Волокно преткновения

«БН» ПРОДОЛЖАЕТ исследование проблемы льноводства. В двух предыдущих материалах, опубликованных в номерах за 14 и 20 января, были изложены позиции по этой теме специалистов Оршанского льнокомбината и Дубровенского льнозавода. Сегодня предлагаем читателям точку зрения ученых Института льна НАН Беларуси, который находится в деревне Устье Оршанского района.

Почему не находят общего языка производители и переработчики «северного шелка»

«БН» ПРОДОЛЖАЕТ исследование проблемы льноводства. В двух предыдущих материалах, опубликованных в номерах за 14 и 20 января, были изложены позиции по этой теме специалистов Оршанского льнокомбината и Дубровенского льнозавода. Сегодня предлагаем читателям точку зрения ученых Института льна НАН Беларуси, который находится в деревне Устье Оршанского района.

3. Ответ нашей науки

Наживка для непосвященных

В советское время на белорусских землях десятилетиями высевался один сорт льна — «оршанский-2». Затем появился «могилевский». А за короткую историю существования Института льна, которая насчитывает чуть больше десяти лет, здесь создано 14 новых сортов долгунца. И они уже доказали свою эффективность.

Некоторые руководители сельхозпредприятий и директора льнозаводов считают, что зарубежные сорта лучше белорусских. Директор Института льна Иван Голуб с этим категорически не согласен. И приводит такой аргумент. С тех пор как в страну начали завозить импортные семена, урожайность этой культуры не выросла. Не стали получать больше и длинного волокна. Так в чем же дело? Почему отдельные льнозаводы, которые в большинстве выращивают лен сами, стремятся завезти, скажем, французские семена?

— Руководители льнозаводов приводят такие цифры, — говорит Иван Голуб. — Тысяча импортных семян весит 5 граммов, а наших — 4 грамма. Непосвященный может клюнуть на эту наживку. Но следует иметь в виду, что за рубежом есть машины, которые их калибровку делают на более высоком уровне. По качеству же зарубежные и отечественные семена примерно одинаковые.

Льнозаводы и льносеющие хозяйства не хотят утруждать себя сортировкой семян. Им подавай сразу отличные. Но не стоит забывать, что за них надо платить валютой. А потому все же не следует искать легкие пути, а делать ставку на импортозамещение. Оно, кстати, теперь является одним из приоритетов государственной экономической политики.

— Разницы между нашими элитными семенами и закупаемыми импортными практически нет, — утверждает Иван Голуб. — Поэтому надо не отмахиваться от отечественных в угоду зарубежным, а думать над совершенствованием машин для подготовки семенного материала.

Как показывает опыт Института льна, хорошие семена можно получать даже на старых «Петкусах». Надо только пропускать их через машины дважды.  Все равно это будет дешевле, чем завозить из-за рубежа. Но проблема заключается в том, что только примерно 10 процентов льнозаводы готовят сами. А львиную долю сдают на льносемстанции для доведения до нужных кондиций. Возможно, там тоже надо проводить, с одной стороны, двойную очистку, а с другой — позаботиться о приобретении более современной техники. Затраты в любом случае окупятся высоким урожаем.

Цифры – лучший аргумент

Петр Евсеев, заведующий лабораторией защиты растений Института льна, считает: отечественные семена даже лучше зарубежных. И это не защита чести мундира. Петр Алексеевич занимался анализом результатов выращивания долгунца из белорусских и французских семян Дубровенским льнозаводом в течение двух лет.

— По урожайности тресты лен, выращенный из наших семян, находится на одном уровне с французским сортом, а по качеству тресты и волокна даже превзошел, — говорит Петр Евсеев.

По французской технологии весной 2010 года до посева льна внесено 44 килограмма на гектар действующего вещества азота, 32 — фосфора и 123 — калия. Посеян французский сорт  «драккар». По технологии института до посева внесено 10 килограммов азота, 32 — фосфора, 123 — калия и 1,2 — цинка. Посеян среднеспелый белорусский сорт «блакіт».

Технология Института льна рассчитана на получение продукции с минимальными затратами. Экономия достигается за счет внесения оптимальной дозы азотного удобрения без применения ретардантов, использования баковых смесей гербицидов в зависимости от засоренности льна. Проведенные расчеты свидетельствуют, что затраты на удобрения и средства защиты по технологии Института льна на гектар посева составляют 158 долларов, а по французской технологии — 268.

Уборка тресты в рулонах сорта «блакіт» проведена 27 августа. Специалистами Дубровенского льнозавода зафиксирована зачетная масса поступившей тресты 48,6 тонны, номер — 1,25, урожайность  5,14 тонны с гектара.

Уборка французского сорта «драккар», возделываемого по технологии фирмы «Dehondt», завершена 8 сентября. Зачетная масса поступившей тресты — 52,6 тонны, номер — 1, урожайность — 5,84 тонны с гектара. Уборка позднеспелого сорта «драккар» проведена на 11 дней позже среднеспелого сорта «блакіт». Этот факт для Республики Беларусь очень важен, так как погодные условия сентября не всегда бывают благоприятными для вылежки тресты и ее уборки. Поздняя уборка всегда является причиной невысокого содержания длинного волокна и низких прядильных показателей, определяющих номер.

Расчет экономической эффективности возделывания льна показывает, что при выращивании сорта «блакіт» и реализации тресты по ценам, установленным Минсельхозпродом на 2010 год, получена прибыль  2511 тыс. рублей с гектара и рентабельность производства 133 проц. От реализации тресты сорта «драккар» прибыль составила 1429 тыс. рублей и рентабельность 66 проц.

Информация, предоставленная специалистами Дубровенского льнозавода, свидетельствует, что сорт «блакіт» по качеству волокна превосходит «драккар». У «блакіта» в общей структуре выработанное длинное волокно № 11 составляет 13,24 проц., № 12 — 35,32 и № 13 — 51,44. У сорта «драккар» длинное волокно № 11 — 63,15 проц., № 12 — 36,85, волокно № 13 отсутствует. Качество короткого волокна у сорта «блакіт» также значительно выше, чем у «драккара».

Длинное волокно было отправлено на Оршанский льнокомбинат, где проводилась подготовка его для выработки ткани. В результате контрольного прочеса длинного волокна сорта «блакіт» установлено, что партия волокна номера 12 после прочеса повысила качественные показатели до номера 13, партия волокна номера 13 после прочеса соответствовала показателям качества номера 13. Таким образом, у сорта «блакіт» после прочеса доля волокна номером 13 составила 86,76 проц. от общей массы длинного волокна.

У сорта «драккар» партия волокна номера 11, выработанного на Дубровенском льнозаводе, после прочеса по качественным показателям соответствовала номеру 9, а показатели качества волокна номера 12 соответствовали номеру 10.

Сравнительный анализ качества пряжи показывает, что выработанная из льноволокна сорта «блакіт», выращенного по технологии института, имеет удельную разрывную нагрузку на 42 проц. больше, чем из сорта «драккар».

Таким образом, независимая экспертиза волокна, проведенная специалистами Оршанского льнокомбината, показала, что качество волокна белорусского сорта «блакіт», выращенного по технологии Института льна и выработанного на Дубровенском льнозаводе, значительно выше, чем у сорта «драккар», выращенного по французской технологии.

По данным специалистов Дубровенского льнозавода, белорусский сорт «блакіт» по урожайности тресты несколько уступает сорту «драккар», однако возделывание льна по технологии Института льна обеспечивает получение прибыли больше на 57 проц. и рентабельность в 2 раза выше, чем  у сорта «драккар» по французской технологии.

Ау, слабокислая почва!

В Западной Европе получают примерно 70 процентов длинного волокна и 30 — короткого. У нас — почти наоборот. Некоторые специалисты утверждают, что там более благоприятный климат для получения качественной тресты, поэтому ситуацию изменить невозможно.

— Дело не только в погоде, — считает заведующий отделом агротехники Института льна Владислав Прудников. — Проблемы в льноводстве создает не погода, а люди. Вернее, их неэффективные подходы к возделыванию «северного шелка».

Первое, на что  следует обратить внимание льноводам, — это подбор полей под будущие посевы. Лен не любит щелочных почв, избытка кальция в них. Это блокирует поступление в растения цинка, которого на наших полях и так мало. В результате вырастет лен с низким содержанием волокна. Эта культура любит слабокислую почву, что вступает в противоречие с массово проводимым сейчас известкованием полей.

Для льна надо подбирать специальные участки, где известкование проводилось давно. Оптимальный уровень рН для этой культуры — 5—5,5. В этом случае создаются условия для получения максимальной урожайности долгунца и высокого выхода длинного волокна.

В реальности таких полей у нас практически нет. И лен приходится сеять на почвах, где рН составляет 5,8—6,2. Бывает, что и 6,5. Кроме того, известкование проводится несовершенными машинами, которые не обеспечивают равномерное внесение доломитовой муки. А поэтому на одном поле могут быть участки, где рН и 5,5, и 7. А если существует  плохая основа для выращивания льна, то какую агротехнику не применяй, хорошей урожайности и качества сырья не получишь.

Специалисты института  считают, что лен можно сеять на поле только через 10 лет после проведенного там известкования. Тем не менее производители сеют его на щелочных почвах, потому что других им не дают. Ведь выделение земель под лен у нас в большинстве случаев происходит по остаточному принципу, лучшие почвы идут под зерно и кормовые культуры.

— Я категорический противник нормативов известкования, введенных лет 20 назад, — утверждает Владислав Прудников. — Согласно им, внесение доломитовой муки на единицу площади увеличилось в полтора раза по сравнению с тем, что существовало в советское время.

 

При таком подходе лет через 5—10 в стране вообще не останется подходящих для льна полей. Эта культура будет гибнуть от кальциевого хлороза. Ведь лен при рН свыше 6 по существу возделывать нельзя.

— Для того чтобы отрасль нормально функционировала, — говорит директор института Иван Голуб, — следует четко определиться с посевными площадями под «северный шелк» на длительную перспективу. И известкование там надо категорически запретить.

Вторая проблема, которая отрицательно сказывается на количестве и качестве длинного волокна, по мнению ученых Института льна, — опоздание с тереблением и уборкой  тресты. Перележка ее ведет к потерям волокна. Лен надо стремиться убирать до 10 сентября. Это оптимальные сроки для культуры. Если в них не вложиться, треста начинает подгнивать, при переработке волокно рвется, и длинного его получают мало.

Следует пристальное внимание уделить и хранилищам для льна. Сегодня по всей стране они могут вместить лишь 50 тысяч тонн тресты, а производим мы ее от 150 до 220 тысяч тонн в год. Это значит, что две трети сырья хранится в скирдах под открытым небом, оно подвержено влиянию атмосферных осадков. Разве можно в этой ситуации получить хорошее волокно?

БН» ЗАКАНЧИВАЕТ публиковать серию материалов о проблемах льноводства в стране. Но на этом тема не исчерпана. Хочется, чтобы свое мнение  высказали представители сельхозпредприятий, льнозаводов, ученые, все неравнодушные к выращиванию нашей традиционной культуры. Ждем продолжения дискуссии...

На снимках: Директор Института льна Иван ГОЛУБ, Заведующая лабораторией института Елена АНДРОНИК и научный сотрудник лаборатории Маргарита МАСЛИНСКАЯ.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

Фото автора и из архива института

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?