Восточный вектор

Взгляд на Беларусь из Сибири

Взгляд на Беларусь из Сибири


Главный вывод после нескольких дней пребывания в Красноярском крае: поменьше бы нам, белорусам и сибирякам, обмениваться комплиментами и удивляться друг другу. Удивление — это от незнания. «Какие грандиозные планы!» — поражались мы. «Какие же, оказывается, у вас есть машины, какие технологии и продукты!» — восхищались местные. Мы мало знали друг о друге. А должны знать все и просто работать с обоюдной пользой. Поскольку говорим на одном языке, живем в одном экономическом пространстве и фактически в одном — союзном! — государстве. Именно его Постоянный комитет и организовал поездку белорусских журналистов в Сибирь.


Реализуемые в крае проекты грандиозны, а все производимое в нашей стране здесь востребовано. Но сибиряки умеют считать и выбирать. Постараюсь показать, почему мы должны очень постараться ради «покорения» Сибири. В том же смысле, в каком говорят о завоевании всего мира китайским ширпотребом или голливудскими фильмами. Чем располагаем мы?


День первый. Мы удивляемся


Осмыслим масштабы. Красноярский край — это четыре Франции. За те часы, что самолет летит от Москвы, мы бы дважды пролетели Европу. Но не добрались даже до середины Сибири.


Вспомним знаковые имена этого края. Василий Суриков: расписывал храм Христа Спасителя, автор шедевров «Утро стрелецкой казни». «Боярыня Морозова», «Меншиков в Березове»... Его 175–летний дом из сибирской лиственницы стоит как новенький. Граф Николай Резанов (опера «„Юнона“ и „Авось“»: «Я тебя никогда не увижу...») — тоже «местный», ему поставлен памятник.


Первый из современников, конечно, — Виктор Астафьев. Масштаб личности подчеркивает одноименное с книгой изваяние «Царь–рыба», поставленное на высоком утесе вблизи родной деревни писателя. Гигантская стерлядь прорывает сеть... Утес, заметим, над Енисеем, самой полноводной рекой Сибири и всей России.


Здесь закончил свой срок, губернаторский и жизненный, генерал Александр Лебедь. Отсюда — звезда вокала Дмитрий Хворостовский. Здесь живет Анатолий Быков, известный и как «Челентано». Бывший алюминиевый магнат, «авторитет» и депутат, чей арест в Европе и тайная экстрадиция нашумели в мировых СМИ. Сейчас о нем говорят спокойно и скорее с уважением: от политики отошел, акции раздарил, негромко занимается бизнесом и меценатствует...


Пора и нам к делу! Национальная выставка Беларуси прошла в суперсовременном деловом центре «Сибирь». У нас такого пока нет. Здесь, в справочнике «Весь Красноярск», я прочел слова губернатора края Александра Хлопонина: «...В Сибири жить и работать интереснее, чем где–либо в стране... На территории Красноярского края реализуются крупнейшие в истории современной России инвестиционные проекты...»


Здесь многое — «самое–самое»!


Первое место в России по темпам роста инвестиций. РУСАЛ — мировой лидер в производстве алюминия: 100 тысяч работников, 19 заводов по всему миру. За рекордные для мировой практики два года компания построила в крае новый завод. Знаменитый КрАЗ — второй в мире по мощности (первый — опять же в Сибири и того же РУСАЛа, но в Братске).


Только эта компания за несколько лет инвестирует в край более 6 млрд. долларов! А еще строится энергометаллургический комплекс с гидростанцией на Ангаре, целлюлозно–бумажный комбинат, вот–вот начнется строительство Туруханской ГЭС, самой крупной в стране. Даже хранилища радиоактивных отходов в ранее секретном Атомграде (он же Красноярск–26, или Железногорск) — «самые–самые». Их длина в толще гор, говорили нам, превышает километраж Московского метро.


70 процентов угля России, основные залежи платины и никеля (его производит знаменитый «Норникель»), второе по запасам месторождение золота... Всех богатств не перечесть!


Добыча всего этого никак не обойдется без карьерных самосвалов. Желательно наших. Как массовая рубка в котловане водохранилища не обойдется без лесоуборочной техники. Которую представил наш «Амкодор». Вообще немыслимо: как край, население которого едва дотягивает до 3 миллионов, сумел все это громадье построить и эксплуатировать? Новые проекты точно не осилить без ноу–хау, инновационных технологий. Которые, в частности, есть у нас.


Пришло время белорусских сюрпризов.


День второй. Мы удивляем


«Все, что есть в вашей земле, мы можем достать и переработать в конкурентный продукт!» — заверил первого заместителя губернатора и главу правительства края Александра Новака заместитель генерального директора НПО «Центр» НАН Беларуси Александр Пынькин. «В советское время только это КБ поставляло центрифуги для космоса. Теперь использует их в промышленности. А это плазменная резка. Точнее и эффективнее мировых аналогов...» — добавлял первый вице–премьер белорусского Правительства Владимир Семашко.


Экспозиции, которые осмотрели гости и хозяева, представляли основные предприятия и отрасли Беларуси: «Белшина», «Гомсельмаш», моторный и тракторный заводы, обувные, мебельные, сыроваренные... Были даже валенки! Везти их в Сибирь, как в Тулу самовар?.. Надо везти и предлагать: жидкий металл прожигает любые ботинки, но скатывается с войлока.


Возле стенда БелАЗа пояснения давал сам Павел Мариев, Герой Беларуси, бывший гендиректор завода, ныне сенатор и директор НТЦ карьерной техники. Вместо намеченного получаса осмотр длился без малого два: хозяева удивлялись и спрашивали, спрашивали...


На первый взгляд Беларусь присутствует в крае активно и убедительно: в местных ландшафтах привычны наши тракторы и грузовики. Но техника чаще не новая: это успехи прошлых лет. Из новых. МАЗ, выиграв тендер, поставил в край около сотни автобусов. «Пинскдрев», опять же по конкурсу, обеспечил мебелью на полмиллиона долларов купленный РУСАЛом завод в... Африке. Любанский сыродельный завод везет сюда по 60 тонн сыра в месяц.


Много ли это в сумме? Позорно мало! 80 млн. долларов — это менее процента всего белорусско–российского товарооборота, это в пятом десятке среди регионов России. Крайне мала доля вообще Сибирского федерального округа: менее 300 млн. долларов. Например, с Уральским ФО имеем более 4 миллиардов.


Я спросил Леонида Шорохова, министра сельского хозяйства и продовольствия Красноярского края: «Что удивило вас?»


Во–первых, оптовая цена нашего сыра: 125 рублей за кг. Дескать, очень конкурентная, крайне низкая, может, даже подозрительно низкая... Министр, сопоставив ее с закупочной ценой на молоко, предположил протекционизм. Но Юлий Абрамович, представитель любанского завода, его разубедил. Мол, работаем без оптовиков–посредников. Имеем свою товаропроводящую сеть. Поэтому и продаем в Россию по полторы тысячи тонн сыра, 95 процентов своей продукции.


Во–вторых, министра удивил принятый в Беларуси механизм государственного регулирования закупочных цен. Вы, говорит, все держите в руках. В нужный момент можете стимулировать что хотите. Поставить производителю планку: рентабельность будет такая–то и не больше, не жируете за счет покупателя. Рынком надо управлять, без государства это не получится. У вас получается: на выходе имеете конкурентный продукт.


Тот же вопрос — что удивило? — я задал первому заместителю губернатора Александру Новаку.


«Очень многое! Удивило, как серьезно представлена научная база, как используются уже разработанные технологии. Мы озабочены созданием в Красноярском крае таких схем, которые могли бы соединить образование, науку и внедрение технологий на предприятиях. Об этом поговорим подробнее, будем перенимать и опыт белорусов».


Последнее удивление. Поздним вечером мы, белорусские журналисты, прогуливались вдоль площадки с нашими МАЗами, тракторами и техникой «Амкодора». Последний выставил не дорожно–коммунальную, а лесозаготовительную. Этакий «сибирский цирюльник» в лице нескольких агрегатов. Вдруг остановилась машина, и к нам подошел мужчина...


Андрей Курдупов — лесопромышленник, коммерческий директор комбината. Мощность по местным меркам небольшая: полмиллиона «кубов» распиловки в год. О выставке не знал. Случайно ехал мимо и увидел машины, назначение которых сразу понял. Таких здесь ни у кого нет. Есть старые, малоэффективные, советской еще разработки. Нужны новые. Японцы для испытаний предлагают свои бесплатно. А вы, дескать, готовы?..


Не нам было решать. Мы обещали передать визитку в «Амкодор». Но подчеркну: о наших машинах этот человек не знал. Таких комбинатов и лесхозов в Сибири не счесть. А японцы уже давно здесь.


День третий. Земляки


Этническими белорусами, по данным местной диаспоры, себя считают около 18 тысяч красноярцев. Мало? Но ведь и население края невелико. К тому же большая часть переселенцев и ссыльных (их потомки в четвертом и пятом поколениях) уже и не считают себя белорусами. Сейчас Сибирь для них — родная земля.


Но коллеги подтвердят, что земляки встречались на каждом шагу. Как тот же лесопромышленник Андрей. Впрочем, на земле предков он не бывал. Белоруской себя считает экскурсовод Людмила, которая сопровождала нас к «Царь–рыбе», к Дивногорску, Красноярской ГЭС. На родине была давно, лет 20 назад. На остановке, говорила, всегда ждет минский автобус. «Он кажется мне мягче».


Белорусом был Владимир, случайный попутчик в прогулке по Енисею, весьма информированный и добровольный экскурсовод. Встречал в Минске Новый год. Патриот края, не собирается его покидать. Сказал, однако: «Можете гордиться тем, как устроена жизнь в Беларуси. Вы не испытали того, что пережили мы в перестройку–«перестрелку».


Красноярцам суть происходящего я объяснял на примере... нашей газеты, ее названия. Дескать, Советской Белоруссии давно нет, как нет СССР. Но есть несколько миллионов читателей, для которых газета десятилетиями была одним из символов страны. Щадя их чувства, пишем: «СБ». Для новых читателей — «Беларусь сегодня». Меняемся постепенно. Так же и страна. Потому она и комфортна.


Меня понимали.


Белорусом был и Владислав Рачицкий, один из менеджеров КрАЗа, приставленный к нам экскурсоводом. Он бывал на родине давненько, лет 30 назад. Владимир не водил, а возил: ехал перед автобусом на своей новой «Тойоте–Кэмри». Останавливался, приглашал выйти, показывал. Ехал дальше. Иначе нельзя. Представьте цехи циклопических размеров, которые непрерывно тянутся на 2,5 км! Представьте слиток алюминия длиной 11,5 метра и толщиной метр. Здесь льют такие. Разумеется, самые большие в мире: заявка подана в Книгу рекордов Гиннесса.


А недавно с завода ушла крохотная партия: полторы тонны. То был сверхчистый алюминий — для науки и высокотехнологичных производств. Как думаете, куда ушла? В Беларусь!


Но самый знаменитый «земляк» стоит на постаменте возле Красноярской ГЭС: грузовик. Без эмблемы. Мало кто обнаружит в нем признаки МАЗа. Но только так его здесь и зовут. А во время 10–летней стройки звали «четвертаком». Он брал 25 тонн, более мощных в конце 50–х не было. Наша машина перекрыла Енисей, «на своих плечах» подняла гигантскую плотину. Не только ее.


Позже Павел Мариев объяснит мне про эмблему. Машина делалась по мазовским чертежам, но в Жодино. Отдельная марка БелАЗа появится позже. Для таких строек, как на Енисее, и построили наш завод. Импортной техники тогда не было.


Другое дело сейчас. Сибирь открыта всему миру. Сюда, за прибылью, за нефтью и золотом, лесом, газом и никелем, рвутся все. Рвутся со своим товаром, будь то грузовик или трактор, технологии или сыр. А Сибирь выбирает лучшее. И по самому строгому счету испытывает нашу экономику на прочность, на конкурентоспособность. Надо бы выдержать!


День последний. Люди, олени, медведи


Конечно, край не только конкурирует — он живет! Вот новости тех недавних дней.


Семья нашла возле дороги кроху олененка и взяла в дом. К слову, дача экскурсовода Людмилы — в десятке километров от знаменитого моста через Енисей, который изображен на 10–рублевой купюре. Нужно лишь немного подняться в отроги Саян. Так вот, на участок регулярно заглядывают медведи: за малиной.


...Федор Конюхов, всемирно известный кругосветник–одиночка, открыл клуб экстремальных путешествий. Исправительную колонию посетили деятели искусства, культуры и спорта. Некие готы, эмо и панки учинили красочный протест перед зданием администрации. Законодатели хотят ограничить их появление в школах и вузах в экзотических одеяниях. Событие заметили и федеральные телеканалы.


В Шушенском (том самом, куда был сослан Ленин) проходит этнический фестиваль «Саянское кольцо». Ансамбли северных народов выступают рядом с индейцами из Южной Америки. В Дивногорске заработала биржа молодежных бизнес–проектов. Пустили новый вид городского транспорта — электричку. Нигде в Сибири такого нет. Время в пути — 1 час 40 минут.


Красноярск живет и отдыхает шумно. Конец нашего визита пришелся на День металлурга. Фейерверк перед отелем «Сибирь» был грандиозен и сопровождался энергичным, в стиле комсомольских песен, гимном РУСАЛа. Днем ранее в деловом центре был семинар «Рынок драгоценных металлов России». Потом золотопромышленники гуляли. Далеко за полночь из ресторана вышла веселая компания. «Сейчас все сядем и куда–нибудь поедем! — провозгласила темпераментная дама. — Вот на том КамАЗе».


К этому времени уехали тракторы, амкодоровские «цирюльники» и повидавший виды БелАЗ. Видимо, из ближайшего карьера. Остались только МАЗы. На один из них и указала женщина, назвав КамАЗом. Подумалось: символично. В конце концов, Сибирь без наших грузовиков обойдется, выберет другие. Но лучше, чтобы этого не случилось.


Здесь было приятно чувствовать себя представителем Беларуси. Небольшой страны, которая держит 10 процентов мирового рынка тракторов (как РУСАЛ — алюминия) и треть рынка карьерных самосвалов. Ни одна из соседних стран — на севере, на западе, юге — такого потенциала не имеет. Беларусь, как подчеркивал В.Семашко, сильна интеллектуальным продуктом, показывает достойный динамизм обновления (25 — 30–процентный рост инвестиций в основной капитал), рост ВВП (до 10 процентов), внутреннего товарооборота (30 — 40) и экспорта. Перевооружается и развивается. Здесь, в пронизанной золотыми жилами и нефтяными пластами Сибири, мы были на равных. Мы тоже богаты! Хотя и должны стараться. Но разве только мы?..


Говорили и об этом — за «круглым столом» на тему «Союзное государство: перспективы информационного сотрудничества».


Постскриптум. Очевидное и невероятное


Вспоминаю и сомневаюсь: правильно ли поступил, что сказал это? Тон дискуссии задали заместитель госсекретаря Союзного государства Альберт Степанов и советник белорусского посольства Иван Корендо. Дескать, много в российских СМИ, включая региональные, недостоверной и просто враждебной информации о Беларуси. Привели примеры. Объяснили, почему союзные структуры были вынуждены учредить собственные СМИ. Первым, кстати, назывался «Союз», совместный проект «СБ» и «Российской газеты». Что понятно: общий тираж и аудитория огромны по любым меркам.


«Но почему вы, белорусы, так болезненно воспринимаете критику?» — спросила красноярская коллега.


Я ответил. То было мнение не политолога и даже не журналиста. Мнение белорусского гражданина, русского по происхождению, чьи родители живут в России, а дети — в Беларуси.


Критики, говорю, у нас хватает и своей. Удивляют, коллеги, ваши информационные предпочтения и симпатии. Например, к нашей оппозиции. Как будто только и ждете, когда уйдет «плохая» официальная власть и явится «белорусская демократия».


А знаете ли вы об исторической победе белорусского войска над «москалями» под Оршей? Нет. И я не знал. Пока на первых постсоветских выборах не проголосовал, в первый и последний раз, за демократов. И скоро стал искать... чемодан. Тот самый, на который ранее русским указали в Прибалтике: «Чемодан. Вокзал. Россия». Едва ли не главным событием в белорусской истории стала та битва, которой мне в начале 90-х, извините, тыкали в нос где могли. Будто я был персонально ответственным за седые феодальные времена.


Общие трагедии и победы — забыть. Превращение лапотной губернии в сборочный цех СССР — не замечать. Победу над «москалями» — праздновать! Вы, говорю, этого хотите?


Беларусь — единственная в мире страна, кроме самой России, которая с уважением относится к русскому языку. Максимально лояльная, насколько это вообще возможно между странами. Скажу больше: мне, русскому, здесь во многом комфортнее, чем в самой России. И я — истинный патриот Беларуси!


На миг представим, что сбылись ваши явные или неявные мечтания: вернулись безбашенные «националисты». Не путайте с теми, кто любит Беларусь не за счет унижения других, не о них разговор... И что — опять все сначала? Опять возвращение в межсумочное состояние? Зачем? От этого не будет лучше ни Минску, ни Москве! Опять границы, визы и все прочее, что устраивал Шушкевич? Нет уж, увольте!..


Я, конечно, предельно упрощал и утрировал: просто хотелось «встряхнуть» коллег. Кажется, удалось: повисло молчание. Поэтому, говорю, вы вольны писать про нас что угодно. Но прежде ответьте себе на вопрос: чего вы хотите от Беларуси? Какой желаете видеть: дружеской, союзной или?..


Сказал, что думал. Не резко ли? Советник И.Корендо, он еще и известный белорусский поэт, ободрил: хорошо, что сказал. Мы, дескать, говорим примерно то же.


И еще. Вам же, коллеги, не нравится чей–то диктат относительно мироустройства, экономики, политики, образа жизни. Поэтому не надо лепить из нас вашу копию. Мы хотим быть суверенной страной. Как тут и там говорят россияне, рядовые и высокопоставленные, у белорусов есть чему поучиться. От дружеской, но другой страны вам же больше пользы.


Однако от невероятного вернемся к реальному. За три выставочных дня было сделано вот что.


Владимир Семашко и Александр Новак подписали соглашение «О торгово–экономическом, научно–техническом и культурном сотрудничестве». Звучит официально, а смысл прост: улучшить качество жизни. Есть десяток проектов, которые можно начинать хоть сейчас.


БелАЗ и «Крастяжмаш» договорились о производственной кооперации и совместном продвижении на рынках своей продукции, карьерных самосвалов и экскаваторов. Открылся сервисный центр по обслуживанию техники МАЗа. Состоялась презентация Торгового дома «Беларусь»...


Сибирь — тот самый край, богатством которого мощно прирастает Россия. Сибиряка удивить трудно. Но белорусы сумели. Повторю сказанное в начале: лучше бы не удивляться, а знать друг друга и работать. Все только начинается. Будем помнить скромную сумму 80 млн. долларов, с которой мы стартуем. Другие цифры узнаем через год, когда в Красноярске опять пройдет белорусская выставка.


...Герб Красноярска поначалу удивляет, но потом, после знакомства с городом, впечатляет: лев с... лопатой и серпом в лапах. Красноярцы издавна стремились к первенству: в городе зажглась первая после столицы империи электрическая лампочка. А сейчас край тем более стремится лидировать не только в России, но и в мире. Рядом с лидером каждый бежит быстрее. Уверен, что не отстанем.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
mariel
Большое Вам мерси, г-н Пономарев! Приятно слышать, что Вам нравится Беларусь и мы, сирые и убогие белорусы. Мы рады, что Вам у нас комфортно, особенно Вас удовлетворяет языковая ситуация: в угоду Вам и иже с Вами белорусы самозабвенно отказываются от своего языка, только бы не обидеть "великого брата!"! Больно, что мы действительно какие-то ущербные: в угоду кому угодно готовы отказаться от самих себя и от любых страниц истории, только бы не подумали. что мы плохие. И как это по-русски - победы под Оршей не было, потому что русские об этом ничего не знают (и знать не хотят). Еще бы: какие-то лапотники и победили НАС, таких героических и мужественных, мы ведь только свободу всем несем, обо всем мире печемся. себя не жалеем! И любить Беларусь и белорусское имеем право только мы, русские. Если кто-то из коренных жителей Беларуси заикнется о любви к своей земле - низь-зя! Осади назад, националист! А кто способствовал превращению восточных земель в лапотную губернию Российской империи?
Виктор Пономарев
Уважаемый, Mariel<br /><br />Рад, что моя статья «Восточный вектор» Вами замечена. Сожалею, что не нашла понимания. По той причине, возможно, что в ней не нашел отражения существенный личностный нюанс. Говоря участникам «круглого стола» в Красноярске о языковой ситуации в Беларуси, я в качестве курьеза привел пример. Надо сказать, что в моей русскоязычной семье жена периодически устраивает «белорусские вечера»: она и мои младшие дети, 7 и 10 лет, говорят только по-белорусски. Когда же супруга попыталась таким образом общаться с соседями по деревне (там у нас дом-дача) ее не поняли. Грустный курьез. Отдельная тема. Надо бы нам знать не только родной язык, но и один-два иностранных. <br /><br />Но не эта проблема, напомню, была темой дискуссии в Красноярске и статьи «Восточный вектор». Представители диаспоры меня поняли. К слову, один из них прибыл из Иркутска, за 1000 км. И презентовал Вашему покорному слуге издание «Маланка». «бюлетень–газету Иркуцкага таварыства Беларускай культуры iм. Я.Д.Чэрскага». Если есть на то Ваша воля, охотно сделаю копию. <br /><br />Позволю себе подчеркнуть: в моей семье осваивают белорусский язык, не испытывая в том крайней нужды - исключительно из уважения к народу, среди которого мы живем и частью которого себя считаем! Чтобы с Вами говорить на одном языке! <br /><br />В целом же предложенная Вами тональность предполагает долгую дискуссию. Поэтому кратко замечу лишь вот что. В статье даже вполнамека не сказано о «сирости и убогости», зато неоднократно – о гордости за страну и народ. Вся статья – об этом! Что касается битвы под Оршей, то сегодня, уверен, это не более значимое для нас событие, чем битвы Бородинская или Куликовская, при Ватерлоо либо за Карфаген. Про них надо знать. Еще лучше надо знать операцию 1944-го «Багратион». Но мне решительно не нравится использование данной битвы как повода для стравливания народов-соседей. Как не нравятся любые другие поводы для этого. Идет ли речь о соседях на востоке или западе, севере или юге. На том, как говорится, стою.<br /><br />Искренне Ваш
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости