Минск
-2 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Волчья стая периода благоденствия, или как удается либеральным турецким властям уживаться с исламистами

Миллионы туристов из Европы и России, с мая по октябрь заполняющие курорты Турции, редко обращают внимание на что-либо, кроме ласкового моря, качества обслуживания в отелях и величественных памятников старины.
Миллионы туристов из Европы и России, с мая по октябрь заполняющие курорты Турции, редко обращают внимание на что-либо, кроме ласкового моря, качества обслуживания в отелях и величественных памятников старины. Самые внимательные отмечают, что количество машин на дорогах страны растет, а те, кто отправляется в поездки по внутренним районам страны, удивляются тому, как быстро растут новые поселки из одинаковых двухэтажных бетонных и кирпичных домов с непременными солнечными батареями на крышах.

Туристы редко видят и то, сколько вдруг стало строиться мечетей в городах и селах Турции, что вместо скромных домиков, опознать в которых культовое здание можно только по тонкому минарету, стали строиться роскошные сооружения, отделанные мрамором и золотом. Но главное все же - количество. Рядом с Сейдишехиром, где дымит сооруженный еще советскими специалистами алюминиевый завод, построен новый поселок - полсотни домов. И шесть мечетей. Похоже, все население поселка собирается не обрабатывать землю и торговать, а непрерывно молиться.

От экстремиста до добропорядочного демократа

Год назад в Турции нельзя было встретить бородатого мужчину - ношение бороды было запрещено законом, так как свидетельствовало о принадлежности к мусульманским экстремистам. Не видно было также и женщин в паранджах - только пожилые крестьянки надевали традиционные мусульманские платки. Сейчас на улицах Коньи, Эскишехира, Аксарая и Кайсери спокойно разгуливают мужчины с пышными бородами, а женщины закрывают лица паранджой.

Три года назад Турция за пределами Стамбула, Анкары и курортных зон не выглядела мирной страной. Армейские, жандармские и полицейские патрули с автоматическими винтовками наперевес повсюду проверяли документы, обыскивали машины. Над хребтами Тавра непрерывно кружили военные вертолеты. Многие помнят, как внезапно полиция оцепляла территорию отелей, запрещая вход и выход, а на недоуменные вопросы отдыхающих служащие глухо говорили о поисках бандитов. Сейчас военных на улицах городов и сельских дорогах не видно, полиция охраняет общественные здания и регулирует движение на улицах, а жандармы, вооруженные только резиновыми дубинками и наручниками, лениво прогуливаются между лавками и кафе, давая советы иностранцам, где лучше покупать кожаные куртки, сигареты и сувениры.

Дело не в том, что в конце прошлого года на парламентских выборах победила Партия справедливости и развития, которая сама себя называет консервативно-демократической, а многими политологами преподносится как умеренно-исламистская. Представители исламистских партий, которые в последние сорок лет назывались по-разному - Партия благоденствия, Партия справедливости и т.д., - неоднократно побеждали на выборах и занимали министерские посты. Но с 1920-х годов пост в турецком правительстве был не слишком важным. Высшей государственной властью была армия, которая правила через Совет национальной безопасности. Этот орган фактически назначал президента Турции, имел право вводить военное положение, смещать правительство, запрещать политические партии. В 1960, 1971 и 1980 годах армия отправляла в отставку правительства - это делалось тогда, когда левые, правые и исламские экстремисты начинали угрожать безопасности страны. В 1980 году террор фашистских коммандос, левых повстанцев, исламистов, вдохновленных примером Ирана и курдских партизан, поставил страну на грань гражданской войны. Тогда решительные действия армии, обрушившейся всей мощью на вооруженную оппозицию, избавили Турцию от участи Ливана, сгоревшего в междоусобной войне.

Теперь времена изменились. Президент Турции Ахмет Недждет Сезер одобрил принятый парламентом пакет реформ по уменьшению роли армии в политической жизни страны. Турция хочет в объединенную Европу, а та требует от Анкары демократии европейского образца. Власть армии в эту схему не укладывается, и СНБ ликвидируется по требованию Европы. Теперь СНБ превращается в совещательный орган и может лишь давать рекомендации правительству. Турция превращается в парламентскую республику. То, что генштабу вооруженных сил удалось поставить во главе СНБ еще на год своего представителя, ничего не меняет - кемализм, бывший 80 лет основой государственного строя в Турции, умирает. Система власти, основанная на жестком контроле армии, отстаивающей принципы светского государства, непримиримой к исламизму и коммунизму, над обществом, уходит в прошлое. Европейские либералы, готовые принять Турцию в Европу, могут радоваться - они достигли своего. Другое дело - как будет выглядеть турецкая демократия, переделанная на европейский манер.

Тайип Эрдоган, лидер победившей на выборах ПСР, долгое время не мог занять кресло премьер-министра потому, что существовал закон, согласно которому человек, осужденный за экстремизм и раздувание религиозной вражды, не имел права занимать кресло премьер-министра. Эрдоган, бывший мэр Стамбула, в 1998 году был осужден за публичное декламирование стихотворения следующего содержания: "Мечети - наши казармы, купола - наши шлемы, минареты - штыки. Наши солдаты полны веры". Отсидев в тюрьме и лишившись права занимать государственные должности, он не утратил популярности и в конце концов привел свою партию к победе. Кстати, закон, запрещавший ему быть премьер-министром, был отменен в марте текущего года опять же под давлением Евросоюза. Считается, что Эрдоган в последние годы отошел от экстремизма, обратившись в добропорядочного демократа.

Политика "исламо-турецкого синтеза"

Для того, чтобы понять, что представляет собой Партия справедливости и развития и чем обернется для Турции демократизация по европейскому образцу, следует учесть факторы, резко отличающие общественную жизнь этой страны от западных аналогов. Их два - ислам и национализм. Кемаль Ататюрк и его преемники, подавлявшие политический ислам, видели опору в национализме.

Несмотря на репрессии, исламисты постоянно проверяли на прочность турецкий государственный механизм: с 60-х годов XX века в стране действовали и постепенно набирали силу воинствующие исламские экстремисты. В 1967 и 1973 годах прошли первые масштабные процессы над членами подпольного движения "Хизб ат-тахрир", намеревавшегося ввести в Турции "исламскую конституцию". В 80-х годах под влиянием хомейнистской революции в Иране в Турции возникает группировка "Исламский джихад", ответственная за серию политических убийств. В конце 80-х годов на юге и востоке Турции появляется организация "Хезболлах". Она возникла в населенных курдами районах Турции: ее активисты предлагали защиту мелким торговцам и предпринимателям, которых обложили "революционным налогом" партизаны из Рабочей партии Курдистана. Безработная молодежь охотно примыкала к "Хезболлах" - многих курдов привлекала риторика исламистов, отрицающих турецкий национализм. Есть многочисленные свидетельства того, что "Хезболлах" долгое время поддерживалась властями, видевшими в исламистах силу, способную противостоять марксистам из КРП. Вообще после переворота 1980 года, нанесшего сильный удар по коммунистам и фашистам, исламисты начали набирать вес - они казались Анкаре гораздо менее опасными. Тогда кемализм получил сильный удар: первый после возвращения страны к гражданскому правлению в 1983 г. премьер-министр Тургут Озал, связанный с религиозным орденом "Накшбандийа", начал проводить политику "исламо-турецкого синтеза". Это означало ослабление кемалистской основы государства и усиление влияния политического ислама. В результате в конце 80-х годов турецкое МВД оказалось укомплектовано представителями исламистских движений. Лишь в конце 1991 г. допустивший это глава министерства А.Аксу был отправлен в отставку и среди силовиков началась тотальная чистка. Но период исламистского засилья в ключевом силовом ведомстве принес свои плоды - в конце 1991 г. в Турции насчитывалось не менее десяти активных исламских организаций: это Исламская армия освобождения, Исламский фронт освобождения, Борцы исламской революции, Исламский освободительный союз и другие.

В 1994 - 1995 годах исламский экстремизм в Турции стал настолько опасным, что о политике "исламо-турецкого синтеза" пришлось забыть. По исламистам были нанесены сильные удары, и на время все утихло. Но в феврале 2000 года выяснилось, что крупнейшая экстремистская организация исламистской направленности, "Хезболлах", вовсе не думала складывать оружия. В предместье Стамбула полиция попыталась арестовать нескольких подозрительных лиц, которые оказали сопротивление, в результате чего разгорелся многочасовой бой. На помощь полиции пришлось бросить армию, использовавшую артиллерию и вертолеты. Здесь была основная база движения "Хезболлах", лидер которого Хусейн Велиоглу был убит в бою. После этого на юге страны были найдены захоронения 53 исчезнувших в предшествующие годы политиков-демократов, журналистов и вообще противников исламизма. Среди найденных тел оказались тела журналистов Угура Мумчу и Ахмета Танера Кислали и писательницы Конча Курис, деятелей курдского освободительного движения, а также простых людей, захваченных и убитых для устрашения. Следователи, занимавшиеся этим делом, считают, что множество людей было захвачено для получения выкупа, но члены "Хезболлах", даже получив деньги, всегда убивали свои жертвы. По мнению полиции, "Хезболлах" может быть ответственен за более чем 2.000 убийств. В ходе полицейских рейдов были обнаружены видеокассеты с записями зверских пыток и убийств заложников. Полиция арестовала более 900 членов организации, но говорить об окончательном разгроме движения нельзя.

В логове зверя

"Хезболлах", уничтожая противников исламизма, старается не конфликтовать с властями. После победы ПСР на выборах на юге и юго-востоке Турции воцарилось спокойствие. Создается впечатление, что власть "умеренного" исламиста Эрдогана вполне устраивает это движение, что неудивительно: некоторые турецкие политологи еще в 90-х годах были склонны рассматривать это военно-политическое движение как структуру, "призванную обеспечивать вооруженную безопасность деятельности Партии благоденствия". Исламистская Партия благоденствия, запрещенная военными властями в 1998 году, была воссоздана под названием Партии справедливости и развития. Это и есть нынешняя правящая партия Турции. Такая "двухслойность" - наличие легальной парламентской партии, имеющей нелегальные военизированные структуры, - вообще характерна для экстремистских движений: в Колумбии вполне легальная компартия с начала 60-х годов имела нелегальное вооруженное крыло - Революционные вооруженные силы Колумбии ("ФАРК"), в Индии "марксистско-ленинская компартия" с 1967 года располагает военным крылом - "Народной вооруженной группой", ведущей террористическую деятельность.

Сейчас нельзя рассчитывать на то, что националисты, как ранее, в кемалистские времена, будут противовесом исламистам. Мощное фашистское движение, возглавляемое Партией националистического действия (ПНД), быстро эволюционирует в сторону исламизма. Еще в 1984 году ряд руководителей партии призвали "Серых волков" "повернуться к Аллаху" и "осудить мрак национализма". После смерти Альпарслана Тюркеша, исторического лидера ПНД и "Серых волков", в ультранационалистическом лагере начались разброд и шатание. Более 200 тысяч хорошо обученных военному делу "волков", потеряв харизматического лидера и не видя больше смысла в национализме, переходят в ряды исламистов.

Сами турки прекрасно понимают, что их страна вступила в новую эпоху. Рассказывая о том, что происходит на их родине, они постоянно разделяют то, что было "при прежнем режиме" и что есть "теперь, при новой власти". Старая кемалистская элита, прочно связанная с Европой и США, погрязшая в коррупции и кумовстве, отстранена от власти в ходе парламентских выборов. Ей на смену пришли "люди из народа" - такие, как выходец из бедной семьи Тайип Эрдоган. Они хотят привести Турцию в Европу, но оставить ее исламской. А за их спиной - боевики из "Хезболлах" и "Серые волки", для которых Европа - это "Даруль джихад", территория войны против "неверных" во имя господства ислама. Ликвидация военного контроля над Турцией делает эту страну формально европейски-демократической, а фактически дрейфующей к исламизму, причем в более жесткой форме, чем существующая в современном Иране. Европейские интеллектуалы, навязавшие Турции демократию в такой форме, в очередной раз показали, что форма - парламентская демократия - для них важнее сути. Ведь под демократической оболочкой может скрываться что угодно, а безбрежная демократия в стране, не имеющей либеральных традиций, может породить террористический режим. Ведь Гитлер тоже пришел к власти посредством всеобщих выборов.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...