Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Руины Кревского замка, усадьба Огинского и мемориальный комплекс «Золотая горка»: Сморгонь вспоминает события Первой мировой войны

Восставшая из пепла

Первая мировая война – крах четырех империй и передел Европы. Один из самых широкомасштабных воору-женных конфликтов в истории человечества по нашей стране прошелся всей своей тяжестью. По нашей терри-тории проходил Западный фронт – главный «щит» России. Германцы и австрийцы два с лишним года, с осени 1915-го по зиму 1918-го, так и не смогли его прорвать и дойти хотя бы до Минска. Столетие окончания Великой войны, как называли ее тогда, не ведая, что человечество ждет еще куда более кровавая Вторая мировая, в эти дни вспоминают и в городке Сморгонь. Сегодня это красивый и удобный для жизни населенный пункт, а тогда бомбежки и газовые атаки практически стерли его с лица земли.

Усадьба в Залесье во время Первой мировой.

Призрачное поселение

Во время Первой мировой войны под Сморгонью проходили ожесточенные бои. 15 сентября 1915 года после восьмичасового боя немцы взяли город. Русские отступили, но уже через несколько дней отбили населенный пункт. Так началось противостояние, которое растянулось на 810 дней. Это единственный город на фронте, от Балтийского моря до Черного, за который так долго ожесточенно сражалась русская армия. 

Об этих и многих других событиях гостям расскажут в местном краеведческом музее. Его директора Дину Щуровскую и научного сотрудника Ольгу Самарскую как раз застала за подготовкой выставки «Войны застывшие мгновения» фотохудожника Владимира Богданова. 

– На уникальных фото мы можем увидеть, какими были деревни Сморгонского района в 1915—1917 годах, – показывает Дина Владимировна оригиналы из личного альбома Фрица Хоффмана, лейтенанта Прусского ландверного пехотного полка № 3. – Именно благодаря педантичности немецких офицеров сейчас есть возможность узнать о быте военных, крестьян, судьбе исторических объектов. Вот женский «батальон смерти» Бочкаревой, знаменитый бомбардировщик «Илья Муромец», а вот — обычная свадьба.

Директор Сморгонского краеведческого музея Дина Щуровская с оригиналами немецких рисунков, на которых можно увидеть «живой» город.

Накануне празднования столетия окончания Первой мировой Сморгонь столкнулась с валом туристов. Вообще, в эти места с 2014 года, когда открыли мемориальный комплекс, людей приезжает все больше. 

— В основном это россияне, — отвечает директор музея. – Многие интересуются местом гибели знаменитого женского «батальона смерти». Точного места, конечно же, нет. Мы можем лишь указать отрезок от Сморгони до Крева, где проходило июльское наступление 1917 года. 

До событий, описанных выше, в конце XIX — начале XX века Сморгонь переживала период бурного расцвета. Городок развивался как центр кожевенного производства. Здесь концентрировалась треть всех кожевенников западных границ Российской империи. После военных действий только 130 человек из 16 тысяч вернулись на руины, чтобы начать новую жизнь.

На огневой позиции.

В тиши Залесья 

Каким-то чудом во всем этом адском котле выжила и осталась практически нетронутой усадьба Михала Клеофаса Огинского в Залесье. А ведь до нее от Сморгони всего 11 километров. Что же спасло ее от разрушения?

Директор музея-усадьбы Людмила Гродицкая может ответить на этот вопрос: 

– На территории Залесья находится много мест, связанных с военными действиями. Сама усадьба уцелела, потому что здесь располагался штаб и работал госпиталь. 

Перевязочная. Март 1916 года.

Залесье можно назвать прифронтовой линией. Есть воспоминания генерал-майора Джунковского – командира 8-й Сибирской стрелковой дивизии. На снимке 1915 года изображена комната, в которой он жил. В своем дневнике Владимир Джунковский писал: «Штаб разместился в панской усадьбе. Очень запущенной, но с чудным парком. Места хватало, поэтому мне отвели отдельную комнату». 

Кстати, именно Джунковский распорядился хоронить солдат, как положено. Так возле местных церквей появились кресты. И это тоже нашло свое отображение на черно-белых снимках той эпохи. 

На территории Залесья существовало несколько госпиталей. Один из них располагался в самой усадьбе. Другой, на 400 мест, находился на местной железнодорожной станции. Руководила им дочь Льва Толстого Александра. Она вспоминала, какое трудное это было время. «Много лет прошло, а я помню все так, как будто это было вчера. ...Идет какой-то грязно-коричневый дымок. Вишней запахло, вишней запахло. Все по команде начинают надевать маски. Ими мы пытались спасти не только себя, но и лошадей. Помню, как подруга нашего Рябчика, недавно ощенившаяся, спасала своих многочисленных щенят. За шиворот она перетащила свою большую семью на островок, образовавшийся на одном из болот около реки. Там стояла влага от воды, которая не пропускала газов. Поняв это каким-то своим чутьем, мать спасла своих щенят», – пишет в своей книге Александра.

Дочь Льва Толстого Александра на Северо-Западном фронте.

Газовые атаки немцы начали с октября 1915 года. За одну такую атаку погибало до 300 солдат и офицеров. Хлопок, мутные клубы отравы — и вот уже кто-то выхаркивает легкие, упав на колени...

«Золотая горка» и незаконченный мемориал

Накануне 100-летия со дня окончания Первой мировой в Сморгони проходят мероприятия, не позволяющие забыть о тех страшных событиях. Начальник отдела идеологической работы и по делам молодежи Сморгонского райисполкома Анна Джумкова упоминает о главных из них:

– Совместно с Институтом истории НАН решено провести вторую часть международной конференции, посвященной событиям Первой мировой, именно в Сморгони. Решили организовать конкурс рисунков на тему Первой мировой. По трем номинациям определено 9 победителей, которые получили дипломы Академии наук. Гостям представили фильм, состоялась презентация книги Владимира Лигуты «Тот войны не видал, кто в Сморгони не бывал». 10 ноября мы ожидаем большой дипломатический корпус из России. Так как на территории Сморгонщины полегло очень много русских солдат, то земля с этих мест будет заложена в капсулу и передана в храм-памятник в честь Всех Святых.

Реконструкция боевых действий на «Золотой горке».

Одно из самых зрелищных мероприятий – это реконструкция военных действий на оборонительной линии «Золотая горка» — месте подрыва немецкой батареи. Она располагалась на высоте 72,9 метра, и захватить ее никак не удавалось. Тогда наши воины решились на отчаянный шаг. За месяц они прорыли подземный ход и заложили туда два вагона взрывчатки. Утром прогремел взрыв. Русские пошли в атаку и взяли высоту. Восстановить укрепления удалось благодаря активистам общественного объединения «Сморгонь фронтовая» во главе с Игорем Павловым при поддержке райисполкома. 

Но до сих пор мемориал недостроен. На завершение всех работ требуется 4,5 млн рублей.

Заместитель председателя Сморгонского райисполкома Геннадий Бычко приоткрывает суть проекта:

– Работы, как вы видите, достаточно дорогостоящие. Все, что сейчас выполнено в бетоне, предстоит одеть в гранит. На это уйдет половина от всей суммы. Будут проложены тротуарные дорожки, благоустроена часть прилегающих к мемориалу улиц, оборудованы стояночные карманы для туристических автобусов, пройдет озеленение парковой зоны. К нам приезжают люди из разных уголков мира, поэтому мы должны показать, что жители Сморгонщины не только хранят память, но и заботятся о ней.

Фото автора

kondratieva@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...