Восставшая из руин

Послевоенный период: от восстановления народного хозяйства к созданию мощной сверхиндустриальной высокотехнологичной экономики – «сборочного цеха Страны Советов»

(Окончание. Начало в № 212)

По Беларуси в XX веке дважды прокатился вал мировых войн, перекроивших географические границы страны несколько раз. Со всеми присущими военному лихолетью бедами и последствиями — разрухой, беженцами, голодом. Дважды все приходилось начинать практически с нуля. Как это было, «Р» попросила рассказать заведующего отделом новейшей истории Беларуси Института истории Национальной академии наук кандидата исторических наук Сергея Третьяка.
Сергей ТРЕТЬЯК.


 Хорошо в колхозе жить

— И все же, при всех перегибах на местах, коллективизация прошла, к концу 1930-х годов белорусская деревня стала совсем иной. Какой баланс потерь и приобретений можно подвести, глядя из дня сегодняшнего?
Коллективизация деревни в Западной Беларуси.

— Режим чрезвычайщины в деревне достиг апогея в 1933—1934 годах — в период «политотдельской диктатуры» и «закона о колосках». В это время функции фактических органов власти на местах перешли к политотделам машинно-тракторных станций, которые действовали на правах райкомов партии. Политотделы чистили колхозы, совхозы и сельские Советы от «пособников кулака» и «дезорганизаторов» под лозунгом сближения деревни с городом. Райисполкомы получили право выселять за пределы республики крестьянские хозяйства, которые не выполнили государственных заданий. Наркомат финансов БССР и его органы на местах получили право налагать на крестьян-единоличников налоги в индивидуальном порядке с таким расчетом, чтобы крестьянин не мог выполнить этих «индивидуальных заданий», что было основанием для ареста и отправки в исправительно-трудовой лагерь. Одновременно коллективные хозяйства получали существенные налоговые льготы, им выделялись денежные кредиты. Для крестьян, вступивших в колхоз, упразднялась задолженность по землеустройству. Такие меры привели к тому, что в 1934 году большинство крестьянских хозяйств БССР было коллективизировано. 

С коллективизацией, при всей ее нечеловеческой трудности, противоречиях и перегибах, возросла техническая вооруженность крестьянского хозяйства, изменились производственный быт и материальная культура крестьянства. Успехи индустриализации дали дополнительный стимул для развития сельского хозяйства, которое вышло из состояния провала 1932—1933 годов, в 1934—1939 годах восстановило и увеличило объемы производства. На селе появились новые профессии: тракторист, машинист, комбайнер, шофер, счетовод, ветврач, зоотехник и другие. Растениеводство БССР приобрело более специализированный характер, приблизившись к определенному первым пятилетним планом животноводческо-льноводческо-картофелеводческому направлению.

В колхозах и совхозах стала развиваться мелкая подсобная промышленность, которая, используя богатый многовековой опыт местных мастеров, занимала рабочую силу села и выполняла самые разнообразные и необходимые для крестьянского хозяйства работы. Подсобные промышленные предприятия обслуживали нужды главным образом тех хозяйств, при которых были созданы, и их работников, однако определенная часть продукции колхозных и совхозных мастерских реализовывалась на рынке. 
Для участия в параде 7 ноября 1947 года в экспериментальном цехе собраны первые пять автомобилей МАЗ-205.

Сельское хозяйство БССР, которое вышло из стадии реорганизации и начало развиваться на основе расширенного воспроизводства, имело значительные перспективы для дальнейшего прогресса. Однако экономическая самодеятельность колхозов с самого начала была ограничена, что тормозило их инициативу, хозяйственный рост. Государственные заготовительные цены на зерно и большую часть сельскохозяйственных продуктов были в 10—12 раз ниже рыночных, государственные закупочные — в 5—6 раз, что также не покрывало затрат на производство сельскохозяйственной продукции. Важнейшие средства производства, а также квалифицированные кадры были сосредоточены в государственных МТС, которые обрабатывали колхозные поля за натуральную оплату, причем размеры ее определялись сверху. Реализовать продукцию государству по закупочным ценам колхозы и совхозы имели право только после выполнения заданий по государственным заготовкам и натуроплате МТС. Кроме натуральных поставок, деревня выплачивала государству значительные денежные налоги. Таким образом, политика сплошной коллективизации явилась политикой раскрестьянивания деревни, превращения ее в периферийный сегмент советской экономики — источник дешевых массовых ресурсов для промышленности и непроизводственной сферы городов. И она в значительной степени достигла поставленных целей. 

Правовое и социальное положение крестьян изменилось коренным образом. Они в абсолютном большинстве перестали быть собственниками средств производства и продуктов своего труда, превратившись в колхозников — класс, по сути, сельскохозяйственных рабочих с наделом, прикрепленных к колхозам. Крестьяне-единоличники стали меньшинством на селе, экономически и политически маловлиятельной частью общества. Коллективизация сельского хозяйства привела к восстановлению и усилению сельской общины как производственной и налоговой единицы государства. Сельское хозяйство приобрело высокотоварный и более специализированный характер, но модернизация сельскохозяйственного производства совершила лишь начальные шаги. В деревне продолжали господствовать архаичные ручные трудоинтенсивные технологии, однако был заложен и прочный фундамент последующей индустриализации сельскохозяйственных процессов.
Минчане работают над восстановлением родного города.
Фото БЕЛТА

 Отстроили из руин и пепла

— Великая Отечественная война, оккупация — трагические страницы истории Беларуси: погиб каждый третий житель страны, масштаб разрушений — запредельный. Как шло послевоенное восстановление?

— В послевоенный период экономика БССР, имевшая выгодное географическое положение и связанная удобными транспортными маршрутами с промышленными районами и центрами России, Украины, Прибалтики, Польши и Восточной Германии, преодолела периферийность. Быстрый подъем тяжелой промышленности, получившей современный станочный парк, содействовал восстановлению народного хозяйства, наращиванию его экономического потенциала. В 1950 году восстановление народного хозяйства Беларуси завершилось — валовой внутренний продукт страны сравнялся с довоенным. Однако структура промышленности качественно изменилась: машиностроение и металлообработка стали в 1950-е годы ведущими отраслями белорусской экономики, тогда как восстановление объемов производства легкой и пищевой промышленности, занимавших господствующие позиции до войны, затянулось до конца 1950-х годов. Восстановить же довоенные объемы сельскохозяйственного производства не удалось до начала 1960-х.

— Мы привыкли гордиться промышленным потенциалом Беларуси, который был создан буквально за несколько послевоенных пятилеток. На карте страны появились новые города, в структуре промышленности — новые отрасли: нефтехимическая, горнодобывающая, радиоэлектроника, точное машиностроение и приборостроение, многие другие. Что предопределило строительство таких предприятий, какие факторы повлияли на выбор?

— Выгодное географическое положение Беларуси в системе мирового социализма было сполна использовано в 1960-е и последующие годы. В 1971—1985 годах в БССР была создана мощная сверхиндустриальная экономика технологического ядра. Индустриальный облик страны стали определять нефтехимия, электроэнергетика, машино-, станко- и приборостроение, электротехника и радиотехника, производство минеральных удобрений и синтетических волокон. Предприятия БССР были в большинстве случаев завершающими в технологической цепочке, что породило образ республики — «сборочного цеха Страны Советов». В этот период БССР производила половину общесоюзного объема калийных удобрений, каждый шестой трактор, каждый седьмой металлорежущий станок. Грузовые автомобили, карьерные самосвалы, тракторы, телевизоры, электронно-вычислительные машины белорусского производства поставлялись не только в другие республики СССР, но и за рубеж. Имея всего 1,7 процента общей площади сельскохозяйственных угодий и 2,7 процента пахотных земель СССР, Беларусь в 1981—1985 годах давала 5,7—5,8 процента мяса, 15—16 процентов картофеля, четверть льнопродукции от объема их производства в СССР. Доля поставок в союзный фонд мяса составляла 12 процентов, молока — 14 процентов. В свою очередь, интенсивное мясомолочное животноводство страны критически зависело от поставок комбикормов из России и других республик Советского Союза.

valk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2
Загрузка...