Вновь ожил домик с окнами в сад

Стареет деревня, уходят в мир иной ее обитатели, а молодое поколение наследует видавшее виды жилье неохотно. За оформление документов на родительский дом приходится выкладывать более полумиллиона рублей. Иная хатенка, да еще в глуши, того не стоит. Приспосабливать ее под дачу нет смысла (слишком далеко от города), а продать и вовсе невозможно.

Пятый год занимаются ликвидацией ветхих и пустующих строений на Витебщине, а они «растут» как грибы после дождя

Стареет деревня, уходят в мир иной ее обитатели, а молодое поколение наследует видавшее виды жилье неохотно. За оформление документов на родительский дом приходится выкладывать более полумиллиона рублей. Иная хатенка, да еще в глуши, того не стоит. Приспосабливать ее под дачу нет смысла (слишком далеко от города), а продать и вовсе невозможно.

— Наш пригородный сельсовет эта проблема не затрагивает. Тут и «голую» землю с удовольствием возьмут горожане, а если со строением — тем более, — уверяет председатель Октябрьского сельского Совета Валерий Челноков. — Зато в Витебском районе не один заколоченный дом ожидает своей участи.

— Мы уведомляем наследников о необходимости принять меры по восстановлению родового гнезда или просим сообщить, если отказываются от прав на него. Порою на это уходит достаточно много времени, — поддерживает его коллега из Зароновского сельского Совета Раиса Ярошкина. — В пригороде сносом остовов сгоревших строений чаще всего занимается местная власть. Впрочем, иногда за восстановление берутся дети погорельцев. Скажем, в агрогородке Зароново Анатолий Щемелев почти с фундамента возродил материнскую избу, сожженную по неосторожности братом.

Таких реанимированных домов в районе наберется чуть меньше десяти, а вот снесли за четыре года 350. Не нашлось желающих вернуть старые хаты к жизни...

— Наверное, та же участь постигла бы и родительский дом Виктора Сильченко в деревне Дряжно, если бы не молодой хозяин. Сделал ремонт, благоустроил подворье — чем не дача? И Нина Климович привела в образцовый порядок материнскую избу в деревне Курино. Внутренний и наружный ремонт изменил старую хату, обновленный заборчик украсил двор. Вырубила хозяйка кусты, разобралась с бурьяном — теперь любой сельчанин засмотрится на владения дачницы, — говорит председатель Куринского сельского Совета Александр Рыбаков. — Вот бы еще родственники шести ветхих домов так постарались! Им дан срок на раздумье до августа. Может, и вернутся на родную землю хотя бы в качестве дачников. В прошлом году силами РОЧС и Мазоловской ПМС пришлось снести 8 ничейных хатенок. Владельцы двух из них добровольно отказались от наследства. Имеют право.

Светлана ЗАЛЕССКАЯ, «БН»

Комментарий

Наталья ЖАРКИНА, заместитель начальника управления биологического и ландшафтного разнообразия  Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды:

— При сносе непригодных сельхозпомещений территориальными органами выдаются так называемые экологические условия. Они определяют порядок использования отходов (образуются в процессе сноса), а также требования при рекультивации земель и другие мероприятия по охране окружающей среды. Все это направлено на минимизацию негативного воздействия на нее. Были ли случаи причинения вреда природе? Выявляли факты, когда недобросовестные подрядчики или собственники непригодных зданий устраивали несанкционированные свалки, не разделяли отходы. Принимались меры административного взыскания, определялся вред, нанесенный окружающей среде.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости