Внук Никулина не смог стать клоуном

Незабываемый клоун, неподражаемый актер кино, артист Советского Союза...

Незабываемый клоун, неподражаемый актер кино, артист Советского Союза. Имя Юрия Никулина известно каждому. Гениальный мастер перевоплощений умер 16 лет назад, но когда приходишь в цирк на Цветном бульваре, веришь: сейчас он выйдет на арену в нелепом костюме и улыбнется, как умеет только он. Чем сейчас живет цирк, где Юрий Владимирович проработал полвека и которому отдал все, что имел, рассказывает сын великого артиста – директор цирка на Цветном бульваре Максим Юрьевич Никулин.


В кабинете любимого артиста уютно и светло. Всюду памятные фотографии, портреты Никулина, игрушки и забавные фигурки. Раньше за этим столом сидел Юрий Владимирович, а потом тут работала его жена Татьяна Николаевна. Она и сейчас хозяйка этого кабинета, но 84-летняя вдова известного клоуна редко посещает цирк. Хотя ее тут всегда ждут, ведь здесь ее дом, ее семья. Сын Максим – директор цирка, старший, 26-летний внук Юрий – руководитель pr-службы, младший, 24-летний Максим – специалист зарубежного отдела.


– Я думаю, что папа был бы доволен, как работает цирк, – говорит директор цирка Максим Юрьевич, – ведь последние двадцать лет он работает на подъеме. И нам удалось сохранить тот цирк, который он создал. Здесь – большая семья. Коммуналка, или, наоборот, – маленькая страна. Кто-то в цирк приходит, как в другой мир. Я в него вполз, потому что рос здесь с пеленок. И первых впечатлений о цирке у меня нет, ведь это мой привычный мир, с которым связано всё. Детство, юность, вся жизнь. Мой отец много работал, но летом мы ездили отдыхать на море и снимали маленькую комнату в Ливадии. Ну и конечно, если летом цирк работал на югах, мы были вместе. А так я родителей почти не видел, я жил у бабушки.


– Наверное, поэтому рано женились, чтобы иметь свою семью? Вам же было только 18 лет.


– Не каждый находит свою половину с первого раза. Отцу повезло, он сразу встретил маму. У меня было три попытки. А потом... На факультете журналистики я играл в рок-группе, и как-то наш звукооператор привел в коллектив девушку Машу, сестру своей жены. И она прекрасно играла на скрипке. Вот мы с ней уже 26 лет играем. Потом родились Юра и Максим. Когда сыновья были маленькими, я немного разъезжал. Самая длительная, месячная, командировка у меня была в Америку. Помню: сидим мы в офисе СNN в Нью-Йорке, а по телевизору показывают стотысячную демонстрацию на Тверской. И американцы говорят: «Плюйте на родину. У вас там будет переворот!» – и советуют нам остаться. Мы все посмеялись, ясно, что никто не останется. Но я шутки ради звоню жене и говорю: «Слушай, американцы предлагают мне тут остаться». А она отвечает: «Да не вопрос. Если ты останешься, тебе через месяц придут два ящичка. Один побольше, с надписью «Юрочка», а второй поменьше – «Максюша».


– Ничего себе! А как же Мария относится к избранницам ваших сыновей?


– Наши невестки – прекрасные девчонки. Младший Максим живет с Таней больше года, старший Юра не только женился, но и они с Настей подарили нам внука Стасика. У меня трое детей, но когда берешь на руки внука – это совсем другое. Я когда взял Стасика на руки, меня даже на слезу пробило.


– Максим Юрьевич, с дочкой от второго брака Машей поддерживаете отношения?


– Так получилось, что когда мы со второй женой развелись, Машеньке было всего три года. Ну что такое три года? Дочка, конечно, меня не помнила. Они уехали в Германию. А пять лет назад мне позвонила бывшая жена. Маше необходима была операция. Конечно, я хотел помочь. Дочь приехала в Москву, легла в больницу.  Операция прошла успешно, а после выписки Маша пришла в гости. И я познакомился с уже взрослой дочерью. Она большая молодец, врач-нейрохирург, в этом году ей будет 33 года. У нее замечательный муж, и сейчас они думают о ребенке. Теперь они могут его себе позволить. Сначала они жили в Бонне, но там нет жизни. Переехали в Мюнхен. Теперь они купили собственное жилье и могут планировать рождение детей. Кстати, вот ребята с Машей очень хорошо дружат, созваниваются, встречаются.


Пользуясь случаем, я решила поговорить и с внуком великого Юрия Никулина, которого в честь деда назвали Юрой. И для которого цирк, как и для деда, – это и дом, и работа, и семья.


– Когда я впервые попал в цирк, не помню – был маленьким. Но я помню, что в детстве хотел стать воздушным акробатом. На отдыхе даже попытался попробовать. Это очень интересно, мне понравилось. Но уже тогда я понял, что если выберу работу циркового артиста, то погружусь в пятичасовые репетиции, тренажерные залы, балетные классы, спектакли. У меня появились сомнения, а этого ли я хочу. И понял: не мое. Но я всегда знал, что буду работать только в цирке! Я рано стал самостоятельным человеком и научился принимать решения сам. Родители часто и подолгу были на гастролях и никогда не читали нам морали. А мы, молодые, безбашенные, любили устраивать в свободной квартире вечеринки, на которые приходили близкие друзья. Мама с папой, кстати, были только за. Ведь они были уверены, что мы не бегаем по подворотням, не пьем дешевую паленую водку. Так вот, в один прекрасный вечер в гости пришел мой друг Серега со своей девушкой Настей, которая работала в должности хостес в ночном клубе. Очень красивая девушка. Когда отношения Насти и Сереги разладились, я подставил ей правое плечо, потом левое. А затем сделал ей предложение. Теперь у нас растет сын Станислав.


Не могла я не встретиться и с младшим внуком Юрия Владимировича – Максимом, благо он тоже работает в цирке. И попросила его рассказать о дедушке.


– Большую часть лета мы проводили на даче в Валентиновке, поэтому я помню дедушку веселым и добрым. Он всегда с нами занимался, даже где-то баловал, приносил нам с братом какие-то «Киндер-сюрпризы», играл. Мой дедушка был прекрасным рассказчиком и душой компании, я же никогда не старался быть хохмачом или шутником, но вроде иногда и у меня получается. Моя девушка говорит, что из меня мог получиться клоун. Но я никогда не думал об искусстве, это не мое. И потом, вы знаете, все-таки дедушка был таким человеком, которого знала вся страна... Сравнения явно не в мою пользу. Дедушка был человеком в единственном экземпляре, один на миллион. Но и без цирка жить я уже не могу, тут мой дом, моя семья, поэтому я занимаюсь гастролями за рубежом. Ведь цирк без этого существовать не может. Наших артистов хорошо принимают всюду, очень любят русских в Японии. Зрители очень бурно реагируют на номера наших артистов. Ведь медведь на арене для них – шок, экзотика. И наши воздушные гимнасты для них особенные, совершенно другие. Кстати, моя бабушка Татьяна Николаевна всегда интересуется, как проходят выступления за границей, и всегда, несмотря ни на что, посещает все премьеры программ. Даже когда у нее были серьезные проблемы со спиной, она находила в себе силы прийти в цирк, который носит имя ее мужа. Сейчас бабушке 84 года, она хорошо себя чувствует, очень активная, веселая и упертая. Если что решила  – обязательно сделает. А еще с ней приятно поговорить по душам, она сама цирковой человек, поэтому всегда даст хороший совет и, конечно, вспомнит, как работал дед. Кстати, мою 22-летнюю девушку тоже зовут Татьяна, мы с ней давно уже познакомились, она студентка Финансовой академии, работает в крупной компании. Я ее уже и с сестрой Машей познакомил. На новогодние каникулы мы поехали кататься на горных лыжах и заглянули в Мюнхен, ведь там живет сейчас моя старшая сестра. Она очень приятный человек, с ней хорошо общаться. Правда, часто видеться не получается. Но мы стараемся.


Татьяна Петрова

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Новости