодня раскроем какой-то факт — разбегутся соучастники. А уже один соучастник найден. Вертелся, крутился, но признался. Второй — тоже там «подвешен». Девчонка эта, которую задержали, вроде бы ничего не видела, а потом говорит: «Да, видела». Не могу сказать что, но, да, уже признается», — отметил Президент.

«Поэтому будем работать, — отметил Президент. — И не надо тут наводить тень на плетень: «Власть сделала это для того, чтобы отвлечь внимание». Слушайте, если сравнить: вот палец болит, чтобы вылечить его, надо оторвать себе голову. Ну каким идиотом надо быть, чтобы перечеркнуть, вот, допустим, мне перечеркнуть всю свою работу! Ведь, ну простите за нескромность, и я немало сделал для того, чтобы у нас было спокойно, нормально жить в Беларуси. И это бренд нашей страны. И мне что, надо было взорвать метро, чтобы все сказали: «Ну вот, Лукашенко. Где твоя стабильность и спокойствие?» Как, кстати, сейчас пытаются говорить. Но в этом плане хочу сказать: мы были стабильными и спокойными и будем, чего бы нам это не стоило. Нет у нас той почвы для того, чтобы террористические эти акты были. Нет! И вот этот теракт показывает, что это не система, нет вот этой фундаментальной основы. Ну а то, что мы раскачали страну перед выборами на политической основе, крыть нечем. И я виноват прежде всего, но и слишком много бегали и мне говорили: «Александр Григорьевич, ну надо, ну пусть говорят, что хотят», «Александр Григорьевич, ну давайте вот это дадим», «Александр Григорьевич, ну давайте это дадим». Ну дали. Но мы забываем о том, принимая решение, что люди ведь разные в обществе, они ведь не так воспринимают ту действительность, которая есть, как мы. И вот пример этого. Выводы будут сделаны».

Журналистов интересовало, что именно имел в виду глава государства, когда заявил о том, что белорусам надо учиться жить в новой системе безопасности. Готовы ли они принять эти новые условия?

«Вы знаете, наши белорусы, когда петух жареный клюнет, они готовы все терпеть: и что там в сумки им заглядывают и так далее, — подчеркнул глава государства. — Может, даже чрезмерно в сумки заглядываем, мне порой смешно на это смотреть. Надо более тонко работать в подобных случаях. И мы эту систему сейчас внедрим. Тонкую работу. Не надо шмонать людей, не надо. Вот он прошел мимо милиционера с огромной сумкой — ну так ты посмотри в эту сумку. Что ты эти пакеты рассматриваешь сегодня?»

«Ну ладно, сегодня идет следствие, нам очень важно и это. Но мы будем по-другому работать, — сказал Александр Лукашенко. — К примеру: зачем скамейки внизу в метро? Что, метро для того, чтобы прийти там и отдохнуть? Ведь электрички ходят буквально через несколько минут, две-три минуты в часы пик. Ну зачем? Всегда толпа просматривается. Нет скамейки — стоит сумка, пакет, мгновенно обратят внимание. Ну так, может быть, там пару человек иметь, которые бы просто видели все, что происходит, во-первых. А во-вторых, и люди должны, как в других государствах: пакет заметили — бегом спецслужбы туда. А то у нас так, знаете: ну, валяется, и ладно... Вот рвануло — плохо. Поэтому и люди должны измениться, и мы должны, те, кто за это отвечает, вести себя по-иному. Может быть, плохо я скажу, что это нас Господь ударил по голове еще слегка. И сказал: посмотрите на свою жизнь. Может быть, это нас и заставит, и заставило повернуться и подумать о своей жизни по-другому».

Журналисты попросили Президента прокомментировать заявления ряда оппозиционных политиков и СМИ о том, что власть якобы воспользовалась ситуацией с терактом, чтобы отвлечь внимание от экономических проблем и остановить всякую либерализацию в экономике.

В связи с этим Президент сказал: «Вы знаете, я только что сказал, что это было бы тогда так: палец болел — отрубили себе голову. Только идиоты и негодяи могут подобным образом рассуждать. Это, во-первых. Во-вторых, уже все самое неприятное, что могло случиться на валютном и финансовом рынке, уже случилось. Люди сами создали себе трудную ситуацию. Вы у меня после «Дажынак» в прошлом году спросили: а как будет? С валютой и прочим. Вы помните, я сказал: «В спокойном режиме, так, как мы живем, у нас хватит всего. Но (потом думаю: говорить — не говорить? Нет, думаю, скажу) сами себе мы можем создать проблемы. Сами люди себе».

«Чего было бросаться в обменники? Живем же за белорусский рубль, а вы ведь изъяли огромное количество валюты из банков, когда начали забирать вклады (и скупать валюту) и так далее, — отметил глава государства. — Я же не могу не отдать вам эти вклады. И мы начали отдавать вклады. Не хватило валюты в банках — начали использовать золотовалютные резервы. Потом видим, что это вообще может привести к серьезным печальным последствиям, я запретил выдавать золотовалютные резервы. Есть валюта у кого — пожалуйста, продавайте. Нет валюты — будьте здоровы. Но по официальному так называемому курсу мы продавали валюту на покупку газа, потому что без природного газа ну как обойтись, это же электроэнергия. И на лекарства валюта идет прежде всего. На самое необходимое. Внебиржевой рынок уже «засвистел» по-другому. Там уже вы формировали этот курс. Вот и произошло. На кого сейчас обижаться?»

Александру Лукашенко также задали вопрос по поводу судьбы белорусской оппозиции: действительно ли он стремится уничтожить оппозицию в Беларуси, которую называет «пятой колонной»?

«Это блеф, это ерунда полная! Ну, скажу вам откровенно, я слишком самоуверенный и гордый человек, я себе не позволю таким образом смотреть на эту мразь. Сначала ты поднимись на этот уровень и попробуй со мною посоперничать, — сказал Президент. — Ну что вы, скажу им, издеваетесь над простыми людьми, что вы их пугаете?! Вы хотите лоб в лоб со мною сразиться? Выходите: на футбольную, на хоккейную площадку, бегать, прыгать, драться будем, стреляться будем, если на то пошло, выходите в открытую. Что вы «вякаете», за какую-то иностранную копейку начинаете потрошить общество?»

Глава государства заявил: «Я не вижу настоящей оппозиции в стране. Разве ответственный политик, который в оппозиции и хочет завтра прийти к власти, посмеет обронить где-то случайно какое-то непроверенное слово?! Да я сам был в их положении, я боялся лишнее слово сказать, где бы я не мог чего-то обосновать, тем более выступать против народа своего».

По его словам, сегодня среди оппозиции идет «мышкование» и борьба за лидерство: «Этих нет, новой волны так называемой, кто повылазил — Богданкевич, Козулин и прочие, Лебедько, которого я по просьбе Романчука выпустил из тюрьмы. А он сегодня «вякает», так же, как и Козулин этот... Это же подонки. Вы хоть спасибо скажите, что этот Президент вас оттуда, из этой камеры, выпустил. Это что, люди? Это разве оппозиция? И прочая «пятая колона».

«Время все расставит на свои места. Только время! Больше судьи у нас нет», — подчеркнул белорусский лидер.

Следующий вопрос главе государства касался ситуации в экономике. Чего ждать и к чему готовиться, поинтересовались журналисты.

«Экономика развивается хорошо. 11-типроцентный прирост ВВП, как никогда. На подъеме не хватает валюты, потому что не та цена на нашу продукцию, какая цена на энергоресурсы и комплектующие», — сказал Президент.

«Хотите уже откровенно: да, мы уж слишком разбосячились. Кредиты на жилье — ладно, святое дело. Потребительские кредиты: на автомобили, на то, на это, на холодильники, на учебу. Как в Америке когда-то, когда банки рухнули, там же раздали кредиты по ипотеке, а население не смогло вернуть, и оттуда начался кризис. Так и мы кредиты всем — берите, живите. И дошли до того, что у людей появилась определенная избыточная масса рублей. Если бы этих рублей не было, за что бы они покупали валюту? И, наверное же, покупали валюту не за последние деньги, отрывая от масла, сметаны, хлеба и так далее, — предположил глава государства. — Хватало и на хлеб, и на масло, и чуть-чуть, чтобы обезопасить себя. А это — лишний рубль появился в экономике. И это правда».

Отвечая на вопрос о том, когда сбалансируется валютный курс, Александр Лукашенко сказал: «Это дело нескольких дней. Я не буду забегать вперед. Вчера «порцию» свою правительство и Национальный банк получили, чтобы больше ко мне не бегали, а занимались экономикой. Прекрасно понимают, как это делать. Но это дело нескольких дней».

«БН» по материалам БЕЛТА

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?