Военная зима в Гималаях

Нужно спешить: зима близко. А зима в Гималаях — жестокое испытание для всех, кто не спустился в укрытия: тут и до -60 бывает, и ветер воет, и снег, и людей почти нет. Аксай Чин — территория практически необитаемая, но важная для двух самых населенных и обладающих ядерным оружием государств, Китая и Индии. В июне здесь произошла кровавая стычка между пограничниками: сошлись в рукопашную.


В начале сентября впервые с 1975 года на китайско-индийской границе, на территории, которую мировое сообщество считает спорной, а каждая из сторон своей, прозвучали выстрелы. Китай обвиняет Индию в том, что она первой начала стрелять. Индия говорит, что первым стрелять начал Китай. Правду, кто это был в действительности, мы вряд ли узнаем. 

Аксай Чин для Индии — часть территории Ладакх, для Китая — территория на границе Синьцзяна и Тибета. Есть еще одна спорная территория, которая находится к югу от линии Мак-Магона, проведенной по результатам Симлской конвенции 1914 года, заключенной между Британской Индией и Тибетом. Китай эту линию никогда не признавал, заявляя, что в момент подписания конвенции Тибет не был независимым государством. В 1962—1967 годах за эти территории между Китаем и Индией шла война, которая не привела к изменению статус-кво: территории остаются спорными, каждая из стран продолжает считать их своими. От себя замечу, что, уходя из этого региона, как и с Ближнего Востока, Британская империя оставила множество таких потенциальных конфликтов, которые и сегодня то тлеют, то разгораются. Палестина — самый яркий тому пример. 

Казалось, что в 1987 и 2013 годах потенциальные конфликты улажены (но пограничные споры не разрешены, важно понимать разницу). Однако в этом году драки — как в прямом, рукопашном, смысле, так и с использованием огнестрельного оружия — вспыхивают одна за другой. 

Существует в этой истории, которая длится уже десятилетия, и третья сторона — Пакистан. Китай считает, что у него есть граница с Пакистаном, Индия этого не признает и в нынешнем обострении сокращает численность пакистанского посольства в Дели, обвиняя его сотрудников в сборе информации для передачи третьей стороне. И все понимают, кто эта сторона. Тем более что Китай официально считает Пакистан союзником. Не партнером, не стратегическим даже партнером, а именно союзником — крайне редкий для Поднебесной статус двусторонних отношений. На территории, где дороги важнее нефтепроводов, Китай и Пакистан связывает самое высокогорное в мире международное шоссе — Каракорумское, его наивысшая точка — 4693 м над уровнем моря. Эта дорога протяженностью 1300 км строилась с 1966, когда пограничные конфликты с Индией были в самом разгаре, по 1986 год. И защищать ее Китай будет в любом случае. 

С июньской рукопашной прошло уже 17 раундов переговоров, в начале сентября в Москве во время саммита Шанхайской организации сотрудничества встретились министры обороны Китая и Индии. На днях 12-часовые переговоры провели армейские руководители. Цель — возвращение к линии фактического контроля, деэскалация напряженности, отвод войск. Если договоренность не будет достигнута, тысячи военнослужащих останутся в горах в условиях крайне суровой гималайской зимы, когда их нужно будет снабжать высококалорийным рационом, средствами обогрева и т.д. Это не просто дорогое, а очень дорогое и совсем не удовольствие. 

Но чем бы эти переговоры ни закончились, регион вновь становится если и не горячей, то тлеющей точкой. Китай начал строительство 13 новых военных постов вдоль индийской границы, включая три авиабазы, пяти постоянных пунктов ПВО и пяти вертолетных площадок. Индия, в свою очередь, заявила, что построит в Ладакхе шесть взлетно-посадочных полос и 22 вертолетных объекта. 

И конца — особенно счастливого — у этой истории противостояния двух ядерных держав пока не просматривается. 

plesk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР