Власть и в войну в обиду не даст

С 2005 ГОДА минская средняя школа № 104 носит имя Героя Советского Союза Романа МАЧУЛЬСКОГО. В конце прошлого года здесь прошла конференция «Люди высокого долга», посвященная 110-й годовщине со дня рождения бывшего секретаря Минского подпольного обкома партии, командира партизанского соединения.

Почему именно «главному советскому начальнику» — партизанскому комдиву Мачульскому — жаловались сельчане на «поступающих не по совести» деревенских комендантов

С 2005 ГОДА минская средняя школа № 104 носит имя Героя Советского Союза Романа МАЧУЛЬСКОГО. В конце прошлого года здесь прошла конференция «Люди высокого долга», посвященная 110-й годовщине со дня рождения бывшего секретаря Минского подпольного обкома партии, командира партизанского соединения.

С УЧЕНИКАМИ и учителями школы встретились родственники Романа Наумовича — жена его сына Людмила Мачульская, а также внуки Александр и Владимир Мачульские, ветераны войны и Вооруженных Сил, члены совета музея.

Со словами благодарности за сохранение памяти о героях обратилась к коллективу школы и совету музея заместитель директора Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны по науке Анна Галинская. Она вручила родственникам Мачульского юбилейную медаль Яна Налепки, переданную музею Посольством Словацкой Республики в Республике Беларусь для награждения Романа Мачульского. Так через много лет словаки оценили роль прославленного партизанского командира в переходе словацкого 101-го полка во главе с Яном Налепкой на сторону белорусских партизан.

КАК ИЗВЕСТНО, ЦК КП(б) Беларуси 30 июня и 1 июля 1941 года принял директивы «О переходе на подпольную работу партийных организаций районов, занятых врагом» и «О развертывании партизанской войны в тылу врага». Роман Наумович Мачульский, будучи уполномоченным ЦК КП(б) по Минской и Полесской областям, вместе с секретарями подпольного обкома партии В. Козловым, И. Бельским, А. Брагиным приступил к созданию подпольных групп для борьбы в тылу противника.

С октября 1942-го по май 1943 года Роман Мачульский возглавлял партизанское соединение Минской области, насчитывавшее около семи тысяч партизан. Под его руководством проходили подготовка и проведение операции, известной под кодовым названием «Эхо на Полесье». Вот как описывал в мемуарах сам автор это событие: «…воздух дрогнул от мощного взрыва. Ввысь взметнулся огромный столб яркого пламени. Мост рухнул. Над полями и лугами, лесами и болотами прокатилось громкое эхо. Недаром мы назвали операцию «Эхо на Полесье». Слушайте, фашисты, его раскаты! Я испытывал чувство необыкновенной гордости за своих товарищей. Они готовы были погибнуть, но завершить боевую операцию».

Взрывом моста на реке Птичь была выведена из строя на 18 суток железная дорога, питавшая юго-западную группировку гитлеровской армии. При этом было убито большое количество оккупантов. Если учесть, что до взрыва моста магистраль ежедневно пропускала по 25—30 эшелонов с живой силой, техникой и боеприпасами противника, то за 18 суток враг не смог отправить фронту 450—540 эшелонов. Это была существенная помощь Красной Армии, когда они перемалывали фашистские полчища на подступах к Волге. Позднее партизаны с радостью узнали о том, что в результате взрыва моста была сорвана и отправка тысячи советских юношей и девушек на каторжные работы в Германию.

В августе 1943 года в Борисовско-Бегомльской партизанской зоне Роман Мачульский завершил создание партизанского соединения и был назначен его командиром. Отличились его подчиненные во время «рельсовой войны», план которой под кодовым названием «Концерт» был разработан Центральным штабом партизанского движения. Начало ее совпало с освобождением первого крупного населенного пункта Беларуси — поселка Комарин Полесской области — и не утихало до освобождения всей республики.

Всего на территории Минской области были созданы и действовали 43 партизанские бригады, объединявшие более 55 тысяч партизан. Это была целая армия народных мстителей, наносившая большой урон врагу и неизбежно приближавшая Великую Победу.

В ОДИН из июньских дней 1942 года отряд «Штурм» вступил в жестокую схватку с фашистской засадой возле спиртзавода «Новый двор», что в Заславском районе. В бою тяжело ранило партизана Николая Казицына — разрывная пуля повредила ногу выше колена. Боевые товарищи стояли над ним, опустив головы, и ничем помочь не могли.

В это время в отряд прискакал связной и сообщил, что в деревне Манылы Средние появился неизвестный человек с саквояжем, называет себя врачом из Минска.

— Немедленно доставить его сюда, — распорядился командир отряда.

Вскоре незнакомец прибыл в отряд.

— Рыдлевский. Кандидат медицинских наук, хирург, — представился он.

Его сразу же отвели к Казицыну. «Вылечит — лучшей проверки не требуется», — думали партизаны.

Рыдлевский раскрыл саквояж, достал инструменты. Ему помогали сестры Мария и Надежда Борсук. Операция продолжалась около часа. Справившись с делом, он спросил, как звать раненого. «Коля», — ответили девушки.

— Будет жить ваш Николай, — уверенно произнес Рыдлевский.

В это время к импровизированному «операционному столу» подошел комиссар отряда Илья Федоров.

— Говорят, доктора привезли. Дай, думаю, погляжу, что за доктор, — комиссар весело усмехался. — Добрый день, Дмитрий Савельевич! И вы, вижу, в лес подались? — Илья Мартынович тепло поздоровался с Рыдлевским.

До войны Дмитрий Савельевич работал хирургом во второй Минской клинической больнице, был ассистентом кафедры анатомии Минского мединститута. Если бы фашисты узнали, что перед ними крупный ученый-медик, они, без сомнения, потребовали бы работать на них, в немецком госпитале. Но Рыдлевский и не думал работать на врага. В сентябре 1941 года он устроился в рентгенкабинет железнодорожной больницы, а потом перешел в центральную поликлинику, что на улице Мясникова.

Вскоре Рыдлевский познакомился с подпольщиком Игнатом Игнатьевичем Борсуком и вступил в его группу. Он доставал для подпольщиков медикаменты, бинты, вату. Как-то в Минск партизаны привезли раненого комиссара отряда «Грозный» Федосеева. Лечить его поручили Рыдлевскому. В тяжелейших условиях конспирации врачу удалось сделать сложную операцию. Комиссар быстро поправился и снова ушел в лес.

Партизаны из отряда «Штурм» неоднократно приглашали Дмитрия Савельевича к себе, и он оказывал раненым бойцам медицинскую помощь.

По решению подпольной группы Рыдлевский покинул Минск и разыскал отряд «Штурм». Дмитрий Савельевич много занимался профилактической работой — осматривал партизан, учил их оказывать первую помощь. Он наладил связь со знакомыми врачами Минска Полиной Демьяновной Варшовой, Игнатом Игнатьевичем Гладким и другими, получая через них медикаменты и инструменты. Патриоты даже ухитрились переслать в отряд стерилизатор.

В бригаде «Штурмовая» Рыдлевский со своими помощниками развернул партизанский госпиталь, разместившийся в добротных землянках. В лесу была построена светлая операционная палата. Появились и вспомогательные постройки. В госпитале работали три хирурга, терапевт, операционные сестры — всего девять человек. Кроме того, пять врачей находились в отрядах. В госпиталь привозили тяжелораненых даже из других бригад и отрядов.

О САМОМ командире партизанского соединения Романе Мачульском еще при жизни ходили легенды. К нему тянулись не только боевые товарищи, но и местные жители, впрочем, нередко жалуясь «главному советскому начальнику» на деревенских комендантов, которые «поступали не по совести». Роман Наумович тут же обстоятельно разбирался, строго взыскивал с виновных и помогал пострадавшим.

Так случилось и со старушкой одной из глухих деревень Минской области. Маленькая, сгорбленная, в овчинной шубе и  больших, явно не по ноге, валенках она вошла в избу, где разместились партизанские руководители.

— Мне бы главного начальника, — взволнованно сказала пожилая женщина. — Пожаловаться пришла. Двадцать верст шла — все пехом да пехом...

 Роман Наумович помог ей раздеться, усадил на табуретку. Из ее рассказа стало ясно, что Анна Иосифовна живет в деревеньке с сестрой, тоже старушкой. Была у них корова, так комендант села отвел ее к партизанам. А корова-то кормила их обеих: на молоко кусочек хлеба и картошку выменивали.

—  Теперь хоть зубы на полку, — она замолкла и грустно улыбнулась. — Да и зубов тех у нас почти не осталось...

 Роман Мачульский тут же написал записку командиру и комиссару партизанского отряда, передал ее нарочному. А старушке сказал:

— Отдохните у нас, потом вас подвезет попутная подвода. Ну а к приезду, глядишь, и ваша кормилица будет в хлеву.

Возвратилась домой старушка — действительно, буренка во дворе, да еще полвоза сена лежит у забора. Это в порядке извинения от коменданта. А по деревне только и разговоров: вот что такое она, Советская власть, не давала до войны простого человека в обиду и сейчас за него горой. Ну а благая весть далеко катится.

ВЕСНОЙ 1944 года за время карательной экспедиции гитлеровцев под названием «Весенний праздник», длившейся 37 дней, партизаны соединения Мачульского отвлекли на себя десятки тысяч немецких солдат, большое количество техники, что содействовало успешному продвижению советских войск во время операции «Багратион». В июне 1944-го Роман Наумович был ранен в бою с карателями у озера Палик. После соединения с частями Красной Армии Мачульского направили на лечение. В госпитале выяснилось, что у него было сломано ребро, два осколка проникли в грудную клетку, также была повреждена рука. «Этот металл я ношу в себе до сих пор», — вспоминал он в послевоенные годы…

Николай ШЕВЧЕНКО,

Валерий ПИНЧУК, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?