Восстановленная справедливость

О режиссерском дебюте Константина Хабенского "Собибор"

Чем дальше время отдаляет от войны, тем более неожиданной становится ее трагическая правда. У каждой эпохи свой объем истины. Была потребность в хронике боевых сражений и фронтовых будней. Экран откликался на это фильмами «Живые и мертвые», «Освобождение», «Они сражались за Родину». Потом появилась необходимость понять правду простого человека вне военных сражений («Баллада о солдате», «Летят журавли»), позже почувствовать психологию человека в состоянии непростого выбора («Восхождение», «Круглянский мост»). Сегодня время поиска истины другого уровня. Кино открывает другие территории Второй мировой, которые до сих пор зияют черными дырами и стучатся в нашу память, как «пепел Клааса». «Сын Саула», «Ида» (оба фильма удостоены «Оскара») — не просто о войне, но и о той грани, за которой одни становятся жертвами, а другие — палачами, приняв за норму то, что противоестественно человеческой природе.

ФОТО KINOPOISK.RU

«Собибор» (режиссерский дебют известного российского актера Константина Хабенского) — в ряду тех, которые открывают правду для того, чтобы у нас никогда не утрачивалась способность чувствовать боль, не притуплялось сострадание, не ослабевала память. Слоган фильма «Подвиг, который мы забыли» указывает на желание восстановить справедливость в той истории, которая замалчивалась десятилетиями. Нацистский лагерь смерти, располагавшийся на юго–востоке Польши, был одним из самых жутких и убийственных в «окончательном решении еврейского вопроса». Собибор, из которого невозможно было выйти живым, стал знаком беспрецедентного подвига, связанного с именем лейтенанта Красной Армии Александра Печерского. Именно он организовал разрозненных, говорящих на разных языках (поскольку туда свозили евреев из разных стран), обессилевших, изнеможенных людей для восстания. Из всех подобных мест это был единственно успешный массовый побег. Правда, из 400 бежавших 100 были расстреляны конвоирами из числа коллаборационистов, 150 были сданы фашистам местными жителями.

В фильме трудно выделить одного или нескольких главных героев. В пространстве абсолютной трагедии нет разделения на главное и второстепенное. Конкретная ситуация 1943 года видится с высоты исторических обобщений и библейских сказаний. Кровавые оргии, устраиваемые комендатурой лагеря, забеги на телегах, где вместо лошадей — заключенные, погоняемые пугами вошедших в раж пьяных наездников, напоминают древнеримские смертельные игрища, картины времен Бен–Гура; за офицером, поднявшим людей на сопротивление, видится образ Моисея, которому удалось вывести свой народ из векового рабства. И все–таки главный герой — лагерь, воссозданный до мельчайших исторических подробностей. «Бани» с газовыми камерами, куда прямо с поезда заводят ни о чем не подозревающих людей; склады для сортировки гор одежды, обуви, украшений; безостановочно дымящиеся трубы печей; ежедневные расстрелы — все это с шокирующей точностью воспроизводится не только для того, чтобы напомнить о прошлом, но и предупредить для будущего.

Правда о Собиборе долгие годы была нежелательна. Имя Александра Печерского нигде не значилось среди героев. После войны во время кампании «безродных космополитов» его лишили работы и каких бы то ни было средств к существованию. Орденом Мужества был награжден уже посмертно.

Об ужасающем лагере смерти в разные годы были созданы английский телевизионный, французский, нидерландский документальные фильмы. На территории постсоветского пространства «Собибор» — первое экранное произведение. Этот фильм для всех участников съемочной группы был важен и как проявление гражданской воли, и как акт исторической справедливости, и как жест человеческой солидарности против зла.

lpsm3163@mail.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...