Восемь снов в лесу черешен

Стартовал 15-й Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес»

Спектаклем «Бег» по пьесе Михаила Булгакова в Театре им. Евг. Вахтангова стартовал 15-й Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес»
Спектаклем «Бег» по пьесе Михаила Булгакова в Театре им. Евг. Вахтангова стартовал 15-й Открытый фестиваль искусств «Черешневый лес»


Режиссер Юрий Бутусов.

Пьесу «Бег», имеющую подзаголовок «Восемь снов», вспоминала Елена Сергеевна Булгакова, Михаил Афанасьевич «любил, как мать любит ребенка», это была его любимая вещь. Действие пьесы разворачивается во время Гражданской войны в России, когда остатки белой армии отчаянно сопротивлялись красным на Крымском перешейке, затем в Турции и Париже – двух центрах русской эмиграции. По мнению литературоведов, основой сюжета пьесы стали воспоминания об эмиграции Любови Белозерской – второй жены Булгакова. Она бежала в Константинополь, затем жила в Марселе, Париже, Берлине. Также писатель использовал воспоминания белого генерала Я.А. Слащева (прототип Хлудова), возвратившегося в Советскую Россию, отдельные сюжеты из рассказов А. Аверченко и А. Толстого. Работать над «Бегом» Булгаков начал в 1926 году.

К сожалению, при жизни автора пьеса поставлена не была, несмотря на то что дважды – в 1927 и 1928 годах – заключался договор со  МХАТом и после запрета репетиций в 1928 году вопрос о постановке пьесы четырежды рассматривался на заседаниях Политбюро. Известны три варианта пьесы с разными названиями. Окончательный вариант под названием «Бег», как никакой другой, был близок к реализации, курировал процесс сам Максим Горький, но – не случилось. Ответ каждый найдет в письме Сталина Билль-Белоцерковскому 1929 года: «Бег» есть проявление попытки вызвать жалость, если не симпатию, к некоторым слоям антисоветской эмигрантщины – стало быть, попытка оправдать или полуоправдать белогвардейское дело. «Бег» в том виде, в каком он есть, представляет антисоветское явление».

Премьера «Бега» состоялась в 1957 году в Сталинграде, и за 87 лет было осуществлено не более 7 постановок.

– Факт удивительный, учитывая восприятие пьесы как шедевра, –  говорит постановщик спектакля Юрий Бутусов, известный спектаклями по Шекспиру, которые ставились и на вахтанговской сцене, «Мера за меру» с успехом прошел в шекспировском театре «Глобус» в 2012 году. – И дело, мне кажется, не в острой социальности, а в загадочной театральной фактуре. В невозможности найти сценический эквивалент фантастическим ремаркам Булгакова, да и самому тексту, произносимому людьми, населяющими эту пьесу.

Подчеркивая острую актуальность пьесы, Бутусов комментирует: «Бег» для меня – состояние человека, проснувшегося после сна, в котором его преследовали кошмары и видения. А утром он обретает покой. Он один, очень тихо, в соседней комнате спят родные. Все хорошо, и  он счастлив».


Собственно на этом контрасте и поставлен спектакль: сценограф – Александр Шишкин, художник по костюмам – Максим Обрезков, композитор – Фаустас Латенас. Начинается он на авансцене, на фоне железного занавеса, вне привычных декораций и обязательных мизансцен. В центре авансцены долго трясется в вагоне больная тифом Серафима (Екатерина Крамзина), постепенно вокруг нее – в разном ритме – то по одному, а то хороводом возникают действующие лица спектакля. Постепенно, сквозь дым начинаешь различать персонажей – влюбленного интеллигента Голубкова (Сергей Епишев), «зверя» Хлудова (Виктор Добронравов), генерала Чарноту (Артур Иванов), предателя-мужа Корзухина (Валерий Ушаков), Скунского (Василий Симонов). Все то бессвязное, что гремело и грохотало, вдруг сплетается в образ времени, без всякой жалости оно обрушивается на вас, и от ужаса у вас стынет кровь в жилах. Персонажи булгаковского «Бега» легко перешагивают в современный мир, в котором столько же «разочарований, разрушенных иллюзий, тупиков и безостановочного бега, похожего на бред, на кошмар, на страшный сон», о чем писал критик Ю. Юзовский совсем в другом времени.

Весь зрительный зал задействован в спектакле вахтанговского «Бега». В первом ряду «сидят» фигуры с мешками на головах, которых «повесят» по приказу Хлудова, а зритель будет слушать свист веревочной петли, которой прямо со сцены зацепят «мешок». Признаюсь, более страшного спектакля не видела в своей жизни (разве что про казнь декабристов в ТЮЗе).

Конечно, в спектакле есть островки тишины, где на смену документалистике, психодраме и фантасмагории приходят сны. И в снах этих девушка в белом проплывает в фантастическом танце по авансцене. Все жанры перемешаны в «Беге», это отмечал еще Вениамин Каверин, подчеркивая, сколь многое в пьесе Булгакова «почти выпадает из реальных представлений об окружающем мире». Но именно сны и то, что выпадает из реального мира, особенно важны для Юрия Бутусова. «Несмотря на трагические события, пьеса «Бег» очень лирическая, это история любви, история человеческих душ», – говорит режиссер.

Художественный руководитель Римас Туминас уже назвал спектакль победой, сказав, что в Вахтанговском театре два Юрия – Любимов и Бутусов, которым удалось сделать из булгаковских текстов театральные шедевры.

Нина КАТАЕВА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи