Вместе

Завершился визит Президента В.Путина в Минск

Завершился визит Президента В.Путина в Минск


Перед отлетом щемящий душу церемониал. Президент России возложил венок к монументу Победы. С одной стороны — традиция. Официально посещающие страну главы государств всегда отдают дань уважения национальным святыням. Но здесь смысл особый и глубокий. В.Путин возложил венок к монументу Нашей Общей Победы. Она навеки сцементировала судьбу наших народов...


Переезд в аэропорт. Высокого гостя Александр Лукашенко провожал лично. По диппротоколу это уже не обязательный пункт программы. Исключительно воля руководителя принимающей страны. Она подчеркивает высокое значение завершающегося визита и уважение к гостю. А иначе, пожалуй, и быть не могло. У наших стран особые отношения. Это лейтмотив последних двух дней. Я бы затруднился с ответом на вопрос: есть ли в мире еще государства, которые связывает столь близкое, честное, доверительное и, главное, взаимно уважительное партнерство. Пожалуй, нет...


Короткая беседа президентов в здании аэровокзала и российский «борт номер 1» в воздухе. О содержании встреч уже все сказано. Главные слова президентами произнесены. Они подхвачены журналистами и разошлись по миру лентами информагентств, телерадиорепортажами, газетными полосами. Остается говорить о личных ощущениях.


В былые времена журналисты употребляли термин «официальный, дружественный визит». Сегодня я, пожалуй, достал бы из архива эту формулировку. Только первые слова поменял бы местами. На первом — дружественный, а уже потом — официальный. Как дань дипломатическому этикету. И такой характер встречи почувствовался еще до того, как Владимир Путин вылетел из Москвы. Уже тогда, когда в пресс–центр резиденции «Заславль» приехал журналистский пул российского Президента.


Мы давно знаем друг друга в лицо, по именам. Всех нас связывает абсолютное понимание специфики исполнения работы. Кого–то еще и партнерство, иных — приятельство, некоторых — дружба. Но московские журналисты — все же особые. Сколько раз случалось, что, перебросившись с кем–то в курилке парой ничего не значащих фраз, наутро в публикации собеседника вдруг находишь притянутый за уши к ним смысл. Спросишь при следующей встрече: «Ну и к чему?» Услышишь предсказуемый ответ: «Ты ж понимаешь, старик»... Понимаешь, конечно. Поэтому и смотреть исподлобья в нашем кругу — дурной тон.


И все же коллективное поведение российского пула — своего рода индикатор. Если впереди серьезные переговоры, финал которых предсказать трудно, коллеги кучкуются сами по себе. Общаться стараются лишь между собой. Внешне все выглядит обычно. Там группка засмеялась. Кто–то рассказал остроумный анекдот или вспомнил потешный случай из практики. С другой стороны несколько человек о чем–то спорят. С третьей — внимают рассказу кого–то из мэтров. Наш пул, в принципе, со стороны, наверное, выглядит так же. А вместе — общая, однородная масса. Но если чуть отдалить взор, станет видно: масло и вода. Плотность разная. Не смешиваются.


А еще у коллег случается перманентная концентрация. Когда в поле зрения вдруг появляется не публичная, но в определенных кругах известная административная персона. Она как магнит притягивает своих репортеров, а через пару минут, словно развернувшись иным полюсом, резко отталкивает их к ноутбукам и телефонам. Еще немного времени — и на лентах читаешь многосмысленные сообщения со ссылкой на некий таинственный «источник»...


На этот раз все было иначе. Белорусские журналисты в пресс–центр прибыли первыми. Чуть позже — россияне. И сразу как–то свободно смешались. Физики, по–моему, такое явление называют диффузией. Взаимные приветствия, рукопожатия. Меня кто–то легко тронул за плечо:


— Как бы зарядиться?


Подошедшую московскую журналистку я знаю только в лицо. В руках мобильник с зарядным устройством. Глянул под стол, где в электроудлинителе нет свободного гнезда, на индикатор заряда нетбука — в порядке:


— Вытаскивай мой штепсель. Не горит...


Награда — благодарная улыбка. Знакомая ситуация в командировках. «Сдохший» телефон или компьютер в такой ситуации давит похлеще реального могильного камня. А коллеги только с самолета. Сколько еще предстоит работать — кто отважится предположить?


Рядом устроился еще один российский журналист. Глянул в компьютер:


— Ого, меня фейсбук по карте определил как «Заславль. Могилевская область».


