Возвращение по любви

В агрокомплексе Хойникского района, пострадавшего от аварии на ЧАЭС, погоду сегодня делают руководители, родившиеся после 26 апреля 1986 года

ВСЕ в жизни бывает. Бури и штормы, наводнения и засухи. Случаются и страшные трагедии. Громыхнул, уже 32 года назад, Чернобыль, который посыпал Беларусь радиоактивным пеплом. Только, что бы ни случалось, надо жить дальше, сеять хлеб и растить детей. Для того чтобы это можно было делать, сначала в реабилитацию, а потом и в возрождение пострадавших территорий государство вложило миллиарды долларов, которые трансформировались в новые школы, детские садики, дороги, газопроводы, реабилитационные центры, плодородные поля, благоустроенные агрогородки и преображенные райцентры.

Наш корреспондент днями побывал в Хойникском районе, где познакомился с молодыми перспективными агроменеджерами, руководителями хозяйств. Они вернулись на эту землю по любви. Вернулись к ней, к увлекательному хлеборобскому ремеслу, которым испокон веков занимались их предки.

Ольга КИСЛИЦКАЯ.

ОЛЬГА Кислицкая — исключение, и очень симпатичное, из правил. Оно не в том, что девушка, родившаяся через год после аварии, в прошлом году стала директором предприятия. Нет, такой стремительный карьерный взлет в последнее время, скорее, само правило, а не исключение из него – молодым, которые умеют и хотят работать, везде у нас дорога. Просто Ольга своим примером разрушила повсеместно бытующее мнение, что дети асфальта очень плохо приживаются на земле и при малейшей трудности немедля сбегают в лоно, как им кажется, цивилизации. Вот и незадолго до встречи с Ольгой Жанна Божок мне рассказывала о молодом специалисте-горожанине, закончившем сельхозвуз и приехавшем по распределению в район, и о постигшей его мировоззренческой трагедии, когда он узнал, что сельское хозяйство — это тяжелая работа 24 часа в сутки и 365 дней в году. Впрочем, не будем забегать вперед.

ЖАННА Божок, первый заместитель председателя Хойникского райисполкома, начальник управления сельского хозяйства, знакомит меня с положением дел. Поводов для беспокойства нет – посевная в разгаре и идет без сбоев, техника отремонтирована вовремя, топлива хватает, удобрений, особенно фосфора и калия, — под полную потребность. Видя мое по этому поводу нешуточное удивление, поясняет: район получает удобрения по программе преодоления последствий Чернобыля. Эти последствия, если коротко, таковы. Из оборота выведено 37 тысяч гектаров сельхозземель, загрязненных радионуклидами, на оставшихся 40 тысячах можно выращивать зерновые, но никак не овощи и фрукты. Госзаказа нет – все зерно перерабатывается на комбикорм и скармливается скоту. Продукция животноводства, молоко и мясо, чистая. Лучшее тому подтверждение то, что представители Россельхознадзора, известные своей особой «любовью» к белорусскому продовольствию, с особым тщанием контролировали качество сырья, поступающее на здешнюю «Милковиту», но придраться ни к чему не могли.

То есть агрокомплекс района пусть и функционирует в усеченном варианте, но должен демонстрировать эффективность, обеспечивать занятость и заработную плату 1300 работающим. Средняя по отрасли пока невысока — 460 рублей. То, что в производстве надо прибавлять, даже не обсуждается. Да, проблем, больших и малых, непредвиденных ситуаций, весьма характерных для аграрного производства, хватает. Тем не менее все шесть хозяйств прошлый год закончили с прибылью. Основа для дальнейшего роста заложена. В животноводстве это шесть доильно-молочных блоков и четыре комплекса, на которых содержится практически все поголовье и производство поставлено на промышленную основу. Еще четыре года назад получили 37,5 центнера зерна с гектара. Да, засухи последних лет коррективы внесли, но если естественное плодородие пашни оценивается в 33,7 балла, если почва получает полную заправку, а семенами массовых репродукций здесь давно уже не сеют, то можно рассчитывать и на более высокие урожаи.

Такой вот Жанна Евгеньевна выдала мне деловой расклад. При чем здесь Ольга Кислицкая и кто она такая вообще? Одна из шести руководителей сельхозпредприятий, которой и двигать аграрное производство вперед. И при этом она — дитя асфальта.

МЕЖДУ прочим, элемент случайности имел место быть. Ольга, уроженка города, на агрофак сельхозакадемии поступила, как сама признается, потому что как-то так получилось. Да и став специалистом по защите растений и карантину, вполне могла устроиться, к примеру, на таможню. Но приехала по распределению в тогдашний агрокомбинат «Вить» агрономом, а через полтора года стала уже главным. Потом… Почему начавшийся подъем по карьерной лестнице прервался резким зигзагом, когда девушка уехала в Россию, снова вернулась в Хойники, работала вместе с родителями в ЖКХ, заместителем и исполняющим обязанности начальника сельхозуправления, снова уехала, чтобы руководить сельхозпредприятием в другом районе, и вернулась обратно, стала директором ОАО «Хойникский агросервис», я не спрашивал – девушки, они существа загадочные, имеют право на свои маленькие и большие тайны, нелогичные поступки. Единственное спросил: когда почувствовала, если почувствовала, что сельское хозяйство, аграрное производство, это – ее?

Ольга Кислицкая на мгновение задумалась:

— Когда стала директором аналогичного предприятия в Ветковском районе. Поняла, что мне это нравится – быть самостоятельной, отвечать за свои решения и поступки. Здесь же пришло и осознание того, что я все это, в самом деле, люблю. Без такого чувства, уж поверьте, здесь делать нечего.

Слово «агросервис» в названии предприятия — это наследие прошлых времен когда здесь и в самом деле обслуживали и ремонтировали сельхозтехнику. Реальность сегодняшних дней – более шести тысяч гектаров пашни и 2300 голов скота, которые должны давать продукцию, деньги, зарплату людям.

За что в первую очередь болит голова у руководителя? Ольга, на удивление, не жалуется. Все идет в штатном режиме. Посевная, а она как раз в самом разгаре, это компетенция и зона ответственности главного агронома Дмитрия Фещенко, совсем еще молодого парня и местного уроженца. Животноводство, особенно молочное, парафия зоотехника Николая Камеша, тоже здешнего, имеющего диплом сельхозакадемии и уже немалый опыт. Что тогда, спрашиваю, делает директор? Координирует работу специалистов, думает о стратегии развития и отвечает за все. За что конкретно?

— Идет посевная. Но, скажите, есть смысл сеять 800 гектаров, чтобы получить с каждого, как это было в прошлом году, по 19 центнеров зерна? Моя задача — обеспечить материальную и технологическую базу для получения 35 центнеров! Кого-то, наверное, устроило бы, что мы в тройке лидеров, имеем прибыль, платим и зарплату, и проценты по кредитам, что в производстве молока прибавили к прошлому году пять процентов, продаем его на 150 тысяч рублей в месяц. А меня – нет! Выручка должна быть большей. Теперешние надои — это не уровень нашего комплекса. Как и количество получаемой «экстры», которой тоже маловато. И это уже не забота операторов машинного доения, они у нас люди ответственные, чуть ли не по конкурсу рабочие места занимают, а моя. Рационы, селекция, воспроизводство, сохранность поголовья, лечение животных – здесь истоки молочных рек и больших денег.

Чуть позже, когда Ольга Кислицкая отлучилась позвонить, спросил у Камеша: директор во всем такая дотошная?

— Вникает во все, и во всем старается разобраться. Если что не понимает, не стесняется спросить. Хоть у специалиста, хоть у механизатора, — Николай, видно по всему, такой подход считает нормальным и полностью одобряет.

Механизатор ОАО «Хойникский агросервис» Юрий КАЛЫХАН на севе кукурузы.
Фото Натальи ЧЕКАН
А как такую напористость и неуемность оценивают, к примеру, механизаторы, которые не шибко владеют литературным языком, и благоухать иной раз с утра могут отнюдь не парфюмом? Это уже я спрашиваю у Ольги Владимировны и, похоже, зря. Что-то неуловимое и мимолетное промелькнуло в ее глазах, и я явственно понимаю: передо мной не хрупкая девушка, а умный и жесткий руководитель, который знает, чего хочет, и как этого добиться.

РАЗГОВОР со следующим собеседником прервался, не успев начаться. По обрывкам телефонного разговора понял, что обсуждается проблема, увы, не из разряда редких – запил механизатор.

—Человек, кстати, за счет хозяйства недавно закодированный, срывается, не выходит на работу и уволен за прогул. Он пришел ко мне с повинной головой? Нет, подымает на ноги управление соцзащиты – я, мол, оставил без куска хлеба многодетную семью, — проясняет ситуацию Виталий Локтев.

Вот такой, понимаете, аспект аграрного бизнеса, который никак не может быть социальным проектом, но и не учитывать такие реалии Виталий Локтев, директор КСУП «Оревичи», не может.

Название хозяйства – в память о прошлом. Как таковой деревни Оревичи больше нет. Деревни Бабчин, в которой Виталий за два года до ЧАЭС родился, тоже. Локтевы переселились в деревню Дворец Речицкого района. Но вот почему-то после Гомельского университета Виталий вернулся именно на Хойникщину главным инженером одного из хозяйств. И совсем скоро, в 2012 году, уже исполнял обязанности директора «Оревичей».

Виталий ЛОКТЕВ.
А потом… уволился. Уехал с семьей в Речицу, устроился начальником цеха на деревообрабатывающий комбинат. Город, инфраструктура, нормированный рабочий день, суббота-воскресенье выходные – этого для нормальной жизни разве мало? Оказывается, мало: Виталий Локтев второй раз вошел в одну и ту же реку. В смысле, вновь вернулся в «Оревичи» директором. Почему?

— Два года я в городе промучился и понял окончательно: не мое это, не так здесь все. Я люблю деревню, на каком-то генном уровне понимаю сельское хозяйство, не могу без этого темпа жизни, порой изматывающего ритма. Теперь мы, а у нас с супругой Евгенией двое сыновей, живем в Хойниках, — излагает жизненное кредо Локтев.

Что сейчас волнует молодого директора? Оказывается, как и Ольгу Кислицкую, отнюдь не дела текущие. Пьяный механизатор, говорит, досадное исключение, трудовой коллектив, а это двести человек, абсолютно здоровый, люди хотят работать и зарабатывать. Главная задача – произвести то, что даст хорошие деньги, вкладывать их в развитие, новые технологии, зарплату людей. Она хоть по здешним меркам неплоха, но до контрольной тысячи рублей еще недотягивает. Есть ли здесь, учитывая постчернобыльские реалии, поле для маневра?

— Есть. В 2012 году я продал маслосемян рапса на три миллиарда старых рублей. Этой культурой стоит заниматься. Главное – вовремя посеять и обработать. Сейчас у нас 500 гектаров озимого рапса. Посевы хорошие, уже подкормлены. Рано загадывать, какой будет конечный итог, но пока виды очень хорошие, — радуется Локтев.

Он понимает: деньги за рапс – хоть и не столь отдаленное, но будущее. А без малого одиннадцать тонн молока, что ежедневно уходят на «Милковиту», — доходы живые, регулярные, благо переработчик с расчетами не затягивает. Директор недоволен: мало молока. Почему, если содержание стойловое, силос и концентраты есть? Не хватает, оказывается, грубых кормов, сена и сенажа.

Вот они, прелести силосно-концентратного кормления, о чрезмерном увлечении которым говорили недавно на совещании у Президента, в преломлении на реальную экономику.

Еще одна незакрытая позиция – отсутствие главных зоотехника и ветврача. Без них трудно управлять стадом, обеспечивать качество продукции – «экстры» получается только половина. Правда, говорит Локтев, хорошие подвижки есть, два года активной работы по воспроизводству стада дают возможность планировать получение приплода, растелы, а значит, избежать резких спадов в производстве. Что потом?

— Задача-минимум выйти по надоям на уровень КСУП «Велетин», они у нас сегодня лидеры. Максимум – вернуть «Оревичам», а они когда-то были на слуху не только в области, былую славу, — отвечает Локтев.

— То есть вы здесь надолго?

— Здесь или нет, загадывать не буду. Но из села не уйду. Из него уйти невозможно.

ЕЩЕ раз убеждаюсь: мир тесен. Это к тому, что в жарком августе 1986 года материалы первых чернобыльских репортажей для «Сельской газеты» я собирал в деревнях Брагинского района – Храковичи, Маложин, Соболи, Чемерисы… И, конечно же, знать не знал, что как раз в эти дни жительница Чемерис Мария Адамовна Кравченко родила сыну Сашу.

 И уж никак не мог думать, что героем моего сегодняшнего материала для «Сельской газеты» станет тот самый Саша.

Вернее, Александр Кравченко, исполняющий обязанности директора КСУП «Велетин». «Молочный» король, успехам которого по-хорошему завидуют и стремятся повторить Ольга Кислицкая и Виталий Локтев. А чему, собственно, завидуют, первым делом пытаюсь выяснить у Кравченко.

Александр КРАВЧЕНКО.
— Ну какая зависть, все мы работаем вместе, в одном котле варимся. Директором «Велетина» до меня был Анатолий Владимирович Бондаренко, который отсюда ушел на должность председателя райисполкома. Его наследство – слаженная команда специалистов, четко поставленная и отшлифованная система работы с дойным стадом: планирование растелов, селекция. А это значит, никакой цикличности в отелах и, к примеру, почти килограммовые привесы телочек, выращиваемых для воспроизводства стада. Вот поэтому и доим сегодня по 15 килограммов молока от коровы, а за прошлый год получили от каждой по 6900 килограммов. Молоко дает нам 420 тысяч рублей ежемесячно. В том числе и поэтому средняя зарплата по хозяйству 600 рублей, лучшие работники, а это могут быть и животноводы, и механизаторы, зарабатывают до 1200 рублей.

Звучит впечатляюще. Но кроме чисто технологических, производственных моментов, которых, мне кажется, уже многовато в этих заметках, для меня куда интересней две вещи.

Во-первых, мотивация. Выходит, любовь к земле, малой родине, абсолютно материальная категория? И ей может «заразиться» и горожанка Кислицкая, и полугорожанин Локтев, и потомственный крестьянин Кравченко. Правда, она какая-то избирательная, не всех поражает. У бывших колхозного тракториста Петра Кравченко и заведующей фермой Марии Кравченко пятеро детей, среди них и директор школы, и слесарь, и госслужащая, и медсестра, а на земле остался работать один – Александр? Вопрос, как вы понимаете, без ответа.

Второй момент — быстрый карьерный рост. Смотрите, все ступени профессионального роста, от самой первой и до директорского кресла, они прошли максимум за десять лет. Это, учитывая, что за спиной не бумагопроизводящая контора, а реальное производство, судьбы сотен людей, и даже некий кадровый дефицит в районе и нынешнее стремительное время, немного. И потом, не всегда из хорошего специалиста получается хороший руководитель. У этих ребят получилось, на нынешний свой уровень они вышли на пике формы. И хорошо, что нашлось кому поставить их на крыло, к пику подвести и в нужный момент отправить в самостоятельный полет.

Чья в этом заслуга? Несомненно, Анатолия Бондаренко, который в тридцать стал председателем райисполкома, а сейчас и по долгу службы, и как сверстник наблюдает за работой молодежи. Жанны Божок, которая и чисто по-матерински утешить может, и, если надо, отчитать не по-детски.

Что в жизни Ольги Кислицкой, Виталия Локтева, Александра Кравченко будет дальше, какие профессиональные высоты они возьмут, покажет время. Сегодня мне лично ясно одно – землю, которую их отцы не покинули в лихую годину, они тоже не оставят, постараются сделать жизнь на ней лучше и краше. Это, даже после непродолжительного с ними знакомства, совершенно понятно.

mihailkuchko@mail.ru

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...