«Волосы из седых стали черными! Что это, как не чудо?»

ЕЩЕ с детства девочка приметила в себе сверхъестественные способности: она чувствовала энергию в руках, жизнь цветов, птиц, муравьев и настоятельно с самых малых лет просила родителей, даже требовала носить ее на руках, чтобы она могла видеть звездное небо. Необычный талант передался ей от отца, который запросто ходил по углям, мог раздавить стакан в руке и не порезаться или мог подвинуть лист бумаги без помощи рук. Тогда Альбина думала, что он фокусник, но, повзрослев, стала замечать подобные способности за собой. И когда призналась в этом бабушке, та запретила внучке вслух говорить о них. Потому как такая неординарность могла оказаться за гранью психиатрии. И неизвестно, чем бы это закончилось…

Православная ясновидящая и целительница из Глубокого Альбина Селицкая предчувствовала трагедию на Немиге, «засветилась» в седьмом сезоне «Битвы экстрасенсов» на ТНТ и помогает людям с помощью веры и молитвы.

ЕЩЕ с детства девочка приметила в себе сверхъестественные способности: она чувствовала энергию в руках, жизнь цветов, птиц, муравьев и настоятельно с самых малых лет просила родителей, даже требовала носить ее на руках, чтобы она могла видеть звездное небо. Необычный талант передался ей от отца, который запросто ходил по углям, мог раздавить стакан в руке и не порезаться или мог подвинуть лист бумаги без помощи рук. Тогда Альбина думала, что он фокусник, но, повзрослев, стала замечать подобные способности за собой. И когда призналась в этом бабушке, та запретила внучке вслух говорить о них. Потому как такая неординарность могла оказаться за гранью психиатрии. И неизвестно, чем бы это закончилось…

— Я родилась в святом месте — в Абхазии, в городе Гудаута, что в 14 километрах от Нового Афона, — рассказывает Альбина. — На горе Афон расположено много монастырей, «мест силы», которые намолены и к которым люди ходят поклоняться и просить дождя, урожая. Язычество и православие здесь словно переплетены в единое целое, мир не разделяется на духовный и физический. Именно тут зародилось понимание, что любой недуг или проблему можно победить внутренними силами. Хотя свой дар особо не развивала, не знала, куда и как приложить. Тем более что в те годы, при коммунизме, вообще не было возможности изучать духовную литературу.

Однажды девушка увидела сон, что на их родную землю пришли чужеземцы. А она стоит и метет трупы. Но под ногами их столько, что мети не мети, не выметешь. Это жуткое сновидение Альбина записала, а через сутки в Абхазии началась война.

— Тогда, наверное, я открыла для себя дар ясновидения и впервые осознанно поняла, что сон — это не моя фантазия, а считывание какой-то информации. Причем чаще негативного характера. Я стала видеть, кто из моих близких умрет, погибнет, кого постигнет несчастье. Это было ужасно, — признается целительница. — Я не знала, что с этим делать, но понимала, что все мои умения нужно в срочном порядке систематизировать, направить в нужное русло. И поступила в Христианскую академию народной медицины в Москве. А затем окончила аналогичную в белорусской столице.

К тому времени Селицкие обосновались в Глубоком (муж — военный — после окончания войны и распада Союза решил перебраться на родную витебскую землю). Здесь Альбина и начала практиковать, используя методики, которым обучалась. И, надо сказать, довольно неплохо. Не успевала она отвести маленькую дочь в сад, как под дверью квартиры собиралась очередь.

— Для меня был важен не столько результат, сколько творческий процесс. Главное, что я уяснила от своих наставников, — учиться видеть. Сила целительства в силе господа Бога. Лечит, исцеляет наши души не я, а он. Недуг — временное недомогание, которое я могу увидеть, а с Божьей помощью он может исчезнуть. Правда, некоторым приходится объяснять, чтобы не ждали, что я взмахну волшебной палочкой, и все тут же наладится.

Хотя некоторые примеры, кроме как чудом, не назовешь. Одна пациентка прислала письмо, где благодарила Альбину за помощь. Лечение оказалось насколько эффективным, что седые волосы вновь стали черными. Одним целительница помогает лечить заболевания, другим — решать проблемы в личной жизни.

— Как-то раз ко мне пришла девушка. По вероисповеданию даже не православная — таджичка по национальности. От нее ушел муж, оставив с месячной дочкой. Она очень переживала, плакала без конца и не знала, что делать, — вспоминает Селицкая. — Я успокоила ее и сказала, что если будет выполнять мои наказы, все образуется. Для этого ей нужно было мыться наговоренной солью 40 дней. Она все делала безукоризненно, а после позвонила и счастливым голосом рассказала, что муж вернулся. Это — не волшебство. То, чем я занимаюсь, скорее просветительская работа. Мне важно, чтобы после моего «лечения» человек не был привязан к целителям, а жил, прислушиваясь к самому себе. Моя задача — подсказать, как это сделать. Когда я заканчивала московскую академию, увидела сон: я высоко-высоко в темном ночном небе держу фонарь, свечу им в небо и посылаю луч на голову каждому человеку. Тогда я подумала: «Господи, неужели ко мне столько людей будет приходить?» А теперь понимаю, что это сновидение оказалось вещим. Да и выступления в телепередачах, прогнозы в печатных изданиях... И, конечно же, нельзя не упомянуть о седьмом сезоне «Битвы экстрасенсов».

К участию в этом популярном телешоу Альбину подтолкнул сын, когда кастинг участников проходил в Минске. И глубокская целительница решила рискнуть. Ни слова не говоря близким, отправилась в столицу. А через некоторое время ей позвонили и сообщили, что из 40 человек она попала в тройку белорусов, которых приглашают пройти отбор в Москве. Кстати, Селицкая — единственная, кто участвовал в седьмом сезоне из наших соотечественников.

– Но, признаться, от этого телешоу я ожидала большего. Мне было неинтересно там работать, да и обстановка, честно говоря, напрягала. Особенно, когда я сравнивала, что говорю и делаю во время съемок, и то, что выходило потом в эфир. Много негативных, агрессивных эмоций. Конкурсанты воевали за попу-лярность между собой, дух такого злостного соперничества постоянно угнетал, – признается целительница. – Я заранее поинтересовалась, сколько высшие силы уготовили мне здесь быть: дальше пятого-шестого места путь был закрыт. Так и вышло: в мае я не выдержала и отказалась от съемок. Но талант белорусской целительницы не остался незамеченным. После телепроекта ее пригласили на работу в Москву, в Центр правовой и психологиче-ской помощи в экстремальных ситуациях под руководством Михаила Виноградова. – Михаил Викторович был экспертом-криминалистом и психиатром на «Битве экстрасенсов», он нас тестировал, убеждался, что мы в здравии, а наши видения – не галлюцинации или выдумки, а действительно считывание определенной информации. Сейчас я работаю в центре со следственными органами. Мы помогаем находить маньяков, вести расследования громких дел, пропажи известных людей. Хотя это очень сложно. Психологически. Представьте себе, одно дело, если мы ищем клад, родник, руду или золото. Совсем другое, когда мы ведем поиск, заведомо предполагая, что человек уже мертв. И как потом все это сказать родственникам? Хотя были совершенно уникальные случаи, когда я находила человека за один час до того, как его уже в морге отправляли в безымянную могилу! Жена последовала тому направлению, которое я указала, и нашла супруга. К сожалению, мертвого. Я просматриваю информационное поле человека, вижу его в негативе, отдельные рисунки соединяю и считываю информацию о будущем, здоровье, семье. Этот громадный труд отбирает много сил и энергии. А вот сны-предвестники «приходят» редко. Обычно перед каким-то важным событием. Кстати, накануне трагедии на Немиге Альбина видела сон, что она стояла в Минске на небольших ступеньках перед какой-то огромной рекой. И смотрела, как тонет огромный корабль. – Я тогда лежала на сохранении в роддоме. И когда проснулась, тут же сказала соседкам по палате, чтобы срочно включили радио: что-то точно произошло, – говорит Альбина. – Включаем и понимаем, что случилось непоправимое… Часто просят дать прогнозы различные периодические издания. А в конце года они обычно проверяются на исполнение. Половина из 12 прошлогодних пара-метров у Альбины сбылась. В сфере шоу-бизнеса она предсказала, что свадьба Баскова и Федоровой не состоится, указала, что Россию ждут большие перемены в милиции (она стала полицией), что нововведения ждут и социальную сферу (повышение стипендий и пенсий). Предсказала также уход из «Битвы экстрасенсов» Михаила Пореченкова, который до этого не очень-то распространялся о своем намерении. А за две недели до землетрясения в Японии она увидела во сне ограниченный со всех сторон колодец (остров), куда ушли тысячи людей. Но в большинстве своем занимается целительством. Сеанс обычно начинает со считывания информации о человеке. Как правило, от каждого органа исходит своя «причина» – жена, мать, брат, сват, любовник, больные дети. И уже почти наверняка может определить: если приходят «легочники» – проблемы кроются в личной жизни. – Это как у Чехова: все его героини болели чахоткой от несчастной любви, – сравнивает Альбина. – Даже у парней и мужчин тяжелые формы легочных заболеваний сигнализируют, что у них нет радости в жизни, любви настоящей. По голове можно определить, человек действительно в депрессии или сам себе все напридумывал. И хотя ни официальная медицина, ни Православная Церковь экстрасенсов не признают, Альбина Селицкая уверяет: ее лечение основывается только на вере. Молитвы, работа на психологическом уровне и вера – вот главные «инструменты» знахарки. А слово «экстрасенс» она вообще считает чуть ли не ругательным. Скорее, это всего лишь более чувствительный человек, чем другие.

Надежда ЯНЧЕНКО

Фото автора

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?