Волокно преткновения

ЛЬНЯНУЮ отрасль страны лихорадит уже не один год. Урожайность долгунца значительно уступает среднеевропейской. Но главная проблема заключается в том, что если на Западе из выращенной льнотресты получают примерно 70 процентов длинного волокна, из которого можно получить готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью, и лишь 30 процентов — короткого, то в Беларуси — почти с точностью до наоборот. Отсюда и большие убытки льнозаводов, и не самое лучшее финансовое состояние главного переработчика волокна — Оршанского льнокомбината. Чтобы разобраться в состоянии дел в отрасли, корреспондент «БН» решил пройтись по льняной цепочке. И начал изучение ситуации с Оршанского льнокомбината.

Почему не находят общего языка производители и переработчики «северного шелка».

ЛЬНЯНУЮ отрасль страны лихорадит уже не один год. Урожайность долгунца значительно уступает среднеевропейской. Но главная проблема заключается в том, что если на Западе из выращенной льнотресты получают примерно 70 процентов длинного волокна, из которого можно получить готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью, и лишь 30 процентов — короткого, то в Беларуси — почти с точностью до наоборот. Отсюда и большие убытки льнозаводов, и не самое лучшее финансовое состояние главного переработчика волокна — Оршанского льнокомбината. Чтобы разобраться в состоянии дел в отрасли, корреспондент «БН» решил пройтись по льняной цепочке. И начал изучение ситуации с Оршанского льнокомбината.

1. От долгунца до полотенца

Экспортер в роли импортера

В советское время Оршанский льнокомбинат жил беззаботно. Большую часть продукции из короткого волокна составляли мешки. Но с развалом Советского Союза на смену им пришли синтетические. Это, а также разрыв хозяйственных связей больно ударили по предприятию. Пришлось постепенно почти вдвое сократить количество работающих. Но помогло лишь отчасти. Основа всех проблем предприятия сохранялась. Это плохое соотношение между количеством и качеством поступающего сюда длинного и короткого волокна, о чем было сказано выше.

Сегодня комбинат, подстраиваясь под поставки сырья, запрограммировал свою работу с таким расчетом, чтобы иметь в год не менее 6 тысяч тонн длинного и 15 тысяч тонн короткого волокна. После техперевооружения предприятие сможет перерабатывать более 8 тысяч тонн длинного волокна. Однако отечественные льнозаводы не в состоянии произвести даже и 6 тысяч тонн должного качества. Поэтому в прошлом году комбинат переработал примерно 10 процентов импортной чесаной ленты, получаемой из длинного волокна номером 13 и выше. Отечественные заводы поставили его средним номером 11,2. Технология же производства высококачественных тканей требует, чтобы оно было номером не ниже 12,5. Вот почему нужны импортные закупки. Чем выше номер волокна, тем тоньше пряжу можно из него сделать, а затем произвести добротное полотно и пошить постельное белье и одежду.

Короткого волокна на комбинат поступает в 2,5 раза больше, чем длинного. А вот товарной продукции в денежном выражении из него получается лишь 20—25 процентов. Из короткого волокна на комбинате изготавливается в основном пряжа, которая затем продается в Россию, там из нее делают брезент, спецодежду и многое другое. Раньше она шла и для ковровой основы, но сейчас для этой цели используется меньше, так как ковровые комбинаты перешли на более дешевую джутовую пряжу.

Правда, на льнокомбинате нашли способ более широкого использования короткого волокна. Здесь установили линию по его котонизации. В результате появилась возможность выпускать пряжу для производства бытовых тканей. Но при этом и короткое волокно должно быть хорошего качества. Поэтому его предварительно нужно сортировать. В результате примерно 30 процентов волокна приходится отправлять в отходы. Правда, их не выбрасывают. На установленной линии по брикетированию из отходов получается хорошее топливо.

Почему качество поступающего сырья не устраивает комбинат? Почему длинного волокна поступает так мало, что предприятие вынуждено закупать его за рубежом? И это в нашей-то стране, где лен столетиями считался национальным достоянием!

Заместитель генерального директора предприятия Ольга Неводничая причину видит в том, что в республике упал престиж льноводства. Кого у нас чествуют на республиканских «Дажынках»? Тех, кто вырастил высокий урожай зерна, заготовил достаточно кормов, водителей, комбайнеров... А о льне даже не упоминается. Между тем, если по-честному, то заслуги льноводов перед страной не меньшие. Почти 70 процентов продукции Оршанского льнокомбината идет на экспорт и приносит стране твердую валюту. Добавьте к этому поставки за рубеж льноволокна, которые заводы осуществляют через льноэкспортные базы. Поэтому пора поднимать престиж льноводов, в том числе и на «Дажынках». Возможно, это станет стимулом и к получению большего урожая долгунца, и к  улучшению качества тресты.

Чтобы решить эту проблему, сейчас рассматривается вопрос создания холдинга, в который войдут льнокомбинат и льнозаводы. Как к этому относятся на предприятии?

Ольга Неводничая считает, что это надо делать поэтапно. Для начала, в порядке эксперимента, можно создать хозяйственную группу, взять в нее пару близлежащих льнозаводов и посмотреть, что из этого получится. А почему нельзя все одновременно?

— На комбинате нет специалистов по выращиванию льна, — говорит Ольга Ивановна. — Кроме того, льнозаводы требуют масштабного технического перевооружения, а финансовых источников у членов будущего холдинга не просматривается.

Хотя и на самом комбинате экономическая ситуация не вызывает восторга. Среднемесячная зарплата примерно 2 миллиона рублей. Это ниже, чем в среднем по стране. А ведь здесь преобладает экспортная продукция, которая в условиях прошлогодней девальвации должна была дать дополнительные доходы. Почему же этого не произошло?

Долгое время на протяжении года рентабельность производства на предприятии держалась на уровне 20 процентов. Но в декабре она упала сразу в три раза, потому что закупочные цены на короткое волокно по сравнению с январем 2011 года выросли в 11 раз, а на длинное — в 5—6 раз. Льнозаводам было выгоднее продавать волокно в Россию, где цены после девальвации стали значительно выше при пересчете на белорусские рубли. Поэтому государство решило устранить эту диспропорцию.

Конечно, льнокомбинат не в восторге. Ведь теперь и ему надо бы поднимать цены на свою продукцию. Но здесь встает вопрос: а станут ли ее покупать, особенно на внутреннем рынке?

В последние годы на предприятии наметилась устойчивая тенденция роста экспорта. В прошлом году по отношению к 2010-му он увеличился примерно на треть. А еще годом раньше — на 42 процента. Это говорит о том, что продукция белорусских текстильщиков пользуется за рубежом устойчивым спросом.

Принтер сгладит недостатки

Как утверждает начальник управления разработки ассортимента и рекламы продукции комбината Игорь Ещенко, на базе льняного волокна, особенно короткого, создать принципиально новую продукцию сложно. Тем не менее предприятие к этому стремится. Например, стали внедрять энзимно-силиконовые отработки тканей, изготовленных именно из короткого льноволокна. Они придают готовым изделиям выгодные потребительские свойства, облагораживают внешний вид и делают их мягкими на ощупь. Такая работа проводится с изделиями в первую очередь из котонизированного волокна. Но она очень сложна и дорогостояща.

Новые технологии позволяют получать из короткого волокна много современных видов изделий, в том числе и декоративные пледы. Они ничем не уступают полушерстяным. На изделиях из льняного волокна стали применять в последнее время новый вид финишной отделки тканей — цифровую принтерную печать. Это касается как одежды, так и постельного белья. Благодаря этому за последние три года здесь вдвое увеличили производство готовой продукции, что приносит больший доход, чем реализация обычного льняного полотна.

Но какие бы новые подходы не применялись к переработке короткого волокна, все же сегодня главная задача — это увеличение доли длинного, причем как можно более высокого номера. Необходимо переломить ситуацию по западноевропейскому образцу, где производится 70 процентов длинного волокна и лишь 30 — короткого.

Изделия из длинного волокна имеют неоспоримые преимущества по сравнению с изготовленными из короткого. Они более прочны и меньше подвержены усадкам. У них лучшая воздухопроницаемость и гигиеничность. Поэтому почти вся одежда и производится из длинного волокна. Из короткого же, какие бы технологии ни применялись, невозможно получить высококачественное постельное белье мирового уровня.

Игорь Ещенко побывал уже почти на всех льнозаводах, и у него свой взгляд на проблемы получения сырья для своего предприятия.

— Этот вопрос требует комплексного решения, — говорит Игорь Борисович. — Нужно разобраться с семеноводством, подбором подходящих для этой культуры почв, обеспечением соответствующей техникой льноводов и рядом других проблем. Несоблюдение научно обоснованной технологии выращивания льна не позволяет получать высокие урожаи тресты и иметь ее высокое качество. А если исходный продукт, т. е. треста, плохой, никакие современные линии на льнозаводах не изготовят из него желанного качества волокно.

13-й – номер несчастливый

Об озабоченности льнокомбината качеством поступающего волокна говорит и тот факт, что на предприятии существует должность заместителя главного инженера по сырьевому обеспечению. Ее занимает Анна Василевская. Она хорошо знает всю цепочку производства сырья для комбината и проблемы, существующие в этой сфере.

— Нас беспокоит уменьшение поступления высокономерного волокна, — говорит Анна Васильевна. — Если 30 лет назад мы держали в руках 14-й и 15-й номера, то сейчас 13-й становится редкостью. В прошлом году такого волокна поступило всего 36 тонн. Это практически ничего!

Претензии адресованы прежде всего тем, кто выращивает лен. Но заместитель главного инженера считает, что качество сырья зависит и от подхода к делу со стороны льнозаводов. Их необходимо постоянно модернизировать. И если это в последнее время сделано в Дубровно, Дворце и Пружанах, то оттуда и сырье лучшее поступает. А вот в Браславе, Ушачах, Сенно оборудование заводов уже изрядно износилось. Поэтому и из относительно хорошей тресты там получают не лучшее волокно.

Если же смотреть на проблему в разрезе областей, то в числе лучших поставщиков сырья льнозаводы Гродненской и Могилевской. На средних позициях Брестская и Гомельская. А вот к Витебской и Минской областям самые большие претензии.

Льнокомбинат не только критикует поставщиков сырья. Он стремится им помогать. С этой целью на предприятии обучают сортировщиков сырья, отправляют их на стажировку. А чтобы не было споров по качеству волокна, совместно с заводами проводят его приемку.

В этом материале автор изложил взгляд на проблему льноводства с точки зрения производителя готовой продукции. Затем он отправился на Дубровенский льнозавод. О его работе речь пойдет в следующем материале.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?