«Икона раздора»: образ, написанный больше века назад, послужил причиной конфликта между прихожанами и духовенством

Возвращение скоропослушницы

История, которую сегодня обсуждают в православных кругах Беларуси, могла бы стать сценарием фильма. Его действие начиналось бы более века назад в Греции и приводило бы в наше время — в деревню Дубровка Добрушского района.


Афон — Дубровка 

Икона Божией Матери «Скоропослушница» была написана в 1901 году в Свято-Пантелеимоновском монастыре, который по сей день находится на Святой горе Афон. Это обстоятельство придает святому образу особую ценность и порождает первый из множества вопросов. Как на заре ХХ века дорогая икона из Греции попала в деревеньку под Добрушем? Сегодня ее жители передают рассказы старожилов. Согласно им, первой владелицей была их землячка — некая Ольга, ушедшая в монастырь. Считается, что это она на свои сбережения купила для родной деревни реликвию, которая проделала долгий путь. Сперва по морю — в Одессу, затем по Днепру — в Чернигов, а уже оттуда крестным ходом — в Дубровку. 

Святой образ передали в построенный в 1905 году храм, которому предстояло пережить непростые времена. Приход то закрывали, то открывали. Так он просуществовал до 1950 года. Затем по решению местных властей тогдашнее здание церкви передали под школу.

Отметим ключевой момент. Оба раза, когда закрывался храм, жители деревни разбирали иконы и утварь по дворам — на сохранение. Так «Скоропослушница» оказалась в семье Анны Даниловны Дробышевой, которой сейчас 87 лет. Долгие годы икона хранилась у нее, в то время как своего храма в Дубровке не было полвека.

Строить его начали всем миром в конце 1990-х. Приходу выделили здание бывшей школы с примыкающим спортзалом. Непосредственно в нем сейчас и находится храм. Сюда же Анна Даниловна принесла «Скоропослушницу», которую к тому времени вся деревня считала своей святыней.


Похищение Богородицы

Период новейшей истории в судьбе иконы ознаменовался криминальным инцидентом, который затем привел к конфликту. И то и другое случилось неожиданно. 

Прошлой осенью храм дважды обворовали. Ночью 3 сентября злоумышленник, взломав навесной замок, проник внутрь и украл золотые кольца, лежавшие в киоте иконы. Эти украшения образу жертвовали верующие. А через три недели ночной вор наведался вновь. И в этот раз вынес иконы — «Скоропослушницу» и Святителя Николая Чудотворца. После чего решил уехать на такси, не придумав ничего лучше, как вызвать машину к кладбищу. Получив очень странный заказ, водитель приехал вместе с милицией… 

Задержанным оказался 29-летний Дмитрий Л. из Могилева. Впоследствии выяснилось, что серию аналогичных краж он совершил в Брестской и Гомельской областях. Сперва изучал интерьеры храмов по снимкам в сети. Затем приезжал под видом паломника, фотографировал иконы и предлагал их коллекционерам. Найдя покупателя, договаривался о цене и совершал кражу.


Вопрос о собственности

В марте начался суд, во время которого возник спор о принадлежности «Скоропослушницы». Изначально потерпевшей, как хозяйка иконы, была признана Анна Дробышева. 

— Узнав об этом в суде, мы были в шоке, — говорит юрисконсульт Гомельской епархии Леся Чирва. — Почему на основании заявления Анны Даниловны ее признали потерпевшей? Почему не были истребованы документы о принадлежности икон у настоятеля храма? Естественно, мы заявили ходатайство и предоставили суду доказательства. 

Свою позицию руководство епархии объяснило, созвав пресс-конференцию. Основной постулат — икона не могла принадлежать семье Дробышевой, поскольку никогда не была частной собственностью. Священнослужители ссылаются на различные документы, принятые Синодом Белорусского экзархата Московского Патриархата. Ими определено, что все имущество, принадлежавшее церкви до 1945 года, является ее собственностью и ныне. Причем даже не отдельных общин, а непосредственно БПЦ. То же касается иконы.

Есть также постановление, предписывающее изымать ценности из приходов, в которых не обеспечен должный уровень пожарной безо­пасности. Наличие такой проблемы в епархии не отрицают. И даже привели печальный пример — сгоревший храм в деревне Староселье того же Добрушского района. Огонь уничтожил более 40 икон конца XVIII — начала XIX века.



— Если икона Божией Матери «Скоропослушница» будет принадлежать физическому лицу, мы можем утратить ее навсегда, — уверен архиепископ Гомельский и Жлобинский Стефан. — Ведь частный хозяин волен распоряжаться ею как захочет. Мы же считаем, что икона как историческое достояние, культурное наследие и святыня должна остаться в церкви. При этом она сможет находиться в храме Дубровки, если там обеспечат надлежащие меры безопасности: наличие охранной и пожарной сигнализации с выводом на пульт, исправные камеры видео­наблюдения. Также должен быть обеспечен доступ людей, желающих поклониться иконе. 

Недавно суд вынес приговор. Обвиняемый лишен свободы на три года. Тем же решением определено передать икону Белорусской православной церкви. 

На сигнализацию собирают деньги

Для жителей Дубровки случившееся — больная тема. Многие здесь верят в чудодействие «Скоропослушницы». Рассказывают, что она не раз мироточила и исцеляла от тяжелых недугов. А во время вой­ны уберегла деревню от уничтожения оккупантами.



Анна Даниловна Дробышева рассказывает, что икону ее мать Евдокия Тихоновна то ли выпросила, то ли выкупила у кладовщика зерносклада. В то время он находился в здании закрытой церкви. Иконой же были заставлены щели между досок — чтоб не просыпалось зерно. С того момента домой к Дробышевым не зарастала тропа — сельчане шли молиться «Скоропослушнице». 

— Да если бы я хотела, давно могла продать ее, — Анна Даниловна вытирает слезы. — И мысли такой не допускаю! Она для нас написана и нашей деревне подарена. И находиться она здесь должна. Неважно, сколько стоит. Для нас ей цены нет. 

Эту тему в деревне горячо обсуждают многие. В их числе — Раиса Сивакова, которая активно участвовала в возрождении храма, позже была церковной старостой:

— Все, что могли, своими руками делали. Я, пока завклубом была, зарплату всю тратила, свиней растила, продавала, люди жертвовали. В бывшей школе, которую нам передали, был второй этаж. Разобрали его, старые плиты продали и деньги снова на стройку потратили. А теперь вот такое происходит… 

Местные жительницы Раиса Сивакова (слева) и Анна Дробышева (справа) говорят, что икона Богородицы для сельчан бесценна и должна находиться в деревенском храме.

Пенсионерки рассказывают, что во время строительства храма «Скоропослушницу» надолго увезли в Свято-Покровский храм в деревне Корма. Его настоятелем, к слову, тогда был нынешний архиепископ. Утверждают, что вернуть икону в Дубровку удалось лишь после многочисленных жалоб. (Сам владыка Стефан объяснял этот случай заботой о сохранности святыни — в недостроенном храме ей было не место.)

Вместе с женщинами осматриваем церковь. У входа горит светодиод сигнализации, установленной после случившихся краж. Помимо охранной, должна быть еще и пожарная сигнализация. На нее пока собирают деньги. 

С решением суда собеседники не согласны и говорят о намерении его обжаловать.


Помиритесь те, кто в ссоре

Во всей этой ситуации полно взаимных упреков. В общем, совсем не по-христиански. Особенно если учесть, кто оказался по разные стороны баррикад, которые нужно разбирать, а не наращивать, бросая новые камни в чужой огород. Ведь, помирившись и объединив силы, можно достичь многого. Например, обеспечить требуемый уровень безопасности храма. Чтобы, будучи собственностью БПЦ, дорогая жителям Дубровки реликвия могла оставаться здесь, как и последние сто лет. Если «Скоропослушница», вокруг которой ломаются копья, и впрямь умеет мироточить, похоже, сейчас для этого самое время. 

prolesk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