Минск
+8 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Обзор книг «З днём народзінаў, альбо Свята, якое ёсць у кожнага», «Анастасия Слуцкая» Ирины Масленицыной и Николая Богодяжа, «Бульвар» Алексея Антонова

Время на ладони

З днём народзiнаў, альбо Свята, якое ёсць у кожнага 
Мiнск, Мастацкая лiтаратура, 2019

Калi хочацца падшукаць лi­таратурнае аздабленне да народзiнаў дзiцяцi, у галаву прыходзiць нешта банальнае — ну там песенька Кракадзiла Гены цi «Каравай, каравай»... Але насамрэч беларускiя пiсьменнiкi стварылi дастаткова цiкавых твораў на iмянiнную тэму, i некаторыя з iх сабраны ў гэтым зборнiку, стыльна аформленым маладым мастаком Мiхаiлам Дайлiдавым. Аўтары ўсе сучасныя, але вельмi розныя. У апавяданнi Пятра Васючэнкi дзень народзiнаў ладзяць для шляхетнага ката Буркуна ягоныя гаспадары паны Кублiцкi ды Заблоцкi. Кот — гуманiст, мышэй не есць. Закахаўся ў рудую котку, ледзь не памёр, спяваючы рамансы пад мандалiну... А лепшыя лекi ад разбiтага кацiнага сэрца — свята: 

«На стале стаiць рэпны торт з рэпнымi фiсташкамi i васьмю свечкамi. Пенiцца ў келiхах рэпны шампан». 

Серж Мiнскевiч расказвае, як святкаваў дзень народзiнаў цар‑сом Самвусон Першы з возера Сялява. I трапiла ж старому таўстуну ў гэты дзень закахацца ў прыгожую дзяўчыну Яснейку, якая размаўляе на мове зорак! А вось Алежка з апавядання Наталлi Бучынскай — самы звычайны хлопчык... I, як усе дзецi, хоча мець пабольш цацак... На дзень сваiх народзiнаў раскапрызiўся так, што жаданне здзейснiлася: атрымаў у падарунак цэлы гiпермаркет! Вось толькi без таты, мамы i ўвогуле ўсiх людзей, без магчымасцi пайсцi дадому... У расповедзе Тамары Бунто казачнага няма: аўтар успамiнае сваё дзяцiнства, калi марыла мець ляльку, але бацькi не маглi купляць дарагiя цацкi. I нават iмянiнны каравай у кнiзе ёсць, але беларускi, ад Мiхася Чарняўскага:

Мы спяклi на iмянiны
Каравай для нашай Нiны.
Каравай цяжкi, багаты,
Каравай, як стог, бухматы!

Ирина Масленицына, Николай Богодяж. Анастасия Слуцкая 
Минск, «Беларуская Энцыклапедыя iмя Петруся Броўкi», 2018

Обратите внимание на серию издательства «Беларуская Энцыклапедыя iмя Петруся Броўкi» «История для школьников». Недорогие, но красочно оформленные брошюрки, в которых доступным языком рассказывается о ярких персонажах нашего прошлого. Новая книга серии — о княгине Анастасии Слуцкой, ставшей благодаря экранизации одной из самых узнаваемых героев. Белорусская амазонка, защищавшая во главе войска Слуцк... Брошюра уточняет художественный образ фактами. Авторы, известные историки, начинают с происхождения героини в девичестве Анастасии Мстиславской и ее мужа Семена Олельковича. Таким образом затрагиваются многие важные вещи: взаимоотношения Королевства Польского и Великого Княжества Литовского, противостояние конфессий... Как в любом историческом исследовании, в этом тоже есть дискуссионные вопросы. Взять хотя бы образ князя Михаила Глинского, который в истории с Анастасией Слуцкой обычно трактуется злодеем, хотя есть версия, что Слуцк осаждал не он. И это хорошо, если книга рождает желание узнать больше. 

Алексей Антонов. Бульвар
Издательство «Стеклограф», Москва, 2019

Иногда книги попадают к нам совершенно случайно. Однако в этой случайности оказывается все же система. В минском книжном магазине мне не попал бы в руки томик, изданный в Москве небольшим тиражом, — сборник стихов преподавателя Литературного института, поэта и литературоведа Алексея Антонова. А так выстроилась какая‑то литинститутовская цепочка, я ведь тоже в упомянутом институте училась… И знаю, как трудно поразить чем‑то гонористых студентов, каждый из коих если не поэт, так прозаик. Антонов преподавал так, что благодарные ученики скинулись, чтобы издать наследие учителя, в его память основали премию «Антоновка+»… Я не слышала его лекций — училась раньше. Но даже по стихам понятно, что у человека была энциклопедическая эрудиция плюс чувство юмора, что в синтезе и дает интересный текст. Например, «эпистолярная поэмка» «Бутылочная почта» — ряд пустых бутылок, в каждой из которых ироничное и грустное послание с условной «пиратской» атрибутикой.

Бутылка из‑под джина 
«Gordons. Dry» 
За кормою остались 
лужайка и пруд,
Первый класс, первый ранец и первый 
букварь,
Первый в поте лица 
заработанный фунт,
Первый красный диплом, первый 
красный фонарь,
За кормой — Айвазовского 
блеклый альбом, 
Треп потрепанных 
библиотечных томов.
Полных крепкого ветра, 
пружинистых волн,
Канонад и подобных 
диковинных слов.

А к строкам — смешные сноски с самокритикой, типа «Скверная гумилевщина».

Ощущается в этом сборнике, в неровном уровне стихотворений, нотах отчаяния и то, о чем говорят со вздохом: некая разрушительность, точнее, саморазрушительность. В этом смысле Антонов — поэт архетипический. Как писали в одном из некрологов, «из общежитской каморки изгнали. То ли по доносу, то ли за пожар, который он чуть было не устроил. Ночевал в теплотрассе, в саду. Потерял паспорт, зимой несколько дней жил с бомжами в троллейбусе... Он падал, как в стихотворении Рильке, которое сам же и цитировал». При случае познакомьтесь с этим любопытным наследием.

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
5
Загрузка...