Минск
+5 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Возвращение забытого Героя

Запечатленный на старом снимке молодой человек с приятным лицом в гимнастерке довоенного образца - пограничник Феодосий Кириченко.
Запечатленный на старом снимке молодой человек с приятным лицом в гимнастерке довоенного образца - пограничник Феодосий Кириченко. Те, кто знал лейтенанта близко, звали его Федором. Просто Федей звала начальника заставы молодая жена, тоже с редким именем Константина. До сих пор в ее ушах стоит душераздирающий крик "В ружье!.." - команда, которую отдал бойцам Кириченко ранним утром 22 июня 1941 года. Он поцеловал жену и маленькую дочку и приказал убегать в ближайшую деревню и дожидаться его там.

Застава была маленькая, четыре десятка молоденьких бойцов. По канонам пограничной службы они должны были полчаса удерживать рубеж до подхода армейских частей. Бойцы под командованием Кириченко отбивали атаки гитлеровцев, даже танковые, на протяжении 10 - 12 часов. Много немцев порешили, но и сами сложили головы. Увы, армия на помощь пограничникам так и не подоспела. Приграничные бои в июне 1941-го - это вообще очень трагическая и малоисследованная страничка в истории Второй мировой.

Мало кто знает, что гродненский участок государственной границы охраняли несколько тысяч пограничников! Почти все они погибли в первые дни войны, но некоторые уцелели и отошли с регулярными частями в тыл. Так благодаря оставшимся в живых бойцам заставы Усова и их воспоминаниям, а также свидетельствам членов семей командиров удалось восстановить и увековечить подвиг этой заставы. Она давным-давно и по праву носит имя Героя Советского Союза Виктора Усова.

В среде пограничников из поколения в поколение передается легенда о незаслуженно забытом подвиге другой заставы - которой командовал Кириченко. И правда, это имя нигде никогда не упоминалось, я услышала его совсем недавно, года 3 - 4 назад. Тогда и узнала, что признать подвиг бойцов мешает отсутствие живых свидетелей и то, что даже захоронение Кириченко никто не видел. Более того - бесследно исчезла жена командира и после войны нигде не объявлялась. Слухи и предположения ходили самые разные...

Отчего запала мне в душу эта история?.. Думаю, потому, что я инстинктивно почувствовала сложное переплетение любви и военного ужаса, преданности и измены, подвига и равнодушия... Три года я искала следы пропавшей жены пограничника и какие-либо свидетельства о нем самом. Бумаг, интервью, воспоминаний набралось - на диссертацию или книгу. Но раз за разом я упиралась в тупик. Сколько раз говорила себе: хватит! Таких судеб - тысячи по стране, сколько безымянных могил, пропавших без вести, которых никто не найдет никогда!.. Даже командиры-пограничники в Гродненском погранотряде отрешенно махали рукой: "Да будь родственники живы, разве не объявились бы?!" Убедительно, но... Опять, ступая по той же земле, даже ковыряясь в своих дачных грядках, которые разбиты на местах бывших боев, я возвращалась к назойливой мысли: а вдруг эти женщины где-то рядом? К тому времени я уже выяснила, что у лейтенанта Кириченко перед самой войной родилась дочь. Знала их имена, возраст, девичью фамилию жены. Если нет мамы, то девочка, возможно, жива...

Полтора года назад мне несказанно повезло. В Минском адресном бюро разыскали женщину с почти совпадающими данными. Потом было еще много поисковых приключений, но в конце концов мы встретились в Минске с женой Кириченко - 80-летней Константиной Станиславовной Яновской. Она показала сохранившиеся в годы войны фотографии, заметки о муже, которые бережно вырезала из газет. И, как могла, рассказала о своей жизни после 22 июня. Их дочь Люда умерла в первый военный год. Кириченко за ними в деревню так и не пришел. Мертвого она его не видела.

Житель деревни Доргунь, расположенной возле заставы, рассказал мне, как уже после войны пацаном участвовал в перезахоронении праха Кириченко. Поведали мне и историю его гибели, показали место первого погребения.

Гродненский погранотряд обратился к правительству с ходатайством об увековечении имени героя-пограничника. И вот накануне Дня пограничника Президент подписал указ о присвоении имени Феодосия Кириченко заставе, которой тот командовал и которая до сих пор стоит на страже наших рубежей.

Торжественное открытие именной заставы намечено на 22 июня...

Любопытное послесловие. Выйдя замуж после войны за фронтовика-артиллериста, Константина Станиславовна вырастила вместе с ним двоих сыновей. Старший, Владимир, стал пограничником, заместителем командующего морскими силами погранвойск России, дослужился до звания контр-адмирала. В погранвойсках служит и внук Андрей, он капитан второго ранга.

Что-то, значит, заложила она в их души, жена командира погибшей заставы?..
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...