Возмущение ущерба

Знаете, сколько у нас коров? 1 миллион 200 тысяч. Возможно, и не так много, как хотелось бы, но стадо по нынешним временам внушительное. Один кризис сменяет другой, а стадо пасется себе как ни в чем не бывало. Более того, ежегодно, как положено, выбраковывается и пополняется, создается стратегический запас. Не только молока, мяса, но и кожи...

Знаете, сколько у нас коров? 1 миллион 200 тысяч. Возможно, и не так много, как хотелось бы, но стадо по нынешним временам внушительное. Один кризис сменяет другой, а стадо пасется себе как ни в чем не бывало. Более того, ежегодно, как положено, выбраковывается и пополняется, создается стратегический запас. Не только молока, мяса, но и кожи.


Если грубо прикинуть, то почти 10 миллионов пар сапог, ботинок и туфель можно спокойно нашить за год. Обувщики производят 11,5 миллиона пар. Выходит, теоретически дефицит не более 10 процентов. Такие крохи не проблематично завезти откуда–нибудь из Италии или с родины самых породистых молодых бычков — Бразилии. Для ассортимента и не в ущерб торговому балансу. Однако что на деле? Для примера возьмем «Белвест». Уважаемая компания, обуви шьет и продает много. А где покупает кожу? 11,5 процента — в Италии, 40 процентов — у россиян, 30 процентов — в Украине и только 17 — на родине. Причем половина этих кож негожие: с изъянами да пороками. У импортных доля рекламаций — не более 5 процентов. Что происходит? Ответ на этот вопрос на днях коллегиально искали специалисты Комитета госконтроля. Причем дотошно и пристально. Председатель КГК Зенон Ломать накануне коллегии лично побывал у минских, могилевских обувщиков и на кожевенных заводах. Так что разговор получился острый и обстоятельный.


Деньги любят счет


...Минское производственное кожевенное объединение — предприятие уникальное. Построено при СССР, в 1988 году, 15 тысяч квадратных метров на 15 тысяч работающих. Сейчас на 578 человек миллиарды рублей убытков. Завод–гигант загружен едва ли наполовину. Хотя теоретически в огромных цехах можно переработать не только все белорусское сырье, но еще и завозить из–за границы. Однако сырья нет.


— Максимум, что мы можем предложить мясокомбинатам за килограмм сырой кожи, — 1 доллар 40 центов. На бирже коммерсанты дают 2 доллара 10 центов. — Андриан Клявзуник вступил в должность генерального директора объединения в феврале. — По нашим сведениям, товар активно скупают посредники и затем перепродают в страны Юго–Восточной Азии. Откуда затем он возвращается к нам... Обувью.


Конкурировать с заграничными наши заводы не в состоянии. И не только потому, что денег нет. Уже принято решение Правительства о выделении 9,5 миллиарда рублей кожзаводам на закупку сырья. Ахиллесова пята — производство (износ оборудования 92 процента). Затратное, физически и морально устаревшее. Половину объема выпуска Минского кожевенного объединения составляют полуфабрикаты — вет–блю и краст. В такой телеге прошлого далеко не уедешь...


Между тем спрос на готовую кожу растет. Нужно сырье не только обувщикам, но и галантерейщикам. Мебельные фабрики готовы брать около миллиона квадратных метров в год. Автомобильные концерны по всему миру ищут кожу для салонов автомобилей и не шибко придираются к качеству. Однако «Мебельный» проект в Гатово, например, реализуется с 2004 года. Какие–то машины закуплены, получены экспериментальные партии продукции. Но полного шлейфа оборудования нет. И что печально: ситуация в большей или меньшей степени типичная для всех 6 наших кожзаводов. Они нуждаются в немедленной модернизации, а 7,9 миллиарда рублей, выделенных на техперевооружение государством под льготные проценты, не востребованы.


— Почему медлите? — прямо спросил Зенон Ломать на совещании директоров заводов.


Андриан Клявзуник оправдывался: деньги под «оборотку», подав заявку в концерн «Беллегпром» в апреле, получил только в августе. «С инвестиционными проектами на закупку оборудования процедура согласования еще сложнее», — констатировал гендиректор.


— У нас должна быть единая политика, направленная на минимизацию импорта! — поднимал градус разговора Зенон Ломать. — Сколько еще заводы будут в убытках ждать помощи от государства, а министерства — заключать для них договоры на поставку кожи, распределять, устанавливать цены? Каждый должен считать свою экономику, рассчитывать на свои силы.


В стиле ретро


Чтобы решить проблему, кожевенники предлагают выход: ввести таможенные пошлины. Андриан Клявзуник сослался на опыт России, где несколько лет назад установили вывозную пошлину 500 евро за тонну сырых кож. И с тех пор, говорит, все сырье перерабатывается в стране. Точно так же, защищая свой рынок, поступила и Бразилия. Идея на первый взгляд выглядит и относительно рыночной, и разумной. Надо ли лишний раз объяснять, что продавать готовый продукт всегда выгоднее, чем сырой или полуфабрикат? Это плюс налоги, занятость, валюта. Отправив за рубеж только содранную с коровы шкуру, мясокомбинаты за 8 месяцев выручили около 7 миллионов долларов, в то время как обувщики ввезли готовой кожи на 28 миллионов долларов. Баланс глубоко отрицательный.


Есть только тут одна шероховатость. Все это мы уже проходили, и не далее чем в октябре 2008 года. В стране не только была введена таможенная пошлина аналогичная российской, но и сырую кожу запретили вывозить вообще. Чем дело кончилось? Невостребованные переработчиками кожи гнили на мясокомбинатах. Более того, воспрянув духом, кожзаводы тут же начали диктовать цены мясокомбинатам. С понижающим дисконтом. Увеличивали рассрочку платежа до 120 дней. За все, что взяли, так и не смогли рассчитаться. Поэтому в апреле 2009–го ограничительные меры быстренько отменили.


И сейчас, к слову, кожзаводы должны мясокомбинатам 3,5 миллиарда рублей. «Нам обувщики не заплатили за отгруженную продукцию еще больше», — приводят доводы директора. И почему пошлина не привела к оздоровлению отрасли, тоже готовы объяснить: время было выбрано не самое удачное — разгар мирового кризиса. Спрос на кожи упал.


В общем, сплошные «объективные» причины. Такое впечатление — не отрасль у нас кожевенно–обувная, а целый вагон проблем. Потянешь за одну, вылезает вторая. И, кажется, им нет конца... Вроде государство опекает, деньги дает, кредиты удешевляет. Так ведь взять и с толком потратить не могут! Теперь вот Комитет госконтроля должен думать, как обеспечить загрузку заводов сырьем, повысить их рентабельность, ускорить модернизацию и техперевооружение и погасить долги. Такая резолюция принята на заседании комитета. Но долго ли так в режиме ручного управления смогут работать предприятия? Ведь их собратья в Украине и России сейчас активно модернизируются, как волки, дерутся за каждый клочок сырья. И как пить дать загрызут, если не начнем немедленно меняться...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...