Война и эмир

О терактах в России

Вчера террористы пытались взорвать отделение внутренних дел в городе Карабулак в Ингушетии. План у них был точно такой, какой они несколько дней назад реализовали в Дагестане. В Кизляре, напомню, в результате двух взрывов погибли 12 человек, и в основном это были милиционеры, которые выехали на место первого ЧП. В Карабулаке террористы подорвали автомобиль на стоянке у здания ГОВД, а  на проходную отправился смертник. Вместе с собой он убил двоих человек и ранил еще четверых. Можно сказать, что больших жертв удалось избежать только чудом: погибшие впоследствии милиционеры, заподозрив неладное, отказались пропускать убийцу внутрь отделения, где в это время на утренний развод собрались несколько десятков сотрудников...


Сегодня приходится признавать то, во что уже довольно долгое время россияне отказывались верить. Теракты в стране происходят постоянно. С момента кровавой драмы в Московском метро прошла всего одна неделя, а соседняя страна столкнулась по меньшей мере с двумя масштабными четко спланированными акциями. А сколько террористов не добрались до места преступления, сколько в последний момент передумали, скольких спугнули или сколько шахидских поясов случайно заклинило, — можно предположить, что такие случаи тоже есть. Я просто обратил внимание на одну новость из Ингушетии, которая появилась на лентах информагентств в воскресенье и, понятное дело, была смыта потоком информации о вчерашнем теракте в этой северокавказской республике. «В станице Орджоникидзевской неизвестные лица заминировали православное кладбище», — сообщает «Интерфакс», я только добавлю, что дело происходило на Пасху... Наверное, это тоже чудо, что саперы отлично справились со своей работой, хотя и опасались, что в это время кто–то мог взорвать другую бомбу.


С сожалением приходится констатировать не только то, что покушения на милиционеров происходят на Северном Кавказе регулярно. Если бы не кровавая баня в Московском метро, российская столица, скорее всего, и не заметила бы очередных убийств в проблемном регионе. Иногда, глядя новости российского ТВ, кажется, что есть две России: та, которая за МКАД, и та, которая внутри кольца. Теракты в самом сердце Москвы — от Лубянки несколько минут пешком до Красной площади и Кремля — показали, что отгородиться стеной от внешнего мира не удастся. Ну если только кто–то не будет пытаться утешать себя мыслью, что он не ездит в метро...


Вчера, помимо Ингушетии, террористы взрывали людей в Ираке (около 50 человек погибло) и Пакистане (примерно 40 смертей). Эти две страны наряду, возможно, еще с Афганистаном живут в ситуации, когда взрыв может произойти в любой момент. Известная российская журналистка, специалист по кавказской теме Юлия Латынина, написала в своем материале, что Россия — это тоже страна, для которой терроризм стал эндемическим (то есть глубоко присущим) явлением. В подтверждение она приводит статистику по террористическим акциям за последние годы, и действительно, сухие цифры без эмоций очень убедительно отражают существующую картину. Но признать и смириться с реальностью — это только первый шаг в осознании проблемы. Следующее — это поиск путей решения.


Западные обозреватели, в целом поддерживая Москву, наперебой предлагают свои рецепты искоренения терроризма на Северном Кавказе. Быть жестче или, наоборот, мягче, развивать экономику региона и перекрыть финансирование боевикам и т.д. и т.п. Все это немного наивно читать даже сидя здесь в Минске, не то что находясь, допустим, в Грозном. Но одно журналисты мировых СМИ артикулируют четко: опасность происходящего не только для Москвы, но и для других цивилизованных столиц.


Ответственность за взрывы в Московском метро взял на себя Доку Умаров. Несколько лет назад он отказался от идеи независимости Чечни и провозгласил «Кавказский эмират», а себя — его «эмиром». Как отмечает британская «Гардиан», противник Кремля на Северном Кавказе изменился: новое поколение инсургентов преследует откровенно исламистскую цель — создание из разных республик одного радикального государства, которое будет жить по шариату. По данным издания, в феврале Умаров поклялся «освободить» не только Северный Кавказ и Краснодарский край, но также Астрахань и Поволжье...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости