Война, природа, Родина, судьба

 Все это соединилось в душе краеведа Виктора Чайки  

 – все это соединилось в душе краеведа Виктора Чайки

Есть такое известное выражение: кто стреляет в прошлое из пистолета, в ответ получает выстрел из пушки. А вот Василий Чайка стреляет. Только «пули» его отлиты из собственной неуемной любознательности, желания знать о родном крае все, от седых легенд до событий новейшей истории. А поскольку стремление это абсолютно бескорыстно, завеса прошлого поднимается перед ним с какой-то немыслимой легкостью, и тогда в маленькой комнатушке-музее СШ №3 Наровли появляются экспонаты, которым цены нет. 

— Видите разницу? – Василий Чайка показывает два, на наш взгляд, ничем друг от друга не отличающиеся фрагмента наличников и, видя полную нашу растерянность, объясняет: – Смотрите, на этом резьба изображает воду и растения, и нашли мы его в деревне возле Припяти. На втором, из лесной деревушки, — кони и огонь. А если знать, что конь – символ бога Перуна, значит, где-то рядом должно быть языческое капище. Мы его и нашли. Другой пример. Разбираем в деревне Заракитное один из двух домов, уцелевших во время войны, снимаем обшивку, а на стене надпись: «Доблестные пехотинцы, беспощадно стреляйте немецкую дрянь! Бутылками с горючей смесью, гранатами уничтожайте фашистские танки». Я читаю, мороз по коже, ребятишки мои притихли, ко мне жмутся:  война, которую они по книжкам изучают, им прямо в души заглянула. 

Василий Васильевич – не дипломированный археолог, не руководил научными, хорошо оснащенными и финансируемыми экспедициями. Он – учитель-филолог по образованию, патриот своего края, руководитель школьного краеведческого кружка. Тем не менее на счету его и ребят-школьников, которые за своим учителем готовы и в огонь, и в воду, восемь научных открытий (древние стоянки, курганные могильники и так далее), а экспонатами, которые они собрали, гордился бы любой большой музей. Древний фрагмент рукописной Торы, уникальная, одна из лучших в Беларуси коллекция наконечников стрел скифских, сарматских, славянских племен. Наконечники копий каменного века, которых нет ни в одном музее. Рушник, на котором не просто вышивка, а отображенная в ней жизнь от рождения до смерти человека. И «чертовы пальцы» — выкопанные в каком-то карьере окаменелости… динозавров. Если до этого я еще пытался торопливо записывать за Василием Васильевичем малознакомые названия (милоградская культура, балабайка), эти самые «пальцы» вкупе с продемонстрированными бивнями мамонта сразили наповал. Фантастика! 

— Так ведь наш край – это центр тогдашнего древлянского княжества и славянства. Такие названия, как Словечна, Гридни, а это река и деревня, прямо на это указывают. А сколько всяческих бурь и невзгод житейских над этим краем кружило!  Богдан Хмельницкий, гетман Мазепа, полковник Палей, Северин Наливайко, Небаба, Кривонос для нас не чужие, много их следов здесь осталось. И если ты хочешь их найти, если тебе это любопытно, нужно просто слушать, смотреть, думать. Я сам этому принципу следую и «гвардию» свою на это настраиваю, — говорит Чайка. 

Его гвардия – обычные школьники-старшеклассники. Сегодня восьмиклассник Женя Хорошко, например, правая рука Чайки, непременный участник всех экспедиций, свое будущее связывает только с археологией. Интересный паренек! О музейных экспонатах, их истории он может рассказать не хуже учителя, но смущается. А Василий Васильевич эдак ненавязчиво его к «экскурсоводской» стезе подталкивает, потому как твердо убежден:  о музее должен рассказывать тот, кто сам в «поле» работает, а не бойкие кабинетные «зубрилли корову и кур. Они зараженные, вы их не используйте. Забивайте хату и езжайте к тете Нине. Мама, пусть Сережка сделает ящик и закопает все ценное, особенно духовную литературу, возле печки». Это письмо солдата своим родным датировано маем 1986 года и тоже является фактом нашей новейшей истории. Страшной и полынно-горькой, отравившей не только чудеснейшие полесские пейзажи, но и людские души. Так что постчернобыльское направление в исторических изысканиях Василия Чайки выходит, увы, на первое место. Сделана силами его и школьников первая фотовыставка. Фотографии на ней пусть и любительские, но атмосферу 1986 года и последующих лет передают очень эмоционально, понимаешь, что делали ее люди не посторонние. Василий Чайка это комментирует так: 

— Я и сам птица, что гнезда родного лишилась. Когда взорвался Чернобыль, служил на Камчатке в морских пограничных частях. Вернулся домой, а дома… нет. Моя родная деревня Тешков выселена в Чечерский район. А я после учебы в Мозырском пединституте подался сюда и никуда больше не собираюсь. Работы край непочатый, а, кроме нас с ребятами, кому ее делать? 

Работы и в самом деле много. Есть одна, крайне интересная и очень необычная, которую мы, редакция «Рэспублiкi» то есть и команда Василия Чайки, договорились выполнить вместе. Тайну ее раскрывать пока не буду, но скоро мы об этом подробно расскажем. Назревает сенсация… 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...