Вроде не ко мне реплика, но машинально отвечаю:


— Да у нас хватает мест с одинаковым названием. Как–то в Полоцк ехал в командировку, а на подъезде знак «Гомель». Чуть не поседел, подумав, что водитель чего–то напутал и привез в другой конец страны. А до начала работы полчаса... Оказалось, здесь есть такая деревня.


Посмеялись...


Дружественная и совсем не официальная обстановка. И наутро в публикациях коллег я не нашел профессиональной эквилибристики. «Источники» тоже не фигурировали. Хотя разговаривали, быть может, даже откровеннее обычного. О предстоящих наших парламентских выборах и об их «несогласных». О нашей оппозиции и об их «белых ленточках». О Навальном говорили. Еще много о чем. Но именно для себя. И, оказалось, действительно для себя. Для большего понимания друг друга. Профессиональная черта журналиста — любопытство. И такое общение обогащает...


Дружеское общение президентов делает богаче и яснее наше общее будущее. Готов выслушать аргументированные возражения, но в скоротечности их переговоров тет–а–тет, а после в расширенном составе я увидел очень ясный знак. Нашим странам сегодня не о чем спорить. Все принципиальные, стратегические вопросы решены на предыдущих встречах. Честно скажу, есть с чем сравнивать. Бывало, подобные дискуссии затягивались на многие часы. Припоминаю одну из встреч в сочинской резиденции главы Российской Федерации «Бочаров Ручей». Это было во время предыдущего президентства Владимира Путина. Пресса приехала с рассветом, а переговоры завершились затемно. Полсуток главы государств вели диалог. Вот это и был, пожалуй, один из этапов непростого, но делового и принципиального обсуждения общей стратегии на высшем уровне. Теперь она есть. И дело только за расторопностью исполнителей.


Тут, похоже, работа тоже вполне спорится. Перед заседанием в расширенном составе журналисты подходили с вопросами к членам делегаций с обеих сторон. Они легко шли на контакт. Тоже говорящий штрих. При наличии противоречий чиновники чаще отказываются от интервью. А тут полная свобода общения. Белорусский вице–премьер Сергей Румас рассказал о нашей инициативе придания всей продукции ЕЭП статуса «товара Таможенного союза». Вне зависимости от того, где он произведен: в Беларуси, России или Казахстане. Это облегчит взаимный товарооборот, избавив его от лишнего, дублирующего документарного сопровождения. Но, что еще важнее, добавит веса любому, даже самому малому экспортеру из наших государств. Зарубежные рынки уже не смогут на него смотреть как на мелкую фабрику какого–то региона. Потому что он будет производить и предлагать миру товар влиятельного геополитического и геоэкономического союза. С этим придется считаться всем. Наши партнеры, по словам Сергея Румаса, инициативу поддерживают.


Глава «Росатома» Сергей Кириенко поделился, как продвигается проект строительства белорусской АЭС. Здесь все идет в графике. Как работы, так и финансирование. Это в общем–то известно. Но меня впечатлил такой момент из беседы. С.Кириенко говорил о новом термине. Постфокусимских требованиях к безопасности станций. И вот вывод, подтвержденный международными экспертами:


— Если бы такую станцию поставили в точке, где стояла «Фукусима», она выдержала бы и максимально возможное землетрясение и максимально возможное цунами. Эти требования в мире еще только предъявляются, а в Беларуси такая станция уже начинает строиться... Мы делаем такой же проект в Калининграде. По нему провели консультации практически со всеми странами региона. Они дали одобрение обоснования по воздействию на окружающую среду. То есть признали, что станция абсолютно безопасна.


Президенты заодно поставили точку в вопросе о перечислении Беларуси третьего транша кредита фонда ЕврАзЭС и о переговорах по четвертому. Рабочий момент. Он в общем–то давно решен, но чиновники явно тут что–то упустили из виду. Заволокитили, проще говоря. А в целом перечень важных совместных экономических проектов велик. Базис крепкий. И политическая надстройка ему вполне соответствует. Дружественный диалог развивается на всех уровнях. Череда визитов в Беларусь российских губернаторов. Приезд к нам Президента страны. Уже во вторник Минск ждет спикера Совета Федерации РФ Валентину Матвиенко. Во второй половине июня Беларусь планирует посетить председатель Государственной думы России Сергей Нарышкин...


Мы вместе! Кто бы сомневался...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости