«Совершенно секретная разработка»: как во время войны под руководством кандидата химических наук из Барановичей выпустили ручной миномет РМН-50

Вот мина полетела на врага

Экспозиция и фонд Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны хранят много интересного. Немало экспонатов, летопись которых — загадка, будоражащая любознательный ум историков. Но не у всех хватает сил докопаться до правды. Когда Людмила Прокопенко, заведующая отделом вещевых источников, обратилась в архив за рассекреченными лишь в 2010-х годах документами об истории создания ручного миномета системы Наймана, то стала лишь вторым исследователем вопроса. Кто-то пытался узнать подробности еще в 1975 году… Так что же сегодня известно об этом партизанском оружии, которое многие десятилетия было окутано тайной?



Операция «Техника»

Во время Великой Отечественной войны оружия не хватало. Особенно партизанским отрядам. Они добывали трофеи, искали все, что стреляет, на местах боев и сражений, создавали сами в мастерских. Спустя время пересылать оружие начали с Большой земли. На войне, как известно, нужны были не только пистолеты, винтовки, гранаты, но и те же минометы, чтобы можно было с большого расстояния добиться максимального эффекта в уничтожении вражеских составов, техники и воинской силы. На фронте главными помощниками в этом вопросе были минометы разного калибра. Но сегодня мы обратимся к самому легкому из них — 50-миллиметровому ротному образца 1938—1940 годов. Он-то и стал одним из прародителей ручного миномета Наймана. 
Людмила ПРОКОПЕНКО — одна из немногих исследователей, которые занимаются таким оружием.

Людмила Евгеньевна провожает нас в зал партизанского движения и антифашистской подпольной борьбы, где показывает редкий экспонат, которого нет ни в одном другом музее страны: 

— Попытки создать гранатометы были еще в начале XX века. Для этого использовали винтовку Мосина с надетой на нее ручной мортиркой — гранатометом системы Дьяконова. Постоянно пытались разработать то, что было бы лучше. Но множество попыток не привело к результатам — не было прорыва… И вот вновь война. В 1943 году Центральный штаб партизанского движения создает отделение диверсионной тактики и техники. Его сотрудники начинают заниматься разработкой нового оружия и минно-подрывными средствами для партизанских отрядов и диверсионных групп, реализацией операций, разработанных штабом партизанского движения. Одна из таких операций — «Техника». Ее цель — разработать новые минные средства и оружие, которые можно было бы использовать в партизанской борьбе, чтобы бойцы с большого расстояния, не подвергая себя опасности, могли совершить диверсию. 

Специалисты Бюро изобретений Народного комиссариата обороны определили для ручного миномета, как мы бы сейчас сказали, техническое задание и поручили разработку сотрудникам НИИ-6. Безусловно, все задачи для институтов были засекречены. 

— Разработкой руководил Исаак Найман, уроженец Барановичей. Удивительно, он, кандидат химических наук, который позднее, в 1946 году, стал лауреатом Сталинской премии II степени за разработку и внедрение в промышленность для производства пороха нового вида сырья — древесной целлюлозы, должен был создавать оружие, — Людмила Евгеньевна подводит нас к тому самому миномету, который и получил имя Наймана. — Но задание есть задание: не спрашивали лишнего, а выполняли. 

Задачу на разработку ручного миномета поставили в июне 1943-го, и уже в сентябре Исаак Найман со своими подчиненными закончил работу над ним. К октябрю в мастерских НИИ, преобразованных в заводские цеха, сделали первые 50 единиц оружия, получившего название «ручной миномет Наймана (РМН-50)», или, как его иногда называли, «ружье-миномет Наймана». Эти полсотни стали и последними…

4,5 килограмма на плече 

Мы стоим у ручного миномета, хранящегося за стеклом, — выглядит мощно. Увы, потрогать его не можем. Информация у экспоната гласит: калибр — 50 мм, дальность стрельбы — до 400 метров. Но есть архивные сведения, что мины — зажигательные, фугасные, бронебойные — улетали и на расстояние до 800 метров. Людмила Прокопенко продолжает описание:

— Как видите, РМН-50 внешне роднится с 50-миллиметровым ротным минометом образца 1930-х годов. Почему? К 1 января 1943 года ротные минометы уже практически не использовались: не были достаточно эффективны — их просто складировали.

Ручной миномет и мины для него оказали влияние на дальнейшее развитие легких пехотных средств вооружения.

Однако на них были затрачены материалы, средства и силы, верно? Для того чтобы уменьшить расходы по разработке, «железо» ротных минометов использовали для создания нового оружия. 

— Как видите, старый ротный миномет устанавливался на землю — есть плита и «ноги», а РМН-50 сделали мобильнее — из него можно было стрелять как с плеча, так и из положения лежа. Но главное — это вес. Он стал в разы легче своего предшественника — всего 4,5 килограмма, — Людмила Евгеньевна испытывала на себе: для дамы тяжелый. — Основой для миномета РМН-50 стала винтовка Мосина: ее ствольная коробка, механизмы, затвор, часть ствола и ложи пригодились новому миномету.



— Для этого 24 миномета Наймана и 1650 мин отправили на аэродром Зябровка в Гомельской области, чтобы переправить партизанам. Тогда же в тыл противника направили офицеров инженерно-технического отдела, которые должны были провести испытания в реальных боевых условиях и обучить пользованию оружием бойцов двух партизанских бригад — «Пламя» в Минской области и «Комсомолец» в Барановичской области, — интригует Людмила Евгеньевна. Что в результате? 

Эффект внезапности 

На дворе лето 1944 года. Лейтенант Юрий Швам отправляется знакомить с РМН-50 и разными видами мин группу подрывников в бригаде «Пламя». Ему также необходимо на деле увидеть результаты работы и написать подробный отчет — его копию показывает Людмила Прокопенко: 

— Есть описание, как использовались РМН-50 при нападении на железнодорожную станцию. Тогда три отряда партизан на деле испытали оружие.



В отчете Швама говорится, что во время одной из операций они сожгли ими дзот, эшелон с танками и боеприпасами: «Миномет можно пускать в серийное производство… Найману — партизанское спасибо за ружья… Выводы: ружье-миномет Наймана представляет собой оружие ближнего боя. Ввиду своей легкости, простоты обращения с ним и эффекта при стрельбе во время испытания получили высокую оценку партизан п/бр «Пламя». Их хорошо применять по движущимся целям, эшелонам, складам с горючим и боеприпасами, так как цели способны быстро воспламеняться».



— Так, в отчетах упоминается, что поджигали цистерны проходящих поездов, комендатуры немецких гарнизонов и дома, где жили немецкие солдаты, как пускали под откос вражеские эшелоны, — листает документы Людмила Евгеньевна. — Есть описание, как бойцы оказались у железнодорожного полотна, где находился немецкий патруль. В человека, который держал миномет, выстрелили — убили. Оружие подхватил другой боец и выстрелил в ответ, чем сильно испугал противника: попал на большом расстоянии в скопление людей! Выжившие немцы разбежались в стороны! Так РМН-50 спас окруженную группу партизан. Это был действительно эффект внезапности — такого противник не ожидал. 

И вот, казалось бы, приходят положительные отзывы от инструкторов-испытателей, партизанских бригад, но ручной миномет Наймана и зажигательные мины к нему не ставят на массовое производство. Почему? Испытания закончились в начале лета 1944 года, а уже 3 июля Минск освобождают от захватчиков. Работа над совершенствованием и выпуском сворачивается.



— Есть предположение, что те экземпляры, которые не отправили на испытания в бригады, ушли на службу к разведчикам и группам НКВД. С учетом того что это была секретная разработка, которую и курировал НКВД, никто не оставил сведений, — говорит Людмила Прокопенко. 

kasel@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Татьяна СТОЛЯРОВА