Народная газета

Возвращение легенды

О строителях мавзолея и реликтовом парке

Есть в Беларуси деревни с уникальным багажом памяти, который при умелом маркетинге легко повернуть лицом к туристической индустрии. Придумывать ничего не надо. Всё на поверхности. Какой факт истории ни возьми — сходу притягивает магнитом интереса. Всё, что нужно, — грамотное обрамление. Корреспондент “НГ” побывала в деревне Грабовка Гомельского района.

Внучка одного из прославленных каменщиков Валентина Галко до сих пор пользуется дедовской печью.

Сегодня можно лишь догадываться, какие плюсы увидели в здешних окрестностях приезжие старообрядцы, основавшие на грабовской земле в XVII веке одну из первых своих слобод. Однако именно с их легкой руки поселение стало набирать силу. 

Староверы славились мастеровым умением. Видимо, отсюда целые династии искусных плотников, гончаров, бондарей, печников, каменщиков. Последние и попали в большую историю. Директор Грабовского детского сада — средней школы Татьяна Матюшенко, где создан музей местных исторических хроник, рассказывает:

— Грабовская артель в Москве возводила многоэтажки на улице Горького, потом гостиницу Моссовета, планетарий, реставрировала кремлевские стены и башни, Троицкий мост. Каменщики старались на совесть. Поэтому их и заметили, когда начались работы по строительству каменного мавзолея вместо деревянного. 

К тому времени как грабовские мастера пришли на объект, площадка под мавзолей была уже залита бетоном. За дело взялись споро. Цемент для раствора использовался самого высокого качества. А кирпич вовсе удивил. Каждый был пропитан воском, завернут в бумагу. На всех — боковые прорези. Когда завершили строительство, а мавзолей возвели в ноябре 1930 года, грабовским каменщикам дали премии, обувь, каждому по новому костюму. Тимофей Фоменков по приезде рассказывал: “Поехал в Москву в лаптях, а вернулся в сапогах”.

Память о мастеровых династиях сохранилась не только в школьном музее, но и в камне. Еще целы в деревне несколько домов той кладки, церковь и печи. Внучка одного из прославленных каменщиков Валентина Галко охотно показывает дедовский раритет, который служит семье до сих пор: 

— Этой печи, сложенной дедом, нет цены. И готовим в ней, и спим на лежанке, когда хворь прихватит. Сейчас такие “грубкі” делать не умеют.

Мастеровой набор строителя хранится в музее Гомельского дворцово-паркового ансамбля.
В советские годы история польского фамильного рода Фащей, к которому принадлежала Грабовка со второй половины XVIII до начала XX века, по определению не могла быть предметом исследований. Однако в наше время иной расклад. Подняли архивы. Тогда и прорисовались линии прошлого: при Фащах деревня процветала. Здесь было свое народное училище, школа, винокуренный завод, маслобойня, водяная мельница и две ветряных. К слову, усадебный дом владельцев в деревне активно использовали долгое время. Пока не случился пожар в 1980-х, который полностью уничтожил здание. Любопытно, что некоторые снимки, появившиеся в школьной экспозиции памяти Фащей, имеют необычную историю, которую поведали педагоги:

— Когда мы активно стали собирать материалы, к нам пришла женщина и принесла две фотокарточки. Очевидно, что они были связаны с владельцами имения. Она рассказала, что купила в деревне дом и, разбирая чердак, нашла эти фото. 

Силами школы, которая привлекла волонтеров, привели в порядок фамильную усыпальницу Фащей, расположенную вдоль одной из улиц напротив церкви. Самые же стойкие свидетельства того времени — рукотворное озеро и старинный парк — нынче почитаются как истинное достояние. Учитель биологии и географии Елена Боровикова, можно сказать, “живет” с детьми в этих аллеях: 

— Центральной частью парка, заложенного владельцами усадьбы, был яблоневый сад. От него, увы, мало что осталось. А вот липы, дубы, клены, вязы здравствуют по сей день. Здесь проводим уроки, здесь занимаемся сбором трав для нашего музея ароматов, который недавно открыли в школе.

О грабовском привидении местные повествуют буднично. Все началось, когда в конце 1990-х в старинном парке построили новое здание школы. С того времени ночные сторожа стали делиться впечатлениями о встрече с потусторонним. Одну из первых сельчане описывают так:

— Однажды ночью сторож услышал удар и звон разбитого стекла. Подумал, молодежь балуется. Обошел все. Цело. А когда возвращался, то увидел, что большое зеркало, обычно висевшее в фойе на колонне, на этот раз стояло на полу. При этом само стекло было совершенно целым. После рассказанного зеркало из фойе убрали.


Дальше — больше. Появился портрет того, кто шумит по ночам: светловолосая женщина в темных одеждах, возникающая в коридорах и кабинетах. Явление тотчас подкрепили местной легендой — про панну Ядвисю Фащ:

— Молодая женщина слегка прихрамывала, пережила несчастливую любовь и умерла незамужней. Известен факт, что, влюбившись, панна Ядвися согласилась тайком обвенчаться с возлюбленным, но родные сделать этого не дали. Так она и ушла из жизни, не узнав семейного счастья. Поэтому дух до сих пор бродит ночами по коридорам и окрестностям школы, которая была построена недалеко от места, где находилась усадьба. 

К привидению даже школьники относятся с пониманием. При вопросах в тему никто не переходит на полушепот и не озирается опасливо по сторонам. Ну есть. Так ведь свое, родное. В общем, привыкли. А вот гостям Грабовки — в диковинку. К удовольствию местных, слушают эти истории с неприкрытым интересом.

dralukk73@mail.ru

Фото автора.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
ГОРЯЧАЯ ТЕМА:
Загрузка...