Вплавь между севером и югом

Березинская водная система может стать не менее притягательной для туристов, чем знаменитый Августовский канал Программой социально-экономического развития Лепельского района на 2006—2010 годы предусмотрено частичное восстановление Березинской водной системы, построенной в 1797—1805 годах по специальному указу императора Павла I. И хотя это уникальное инженерное сооружение и сегодня остается главной исторической достопримечательностью Березинского биосферного заповедника, на особо охраняемой природной территории, как и настаивали экологи, работы проводиться не будут.

“Из варяг в греки”
В начале XIX века искусственно созданная водная система, связавшая бассейны рек Западная Двина и Днепр, позволила восстановить и осовременить древнейший торговый путь от Балтийского моря к Черному — “из варяг в греки”, пролегавший через Полоцкую землю. Еще за три столетия до рождества Христова Плиний писал, что в устьях Днепра (Борисфена) греческие купцы покупали янтарь, который привозился туда водным путем на лодках с берегов Балтийского моря по Западной Двине, Березине и Днепру.
— Путем с Западной Двины и Лепельских озер в Днепр наши предки активно пользовались в шестнадцатом столетии, — рассказала директор Лепельского краеведческого музея Алина Стельмах. — Согласно ревизии Полоцкого воеводства 1586 года, сделанной подскарбием дворным Великого княжества Литовского Скуминым и подкоморием дворным витебским князем Друцким-Соколинским, “путь из Лепеля до Риги очень сносный для больших судов”. Вся проблема в том, что от семи до восемнадцати миль суда приходилось тащить волоком...
“Этим путем, как нам передавали старые люди, и раньше переправляли нагруженные струги из Лепеля в Киев, ровно и из Полоцка хаживали, и через волок, сгрузив струги, перетаскивали, плата рабочим за это перетаскивание от каждого струга по мешку соли”, — писал известный историк Д.И.Довгялло в Виленском календаре на 1905 год.
Практический интерес
Есть сведения, что еще в период вхождения белорусских земель в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой были попытки составления проектов соединения рек и озер системы Березины и Уллы. На Варшавском сейме 1631 года король Сигизмунд III провел конституцию о строительстве в честь его сына Владислава “нового порта” — канала, который соединил бы верховья Березины и Вилии, притока Немана. И хотя проект не был осуществлен, тогда обратили внимание на чрезвычайно удобное соединение двух озер Плавно и Береща, расположенных на водоразделе, всего в семи верстах друг от друга.
Проекты соединения Днепра с Двиной рассматривались и в России. В конце XIII века польский помещик Чацкий писал русскому императору: “...При неизмеримых роскошных лесах, которые покрывают часть Минской губернии в бассейне верховьев Березины и Эссы, землевладельцы, однако, перетягивают свой лес сухим путем и, сплавляя по мало пригодным для этого рекам, едва только через два года имеют возможность доставить его в чистый фарватер Двины или Днепра. По этой причине тот же самый транспорт обходится чрезвычайно дорого. Например, мачтовое бревно обходится в 9 рублей, и уже одного этого достаточно, чтобы доказать необходимость Березинского канала”.
Наши предки, конечно, руководствовались исключительно практическими интересами — “для поднятия промышленности и торговли”. Действительно весною и осенью шли плоты из Березины до озера Палик, потом вытаскивались на сушу и оставлялись на месте до первой санной дороги. Товар мог дойти до Риги только на третий год своего странствования.
“Император соизволяет...”
Кроме Березинского канала на территории Беларуси в то время строились Днепровско-Бугский, Августовский и канал Огинского. Началась прокладка парижских каналов Урк, Сен-Дени, Сен-Мартен. Причем специальная комиссия придерживалась мнения, что строительство Березинского канала предпочтительнее, чем Огинского, Невежского и Королевского. Формальное утверждение проекта Павлом I последовало 23 февраля 1797 года: “Император соизволяет на соединение Двины с Днепром посредством Березины”.
Это уникальное инженерное сооружение имело большое значение для развития экономики страны. Была проделана колоссальная по тем временам работа. Строительство велось среди лесов и болот, орудиями труда служили топоры, лопаты, тачки. Причем природа таила свои сюрпризы и неожиданности. В результате вместо одного канала между озерами Плавно и Береща, как предполагалось по первоначальному проекту, была построена целая система: 14 шлюзов, 6 плотин, 6 каналов. Ее общая длина составила 159 километров.
Некоторые плотины были оснащены ледорезами. На Витебском тракте построили подъемные мосты, которые тоже были защищены ледорезами. Один из таких мостов (под Борисовом) сожгли французы в 1812 году, а построить на его месте новый и восстановить судоходство по Березине удалось лишь в 1843 году — три десятилетия по реке проходили только плоты.
Все шлюзы были однокамерными с наклонными стенками, выложенными тесаным камнем, нижняя их часть укреплялась деревянными сваями. Аккумуляция воды, сбрасывание ее излишков в многоводные годы, рыбопроходные и другие функции выполнялись плотинами на реках Сергуч, Береща, Эсса и Улла.
И “потекли” товары...
Ежегодно по Березинской водной системе возили грузы и сплавляли лес на 750 миллионов рублей серебром. Этот водный путь обеспечивал надежные торгово-экономические связи с Прибалтикой, Германией, Польшей, южными регионами России. Он имел огромное значение для развития экономики здешних земель, ему отводилось достойное место в системе водных путей Российской империи. Березинская водная система позволила доставлять высококачественный корабельный лес из Витебской губернии и севера Минской всего за один летний сезон. Вывозились также древесный уголь, деготь, смола, пушнина, хлеб, лен... Обратно следовали металлы и изделия из них, продукты питания и многое другое. Решались экономические проблемы края, возникали новые поселения вдоль всего водного пути.
В 1814 году в Лепеле была открыта школа подготовки специалистов по эксплуатации водных путей — небольшое специальное училище судоходства для детей нижних чинов. Оно просуществовало до 1826 года.
С Березинской водной системой связано и имя поэта, фольклориста, переводчика, друга Адама Мицкевича Яна Чечета. После десятилетней высылки за участие в тайном студенческом обществе Виленского университета в 1833 году Ян Чечет вернулся в эти края и работал секретарем канцелярии инженерного управления Березинской водной системы. Именно тут он подготовил свою знаменитую рукопись “Вясковыя песнi з-пад Дзвiны, з ваколiц Лепеля i самога Лепеля, размешчанага над вялiкiм возерам i выходзячай з яго ракi Улы (часам называемай Ульянкай), якая ўпадае ў Дзвiну под мястэчкам Улай”.
В ожидании ренессанса
Вся система интенсивно эксплуатировалась до второй мировой войны. В период 1918—1941 годов водный путь использовался даже для перевода флота из бассейна Днепра в бассейн Западной Двины. Но уже тогда он находился в крайнем запустении и не отвечал возрастающим нагрузкам. Все радикальные проекты переустройства Березинского канала остались неосуществленными. С конца 1950-х годов для транспортировок он не использовался и не ремонтировался.
“В свое время Березинская водная система сделала Лепель и Лепельский край важнейшим звеном на водных путях между севером и югом. Сегодня в новых условиях она снова может стать украшением Лепельщины. Конечно, ее теперь ждет судьба не важнейшей транспортной экономической магистрали, а, надеюсь, популярного туристического маршрута. Хотя и это при правильном подходе к делу может приносить доход”, — таково мнение известного белорусского историка А.Л.Киштымова. На научно-практической конференции “Лепельскiя чытаннi” еще в 2004 году он высказал предположение, что проект по реконструкции белорусской части Августовского канала станет пилотным для реабилитации других крупных искусственных водных сооружений на территории нашей страны.
Как туристический маршрут Березинскую водную систему опробовали в 1995—1996 годах. По инициативе отдела культуры Лепельского райисполкома и краеведческого музея была организована комплексная экспедиция — за два летних сезона она прошла путь от Сергучского канала до устья Уллы.
— Это было незабываемое знакомство с интереснейшим историческим памятником, — вспоминает известный на Лепельщине краевед и “валацуга” Владимир Шушкевич. — Я нисколько не сомневаюсь, что любой турист пришел бы в восторг от такого маршрута! Каналы обмелели и заилились, местами посередине русел образовались островки, зарастающие ивняком и черной ольхой. Можно довольно долго идти по такому песчаному острову посреди реки и волоком тащить за собой байдарку. Деревянные гидротехнические сооружения разрушились, о них напоминают лишь каменные откосы шлюзовых камер и плотин. Красота здешних мест, нетронутой природы просто неописуема. Озеро Береща, к примеру, в западной своей части почти не имеет воды. Тут огромные залежи сапропеля, и плыть практически невозможно. Веслами работаешь, как на тренажере, а с места не сдвинешься... Озеро Плавно полностью соответствует своему названию — от берегов отрываются участки с деревьями и пускаются в плавание. Такие плывуны забили устье Березинского канала, тут растут огромные деревья, а под ними — течение... Перевозить лодки на машине пришлось в Чашниках: тесаные валуны, укреплявшие канал, который соединял когда-то 15-километровую дугу Уллы, после войны сняли и использовали под фундамент Дома культуры... Березинская водная система сегодня — это владения бобров, выдр, уток и тысяч других удивительных обитателей Березинского заповедника.
Кстати, в Лепеле сохранилось здание бывшей конторы Березинской водной системы. Сейчас в нем располагается краеведческий музей. Скоро он переедет в другое место, а бывшая контора будет использоваться почти по назначению — здесь откроется музей, посвященный уникальному инженерному сооружению своего времени.  


 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter