Воинственный Элбек

Еще какой–нибудь год назад в Беларуси о нем никто и не слыхивал...

Еще какой–нибудь год назад в Беларуси о нем никто и не слыхивал. А если кто и знал, то исключительно люди, приближенные к греко–римской борьбе, те, кто в этом котле варится и съел здесь собаку. А сегодня Элбек Тожиев персона заметная. Прошлый год принес ему «бронзу» чемпионат Европы, «серебро» мирового первенства, а вместе с ним и путевку на Олимпиаду. Куда Тожиев отправится одним из фаворитов.


В 17, когда Элбека привез в Беларусь из Узбекистана борисовский тренер Олег Ажигов, по–русски он почти не говорил. Поселился у наставника в квартире — больше жить было негде, перебивался с хлеба на воду и тренировался как проклятый. Это были тяжелые времена. Сейчас Элбек вспоминает о них с улыбкой, но распространяться особо не любит. Что было, то прошло. Да, случались минуты отчаяния, когда хотелось все бросить и уехать, да, накатывал страх, да, было одиноко...


— Чужая культура, город, люди... Чуть–чуть испуган был. А потом с пацанами подружился, нормально стало, — говорит он и в его глазах отражается древний Самарканд.


Минус 22, которые мелодией хрустящего под ногами снега долетают даже до окон второго этажа гостиницы в Стайках, где мы беседуем с Тожиевым после очередной тренировки, его уже тоже не пугают. Он стал здесь своим настолько, что, вспоминая последний визит на родину, замечает: «Очень душно, везде искал тенек, отвык...»


Тожиев — фамилия в Узбекистане довольно распространенная и корнями уходит в древность, к западным персам, а если так, то не стоит удивляться, откуда у этого парня такие борцовские задатки (иранцы в греко–римской борьбе главные доки). Более того, после выигрыша серебряной медали на чемпионате мира в Стамбуле газетчики уже успели окрестить его Тамерланом из Борисова.


Такого сильного и самобытного легковеса в составе сборной Беларуси не было давно. Рискну предположить, что со времен Олега Караваева. Пусть для Элбека такое сравнение станет авансом и поможет ему сделать то, что Олег Николаевич совершил в 1960–м в олимпийском Риме. А именно — выиграть «золото».


Как и древний воин Тамерлан, Тожиев родом из Самарканда. Вернее — Ургутский район, кишлак Кенагас. По–нашему это — деревня, где все друг друга знают и являются родственниками в пятом или десятом колене. Он и сам–то из большой семьи — 6 детей, а на недавнюю свадьбу собралось аж 350 человек: отмечали с размахом.


Элбек немногословен, хотя, кажется, учел мою просьбу и старается быть максимально искренним.


— Детство? — повторяет он мой вопрос. — Папа агроном, мама домохозяйка. У нас горный район, там пасут баранов, говядину... То есть коров. Лошадей. Папа в колхозе работал, у нас хлопок не выращивали, наш район специализировался на табаке. И мы, дети, на летних каникулах не отдыхали, а пропадали на полях, работали.


Вот, собственно, и все его воспоминания о детских годах. Еще, правда, припомнил горную речку с ледяной водой, в которой они купались. Учиться не любил, пытался стать баскетболистом, но выгнали: не вышел ростом. Тогда стал гонять в футбол, болел за «Пахтакор».


— Я был худеньким, хрупким, родители в спорт не пускали. Потом тренер в кишлаке увидел, говорит: «Приходи в зал». А зал — в подвале. Я не хотел, меня футбол манил. Но попробовал. И остался...


Так в нем умерла мечта стать похожим на главную звезду узбекского футбола Мирджалола Касымова. Других футболистов он никогда не знал и до сих пор не знает. Слышал, правда, что теперь в Узбекистане на видных ролях клуб «Бунедкор», но то, что с недавнего времени возглавляет его именно Касымов (он, к слову, даже за минское «Динамо» в свое время играл), для него новость. Теперь Тожиев официальный борисовчанин, но за БАТЭ не болеет. По телевизору, говорит, пару раз смотрел поединки Лиги чемпионов, но особого удовольствия не получил.


В 10 лет Элбек уехал в Самаркандское спортивное училище, расставшись с еще одной мечтой — стать музыкантом. В кишлаке, говорит, играл на синтезаторе и на дойре или, как еще ее называют, чилдырме. Это такой ударный музыкальный инструмент типа бубна, распространенный в государствах Средней Азии и странах Ближнего и Среднего Востока. Думал, что организует собственную группу, а примером для себя видел Шерали Джураева — знаменитого узбекского музыканта. Много воды с тех пор утекло, и сейчас в плейере у Тожиева звучат Стас Михайлов и Михаил Круг. Жизнь меняет нас и наши предпочтения.


Борьба сделала его другим. В Самарканде Элбека даже из школы отчислили, учиться было некогда, все время забирали тренировки, сборы и выступления. Это принесло свои плоды: в 2006 году он выиграл юниорское первенство мира и переехал в Беларусь.


— Знаете, все легко не бывает, — философски вспоминает он сегодня свои первые годы в чужой стране. — Если бы было легко, все стали бы или великими людьми, или олимпийскими чемпионами. Надо чем–то жертвовать. Этим я всегда себя успокаивал и тренировался.


Жена у него, к слову, тоже борчиха. Познакомились на сборах. Звать Халида. А минувшим летом родился и сын Рамазан. Случилось это в святой для мусульман день, в который отмечают один из самых великих праздников ислама рамазан–хаит — окончание священного месяца Рамазан. Интересно, что сам Элбек появился на свет в другой светлый религиозный праздник, правда, христианский — 7 января, аккурат в православное Рождество. Тожиев, кстати, не единственный мусульманин в белорусской сборной: в аллаха верят и Алим Селимов, и Джавид Гамзатов.


— Для сына хотел выиграть, — чемпионат мира в Стамбуле, поставивший его имя в ряд главных претендентов на олимпийские медали, Тожиев вспоминает не без гордости, но с налетом определенной доли грусти.


Дело тут вот в чем. Для борца (настоящего борца!) нет иного места, кроме первого. И Элбек чувствовал в себе силы победить.


— Поехал туда за «золотом», но стал вторым. Помогли сопернику чуть–чуть...


Это он имеет в виду судейство. Я был в Стамбуле, все видел своими глазами, а потому киваю в знак согласия. Там было немало «странных» поединков. Никогда не забуду, например, как кубинец Михайн Лопес — действующий олимпийский чемпион и четырехкратный чемпион мира, на пути к финалу всех разделывавший под орех, — вдруг откровенно лег в решающей схватке под турка Ризу Каяалпа. В кулуарах его «поняли», дескать, кубинские борцы народ небогатый, а тут подвернулся хороший и простой способ подколымить, сдав поединок. Что касается схватки Тожиева и азербайджанца Ровшана Байрамова, то здесь ситуация иная.


Тожиев достоин был победы, и это признали все. Кроме болгарского арбитра, которого за его черные дела подобного рода уже давно прозвали «человеком без лица». Азербайджан сегодня ходит в числе главных спонсоров Международной федерации борьбы, весь стамбульский «банкет» тоже большей частью проходил за их счет, и этот аргумент оказался весомее пистолета. Поэтому долго гадать не пришлось, под какой лупой рефери усмотрел нарушение правил в защите Тожиева и наказал его штрафным баллом. Этот единственный балл и решил исход предприятия. Но наш «мухач» сражался как лев и, заглядывая в олимпийский Лондон, вполне может сказать Байрамову классическую фразу, столь созвучную с его именем Элбек: I’ll be back. Что значит «я вернусь».


— На Олимпиаде я мечтаю поквитаться с Байрамовым, — Элбек не скрывает реваншистских настроений. — Хочу наказать его.


Он еще иногда смешно коверкает русские слова и путает смысл. Так, решив добавить к последней фразе весомый аргумент, он значительно произнес: «Что не делается — лучшему!» — вырисовав тем самым формулу вселенской справедливости.


Борцы народ особый. Это футболисты всю зиму проводят кто на Мальдивах, а кто на вечных сборах в теплой Турции. Это хоккеисты могут позволить себе взять да и махнуть посреди февраля в разгар сезона на недельку в ОАЭ. А борцы — они в Стайках. Живут затворниками в режиме двухразовых тренировок. Работают на грани самоистязания и не жалуются, потому что этот путь выбрали сами.


Я всегда не могу удержаться от смеха, когда мысленно назначаю главным тренером нашей футбольной сборной не утонченного Бернда Штанге. И даже не харизматичного Георгия Кондратьева. Представьте на этом месте Камандара Маджидова и вы меня поймете. Он умеет настраивать своих ребят на борьбу. Если не верите, спросите об этом у двукратного чемпиона мира Алима Селимова. «Бафалиевич, врежьте мне! — просит он перед схваткой. — Сплю, не могу настроиться!» Тот хрясь ему в челюсть своей стальной ладонью — и порядок! Может, так надо и с нашими футболистами, без лишнего либерализма?


Шутки шутками, а Элбек действенность такого метода подтверждает:


— Когда Бафалиевич выводит тебя на ковер, ты знаешь: за тобой — стена, олимпийский чемпион. Должны же и мы что–то показать, не упасть в грязь лицом! Он и мне тоже хряснул. Я его попросил на турнире Караваева, когда проиграл первый раунд финального поединка россиянину. И что вы думаете? Помогло. Я победил!


Тожиев стал единственным из белорусов, кто выиграл на караваевском турнире, открывавшем олимпийский сезон, все свои схватки. Он — в порядке и чувствует в себе эту силу. Но события не форсирует и сохраняет полное спокойствие.


— Если суждено — все будет, — в душе Элбека сидит фаталист. — Я не думаю сейчас об Олимпиаде. Просто готовлюсь как надо, верю тренерам. После того как стал вторым в мире, появилась уверенность в своих силах. Я думаю, все будет нормально.


Обязательно будет!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости