Война и миф

О «газовой войне» между Россией и Украиной

Итак, вторая «газовая война» между Россией и Украиной, вопреки ожиданиям, не закончилась. Вчера европейские потребители, повернув краник плиты, так и не увидели заветного голубого огонька. Роль Прометея, подарившего огонь людям, пока Евросоюзу не дается.


Брюссель слишком долго занимал позицию стороннего наблюдателя в споре соседей. Для Украины это был благожелательный нейтралитет. Ей дали возможность сбить цену на газ, пользуясь тем, что равноценной трубы у «Газпрома» все равно нет. Если вы не Наполеон, то равенство сил с противником приводит к затяжным боям.


Первыми нервы сдали у Европы. После того как жители Евросоюза стали в прямом смысле слова замерзать в своих неотапливаемых домах, Брюссель поставил ультиматум Москве и Киеву (пообещав прямо назвать виноватого) и отправил своих наблюдателей на российско–украинскую границу, следить за подачей газа.


Но контракта непосредственно между Россией и Украиной как не было, так и нет. Не исключаю, что, подсчитав потери, две страны все–таки договорятся. Как писали в советских газетах: «Подсчитали — ужаснулись».


Сейчас очевидно, что не было особых экономических предпосылок для того, чтобы закручивать вентиль. Большую часть двухмиллиардного долга «Нафтогаз» вернул «Газпрому» еще до Нового года. По вопросу стоимости тысячи кубометров они были близки к компромиссу. Был момент, когда Киев предлагал 235 долларов, а Москва соглашалась на 250. Конечно, в связи с обвалом на нефтяных биржах для российского бюджета настали тяжелые времена. Но как–то слабо верится, что в клинч с остальной Европой «Газпром» вошел ради 15 долларов. Тем более что его прямые потери из–за недопоставок уже составили 800 миллионов долларов (больше, чем остаток долга, который Россия требует с Украины). «Газпром» возмущен до предела. Вчера он потребовал от Украины незамедлительной подачи газа европейским потребителям...


В то же время из свежего интервью Владимира Путина немецкому телеканалу можно сделать вывод, что цена на газ для Украины в этом конфликте не была главной целью для России. Во–первых, Москва не оставляет надежды установить контроль над газотранспортной сетью Украины (премьер–министр России прямо предлагает европейцам совместно арендовать ее). А во–вторых, Кремль добивается смягчения позиции отдельных членов ЕС в отношении т.н. обходных газопроводов «Северный поток» и «Южный поток».


«Газовая война» объединит Европу и обеспечит поддержку новой энергетической политике Еврокомиссии, а именно сокращению импорта газа по сравнению с прежними планами, — уверен глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. — Это может оказаться катастрофой для «Газпрома». Объемы экспорта в Европу будут намного ниже плановых показателей. Европе не нужны ни «Северный поток», ни «Южный», которые предназначены только для того, чтобы отключать экспорт в одни страны без ущерба для других по принципу «разделяй и властвуй».


Политики школы Бисмарка отдают себе отчет в том, что без российских ресурсов ЕС в ближайшей, да и в дальнейшей перспективе не сможет обойтись. Первое тому подтверждение: крупнейший венгерский импортер газа подал сразу два иска против  «Нафтогаза». Как пишут газеты, претензии к украинскому холдингу связаны с тем, что он «не поставлял венгерской фирме принадлежащий ей природный газ, поступавший из России через Украину для Венгрии и частично хранившийся в украинских газохранилищах, и при этом распоряжался чужим газом как собственным». В этом сейчас заключается европейский реалполитик. Но искать альтернативные источники там теперь будут с удвоенной энергией. После первой российско–украинской «газовой войны» европейские страны максимум, что сделали, это увеличили свои газохранилища. Понятно, что это минимум нужного.


В Минске, несомненно, тоже сделают выводы из случившегося — для Беларуси не нужны никакие «газовые войны». Мы хотим быть солидными партнерами прежде всего для «Газпрома», но и респектабельными партнерами для всех участников процесса.


Следует подчеркнуть, что Беларусь во время «газовой войны» соседей держалась подчеркнуто корректно и не пыталась извлечь какие–то сиюминутные выгоды для себя. Но сейчас и ЕС, и Россия могут по–новому взглянуть на ее транзитную роль. Характерное заявление сделал глава офиса ОБСЕ в Минске Ханс–Йохен Шмидт: «У Беларуси есть потенциал, чтобы расширить транзит газа через свою территорию, и мы заинтересованы в развитии этих проектов». Он не уточнил, что имел в виду, но можно предположить, что строительство второй ветки газопровода Ямал — Европа.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости