Вопрос на миллиарды

Актуальный комментарий

Тему государственных закупок Президент держит на личном контроле. Ее важность очевидна. Ведь речь идет о расходовании бюджетных средств. Причем в весьма внушительных объемах. А коль так, то это сфера интересов фактически каждого трудоспособного гражданина, который исправно платит налоги. Недавнее совещание по вопросам совершенствования системы государственных закупок показало, что система их проведения хоть и работает, но нуждается в совершенствовании. Состоялся предметный глубокий разговор. В его развитие еще раз остановлюсь на некоторых принципиальных моментах.


До 2006 года единой законодательной базы государственных закупок у нас не существовало вовсе. Именно поэтому по поручению Президента впервые был подготовлен и принят комплексный документ, который подробно регламентировал эту, будем откровенны, коррупционно–опасную сферу. Почему такое категоричное определение? Объясню цифрами. В 2007 году суммарный объем государственных закупок составил около 13,5 трлн. рублей. Согласитесь, здесь может быть весьма обширное поле для злоупотреблений.


Указ Президента от 25 августа 2006 г. № 529 «О государственных закупках» впервые сформировал достаточно стройную, доступную и прозрачную систему государственных закупок. Прошло полтора года. Что имеем? Выводы таковы: ненужный бюрократизм, волокита, а порой и безответственность начали проявляться вновь. При этом руководители и специалисты с мест до сих пор вынуждены обивать пороги разных инстанций и кланяться чиновникам, тратя время и средства на вояжи в Минск для ни к чему не обязывающих согласований.


Президент снова поручил Правительству скорректировать действующую систему. Задача — устранить элементы ненужного бюрократизма, волокиты и унижения руководителей и специалистов предприятий, организаций и учреждений, которые решают государственные вопросы.


Ряд предложений по корректировке Указа № 529 был подготовлен. Однако, на мой взгляд, в большинстве своем они носят косметический характер. Системные же проблемы остаются. Как выяснилось во время совещания, на это жестко отреагировал Президент, — система госзакупок по–прежнему остается забюрократизированной, тяжелой, затратной и в то же время недостаточно прозрачной.


Номинально, как пытались преподнести докладчики на совещании, процедура как будто упрощается. Однако задание на закупку подлежит согласованию с Комиссией Совета Министров по повышению конкурентоспособности экономики и с соответствующими комиссиями облисполкомов или Мингорисполкома. Давайте посмотрим на Комиссию по повышению конкурентоспособности. Она, оказывается, состоит из 33 человек. Заседания проводятся еженедельно по средам в 9.00. Перечень товаров, государственные закупки которых осуществляются с применением конкурсов и подлежат согласованию с этой комиссией, насчитывает 258 товарных групп по коду товарной номенклатуры ВЭД. Практически все это производим в стране. Получается, заказчики, кроме огромного перечня, по которому должны организовывать конкурсы и готовить задания на закупки, затем должны представлять их на рассмотрение и заключение Комиссии по конкурентоспособности не только в Правительстве, но и в облисполкомах. Но в состоянии ли комиссия вникнуть в суть всех вопросов?


За 2007 год заданий на закупку было более 4,3 тысячи. В году у нас 365 дней. Мыслимо ли провести качественный анализ по всем заданиям? Для того чтобы комиссии дать заключение по какой–то одной закупке, необходимо запросить мнения других ведомств. А если таких заключений даже не десятки, а сотни и тысячи? Все — в мыле, а толку мало...


Обращу внимание на то, что у этой комиссии много еще и других задач. Их решение тоже требует времени. Мне приходилось бывать на заседаниях комиссии. Рассматривали как раз задания на закупку. Помню, тогда обсуждали вопрос приобретения подшипников. Зная, в каком положении наш подшипниковый завод, заранее запросил консультацию специалистов. Оказывается, такие изделия мы выпускали. А что комиссия? Разрешила их импорт...


Вывод: понять принимавшему участие члену комиссии, у которого своих дел невпроворот, что обсуждается и, главное, для чего, — трудно.


Более того, какие товары эта комиссия рассматривает? К примеру, удобрения, все виды сельхозмашин... Спрашивается: зачем городить огород? Ведь в то же время Указом № 529 учреждена соответствующая специализированная Республиканская комиссия по госзакупкам для нужд сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности численностью 20 человек. Этим же документом утвержден порядок закупки товаров, конкурсы по которым проводит эта комиссия. Список включает удобрения, сельскохозяйственную технику и оборудование.


Рассуждаем дальше.


Обращу внимание еще на перечень сведений, которые включаются заказчиком в задание на закупку. Здесь масса позиций. От наименования и количества подлежащих закупке товаров до ориентировочной стоимости закупки, источника ее финансирования и критериев для выбора наилучшего предложения. Список исчерпывающий. Отсюда вопрос: неужели после всех этих требований к заданию конкурс проведет кто–то лучше, чем сам заказчик? Кстати, никто лучше его не подготовит задание и так, чтобы победителем определенно стал именно тот, кого наметили. Такие примеры тоже есть. Но от ответственности всех спасает коллективная безответственность. Ведь окончательное решение принимает комиссия. Какой тут спрос с заказчика? А именно так зачастую и происходит.


Еще предприятия вынуждены обращаться в «Белресурсы». По действующему законодательству объединение наделено правом проводить централизованные закупки. Работники этой структуры, допускаю, уже набили руку. Но только в процедуре! Отследить суть они могут далеко не всегда. Мы же должны исходить из доверия к тому, кто непосредственно проводит закупки. Это во–первых. А во–вторых, создавать такие условия, чтобы можно было всегда установить персональную ответственность.


Добавлю: сегодня действует еще и порядок (его предлагалось сохранить) согласования закупок с экспертным советом НАН Беларуси на предмет научно–технической экспертизы. Совет, в который входят 27 человек, дает заключение по научно–техническому уровню приобретаемых высоких технологий и дорогостоящего оборудования. Для проведения экспертизы совет должен привлечь не менее 2 экспертов. После чего следует заседание совета, который выносит свое заключение.


Честно говоря, увлеченность созданием всякого рода комиссий по поводу и без стало уже повальным.


В связи с этим было бы поучительно вспомнить отношение к ним первого руководителя объединенного партийно–советского органа ЦКК — РКИ (Центральной контрольной комиссии и Народного комиссариата Рабоче–крестьянской инспекции) В.В.Куйбышева. Вспоминаю потому, что недавно широкая международная научная общественность отмечала его 120–летие. Больше говорили о нем как о председателе Госплана СССР, авторе первых пятилетних планов, идеологе строительства крупнейших предприятий металлургии, сельхозмашиностроения, автомобилестроения, энергетики, но он еще был и главным контролером страны в далеких 20–х. Так вот он отмечал, что в конце концов всякого рода комиссии дезорганизуют работу и не являются гарантией хоть сколько–нибудь основательной проработки вопроса, потому что комиссии обычно составляются из тех же лиц, которые решают вопрос, — практика комиссий, по существу, дублирует работу органов, которые должны решать вопрос, создает иллюзию основательной его проработки, тогда как на самом деле он находится в такой стадии, как и тогда, когда был внесен на обсуждение того или другого органа.


Емче не скажешь. Разговоры вести можно, а вот простого дела, которое им поручено, не делают. Может, нашим чиновникам стоило бы перечитать то, что изучали в студенческие годы: «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Лучше меньше, да лучше». Да и наши контролеры занялись бы работой госаппаратов, контролем и проверкой исполнения. Может, вернуться к ленинскому «Нам нужна проверка пригодности людей, проверка фактического исполнения. Проверять людей и проверять фактическое исполнение дела — в этом, еще раз в этом, только в этом теперь гвоздь всей работы, всей политики»?


Президент не принял внесенный Правительством «подлакированный» проект указа. Кроме волокиты, безответственности, бюрократизма и унижения руководителей предприятий, организаций и облисполкомов, этот документ ничего не нес. Правительству поручено выстроить систему так, чтобы решения о закупках принимались на уровне предприятий, министерств и облисполкомов.


Но одновременно Президент потребовал ввести персональную ответственность за принятые решения, поднять ее на два порядка, в том числе и контролирующих органов за их объективность, включая их ответственность за факты коррупции. Потребовал введения ответственности за проведение закупок через посредников.


Кроме того, Президент потребовал от Совета Министров, Администрации Президента, облисполкомов усилить работу по дебюрократизации деятельности всех уровней системы государственного управления.


Вот в этом вся суть!


Сергей ТКАЧЕВ, помощник Президента Республики Беларусь.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?