Время великих нехочух

Почему футболисты хотят зарабатывать, но не могут играть

Сборная Беларуси по батуту во главе с олимпийским чемпионом Владиславом Гончаровым разбила тренировочный лагерь в Стайках. Упустить шанс пообщаться я, конечно, не мог. В уик–энд наведался. А пока наблюдал за тем, как наши спортсмены, будто птицы, взмывают под самый потолок манежа и выписывают там кренделя ультра–си, поговорил со штатным психологом команды Ириной Конон. Завели речь о мотивации. Ирина, с которой мы познакомились на Олимпиаде в Рио–де–Жанейро, быстренько прочла мне лекцию на эту тему, познакомив с тремя основными мотивационными китами: хочу, должен и надо. Вроде бы просто, как грабли, а между тем многое объясняет. Вот как это все сложилось в моей голове.

Самый мощный двигатель — хочу. Это тот самый случай, когда работа в кайф, когда без нее не можешь, когда она и есть твоя жизнь в той или иной степени. Это наслаждение, игра, а не тяжкий труд. Второй мотивационный стимул — должен. Когда пашешь ради чего–то или ради кого–то (родина, семья, идея). Тоже тот еще движок, но в одиночку к вершинам если и вытянет, то с существенными потерями. Как физическими, так и эмоциональными. И третий фактор — надо. Если он существует без двух других, то превращается в антистимул и убивает мотивацию как таковую: высасывает энергию и пьет кровь. Надо — это рабство. Когда все три пазла складываются воедино, картина становится полной. Происходит взрыв: результаты выстреливают, потенциал раскрывается. Но так бывает, увы, редко. Обычно «хочу, должен и надо» существуют либо по одиночке, либо в разных вариативных сочетаниях.

Взять, к примеру, футболистов. Это поле у нас давно поросло сорняками, все очень запущено, плохо и печально. Почему? А потому что сейчас мотивация «хочу», самая сильная из трех составляющих, у большинства из наших парней, занимающихся футболом, как правило, заканчивается лет в 16 — 18. Если не раньше. Самое грустное в этой ситуации, что «хочу» страдает от растущих амбиций другого фактора — «должен». Но не исконного, а извращенного, перевернутого с ног на голову: должен не я, а должны мне. И вот это — самое страшное! Такая постановка вопроса напрочь убивает все потуги и всю перспективу. Губит на корню, как ведерко керосина, вылитое под растущее дерево вместо воды. «Дайте мне зарплату с четырьмя нулями, и я буду играть!» Знакомо, правда? Любой директор футбольного клуба не раз слышал подобные заявления от молодых талантов. И вытравить такие настроения из неокрепших умов практически невозможно. Потому что с ними редко работают профессиональные психологи. Их место с ранних лет занимают агенты, которые щедро удобряют стяжательную почву, горстями подсыпая в нее удобрения в виде посылов скорого и неминуемого обогащения, замешанных на восхвалениях несуществующих еще талантов юных отроков. Как итог, даже если контракт подписывается, точка невозврата оказывается пройдена: на авансцену выходит «надо» и единолично занимает трон. Через пару лет птенцы вываливаются из гнезд и разбиваются, так и не став на крыло. Карьеры ломаются, потенциал не раскрывается. Такие игроки переходят из клуба в клуб, меняя их как перчатки, нигде не оставляя заметного следа. И в сборной толку от них никакого: играть за страну у них нет никакой мотивации, она была потеряна давно и навсегда. Таких примеров, увы, в нашем футболе тьма, не будем, что называется, показывать пальцем. И какого тренера в сборную или в клуб ни назначай, хоть старика Хоттабыча, результатов достичь не удастся. Пока не станем править там, где ломается, — в юности. Или искать среди кандидатов не тех, кто чуть лучше умеет бить по мячу, а парней мотивированных. Такие, конечно, еще есть, нужно только правильно расставить в их головах акценты.

Пример футболистов в нашем спорте, конечно, далеко не единичный, а выбран в качестве наглядного примера лишь потому, что он — самый яркий и, если хотите, циничный в силу полной и окончательной коммерциализации мирового футбола. Но подобных казусов, когда у спортсмена нет не то что четкого понимания мотивационных принципов, а даже смутного представления о них, увы, очень много. И это — проблема глубинная, которую нужно решать. А о том, как и чем живет нынче наш единственный олимпийский чемпион Рио–де–Жанейро Владислав Гончаров и есть ли у него проблемы с мотивацией, я расскажу вам в одном из ближайших номеров нашей газеты.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.2
Загрузка...
Новости