Источник: Знамя юности
Знамя юности

Владимир Машков: хорошо было бы в отпуске поплыть куда-нибудь с Федором Конюховым

Это интервью актер дал на съемочной площадке в Калининграде. В паузе между дублями нам удалось поговорить и о работе над новой ролью, и о любимых книгах, и о привычке никогда не забывать о своих проблемах. 


А встретились мы с Машковым еще в московском аэро­порту. Несмотря на раннее утро, Владимир Львович был бодр и улыбчив. Его не раздражало внимание поклонников, он никому не отказывал в фото на телефон. После прилета мы приехали на съемочную площадку остросюжетного боевика «Герой». Актер играет в нем тайного сотрудника службы внешней разведки, вынужденного спасать сына, тоже ставшего спецагентом. В Калининграде Машков моментально включился в работу, а в первом же перерыве состоялась наша беседа, во время которой актер умудрился еще и преподать мне мастер-класс по владению двумя руками в равной степени. 

– Вы не впервые работаете с режиссером «Героя» Кареном Оганесяном. Он тот мастер, к которому приятно возвращаться?

– Конечно. Это уже четвертая наша совместная работа. Первая, фильм «Домовой», случилась еще десять лет назад, потом были сериалы «Налет» и «Медное солнце». Мы уже хорошо знаем друг друга, и во многом именно поэтому я согласился на участие в «Герое». А раз Карен меня приглашает, значит, и ему комфортно со мной работать. Любая актерская деятельность – стремительная эволюция, нужно быстро все понимать и исполнять. Карен невероятно динамичный, мне нравится его взгляд, то, как он чувствует, понимает.

– Профессиональные отношения переросли в дружеские?

– Да, мы дружим – это же неотъ-емлемый процесс. Мои профес­сиональные достижения – следствие моих достижений человеческих, они совмещены. Сегодня я богат друзьями, чему рад. С каждым человеком дружба, как и любовь, своя, я ее не анализирую. Вот если дружба пропадает, тогда можно анализировать. Знаете, иногда бывает, ты думаешь, что дружишь с человеком, а он с тобой вовсе и не дружит. Но это твоя проблема и твои заблуждения. Я никогда не был настроен на очарование, наверное, потому никогда и не разочаровывался в людях. Как сказал Шопенгауэр, «главное заблуждение человечества – оно думает, что рождено для счастья». Мне так понравилось это высказывание, ведь оно как гарант, предупреждение того, что не надо думать о счастье. А другой человек меня убедил, что счастье – это побочный продукт правильных действий. Будешь правильно жить, может быть, и будет тебе счастье… Счастье ведь вещь мимолетная, поэтому нужно уметь ловить эти мгновения. И мне удалось этому научиться.

– Я очень горжусь своей дочерью Марией
– Саша Петров, играющий в боевике вашего сына, сказал, что почувствовал в вас родственную душу. А вы что-то подобное ощутили?

– Мы с Сашей первый раз встретились в работе, и мне с ним комфорт­но взаимодействовать. Я рад, что он такой динамичный, хотя на меня 25-лет­него он не очень похож. Но в пору моей юности было совсем другое время и другие обстоятельства. Я был больше, чем Саша, холерик по характеру. Петров в этом смысле пошел дальше – он уже рассуждает. Я же в его возрасте больше действовал. А он уже осматривается, взвешивает. Если бы в данный момент Саша был моим сыном, я бы им гордился. Но у меня есть такой же сын, и я им горжусь (сын Андрей, от первого брака супруги актера Оксаны Шелест, которого Машков воспитал как родного. – Прим. «ЗН»). И дочерью очень горжусь. И «кинодетьми» своими всеми горжусь – все они выросли достаточно успешными людьми.

– Жанр картины – шпионский боевик. У вас есть любимый персонаж, книга в этом жанре?

– Мне нравятся наши – русские шпионы. Главный фильм моей жизни – «Семнадцать мгновений весны», также есть прекрасная картина «Мертвый сезон» с Донатасом Банионисом и Роланом Быковым. Зарубежные фильмы тоже, конечно, смотрю с интересом, ту же картину «Миссия невыполнима», но свое, родное мне намного ближе – я люблю наших шпионов. У нас создатели картин занимались не столько внешней стороной истории – картинкой со спецэффектами, – сколько внутренней, что для меня более важно. Навсегда болью в моем сердце останется эпизод тайной встречи Штирлица с женой в кафе Elefant. Вот это про шпионов, про людей… А не про то, какой у него гаджет. На площадке «Героя», конечно, задействованы серь­езные технологии, но главное шпион­ское оружие наших героев – это их уникальные профессиональные качества: внимательность, находчивость и интеллект. 

В «Герое» Владимир Машков играет тайного сотрудника службы внешней разведки (рабочий момент съемок)

– А что вы сейчас читаете?

– Сейчас у меня в вагончике лежит «Станиславский на репетиции» Василия Осиповича Топоркова. Потрясающая книга. Автор описывает свои последние встречи со Станиславским, описывает их как великий актер, который понимает, что артистическая деятельность – это постоянное обучение. 

– Актерская профессия подра­зумевает постоянное перевоплощение. Получается, что вы бы могли быть хорошим шпионом?

– Шпионская профессия – не самая романтичная, как неромантичны полеты в космос. Романтичны они только для трепетных натур, которые без этого не могут представить жизнь. А простому человеку нужна сверхзадача, чтобы посвятить себя такой деятельности, как резидент или космонавт. Тут должно быть что-то выше, чем твоя жизнь. Если бы вы меня в детстве спросили, хочу ли быть шпионом, я бы, конечно, ответил утвердительно. Но сегодня я уже взрослый и всю жизнь занимаюсь самой прекрасной деятельностью, какая только есть на земле. Но благодаря профессии могу хотя бы на миг обмануть себя и поверить в то, что обладаю такими же удивительными качествами, какими должны обладать агенты спецслужб.

– Я обратила внимание на ваше украшение на шее – две золотые монеты, скрепленные цепочкой. Таков ваш талисман? 

– Это удивительные монеты – царские золотые червонцы. Первая – великого русского актера Евгения Александровича Евстигнеева, которую мне подарил его сын Денис. А вторую, не зная о первой, подарил другой великий русский актер – мой учитель Олег Павлович Табаков. Я эти подарки все время крутил в руках и боялся потерять. И один мастер скрепил их и сделал мне такое замечательное украшение. Оно всегда со мной, снимаю только на съемках, по необходимости.
 
С актером Александром Петровым и режиссером Кареном Оганесяном на съемках «Героя»

– Снимаясь в кино, вы, погружаясь в роль, не перестаете овладевать новыми профессиями. Вы теперь и самолетом умеете управлять, и поездом… И дирижировать на­учились (в сериале «Медное солнце» Машков сыграл дирижера военного оркестра. – Прим «ЗН»). 

– Учиться нужно все время, тем каждая следующая картина и интересна. Поэтому, сколько бы ты ни готовился, всегда будешь не готов. Вот мы готовились, ставили серьезную драку, но не учли нюанс: в этот момент выключат свет. И ты получаешь по голове чуть сильнее, чем представлял. Вообще, любое столкновение в кино – артиста с артистом, с каскадером, с землей при падении – это травма. Она может быть небольшой, в виде синяка, ушиба, а может быть и серьезной. Чтобы зритель поверил: «Ой, он ее сейчас задушит!» – приходится чуть-чуть придушивать, а как иначе? Вы думаете, я стану картинно руки на шее складывать? Нет, конечно. И сама актриса не скажет: «Ой, не надо! Мне больно!» Более того, настоящая актриса еще и попросит: «Чуть придави!» Если вы актер, вы должны постоянно носить за собой чемодан неприятностей и все время их воспроизводить: как вам плохо, как вам очень плохо, как у вас сильно болит, как в вас попали пулей, как вас не любят и так далее.

– То есть вы стараетесь не забывать о проблемах, как мы все?

– Да. Обычно люди стараются оставлять проблемы в прошлом, а актерам приходится их удерживать в себе, что непросто. У артистов существует некое предчувствие, как у серь­езных карточных игроков, которые ощущают близкий фарт. Так и ты все время находишься в поиске, внутреннем и внешнем. Именно так я понимаю свою профессию, поэтому мне интересно жить. Вот, например, не могу планировать отпуск на работе, иначе организм скажет: «Заболей!» – потому что ожидание отдыха будет для него противоестественно. Я по себе и своим товарищам знаю: на съемках бывают какие-то экстремальные условия, но, если ты увлечен работой, ты не болеешь. Стоит закончиться съемкам или если тебе не нравится то, что ты делаешь, обязательно подхватишь простуду. Потому что ты занимаешься противоестественным для себя.

– Выходит, вы совсем не отдыхаете?

– Я не особо устаю от той деятельности, которой занимаюсь, и в отпуск сильно не рвусь. А если бы он вдруг неожиданно случился, хорошо было бы поплыть куда-нибудь с Федором Филипповичем Конюховым… Вот настоящая мечта – сесть с ним на плот и поплыть… Но пока не получается. Конечно, я могу сам себя отпустить куда угодно, меня никто не держит… Точнее, не держал, сейчас я уже не так свободен… До сих пор забываю, что теперь работаю в театре и отпустить себя уже не могу. Вот доснимем кино, и поеду в родную «Табакерку».

– Для меня, как и для любого нормального человека, источник вдохновения – жизнь

– Картина называется «Герой». Кто для вас был героем, примером для подражания в юности и сейчас?

– У меня было много таких людей. Когда вы спросили, подумал: назову одного или двух… А задумался и понимаю: у меня в детстве чуть ли не каждый день добавлялось по герою. Отчасти это тоже вследствие артистического склада характера. Мне хотелось быть то Чапаевым, то д’Артаньяном, то Штирлицем, то Гойко Митичем… То товарищем из старшего класса, совершившим какой-то яркий поступок. Все, кем мы гордимся, так или иначе проносятся в нашей голове. Это было и в детстве, и сейчас. Я искренне восторгаюсь тем, что делает Федор Филиппович Конюхов. Для меня он герой! А наши космонавты, спортсмены, которые ставят рекорды! Мне правда интересно все вокруг. А сегодня мой герой – тот, кого я играю в картине «Герой». И с ним все те, кто отдают свою жизнь опасной профессии – Родину защищать.

– Из собственных работ что особенно любите, чем дорожите?


– Более всего дорожу фильмом «Папа». Это очень личная история, которая идет из сердца, она посвящена моему второму отцу и моему учителю Олегу Павловичу Табакову. В той истории я был ответственен за все. Это было как большое кругосветное путешествие, когда можно понять, что ты из себя представляешь.

–  Правда, что в следующем году запустится продолжение «Ликвидации»?

– Пока ничего не ясно, много сложностей, но переговоры ведутся, так что все возможно.

– Это было бы замечательным подарком на ваш юбилей. Ведь в этом году вам исполнится 55. Вы как к магии чисел относитесь?

– Прекрасно отношусь к любой магии. Но вот к возрасту и данной цифре не испытываю какого-то особого трепета. Возраст для меня – опыт, мои года – мое богатство, лучше и не скажешь. Поэт Роберт Рождественский верно сформулировал эту мудрость. 

– Чем вы гордитесь и что вас вдохновляет?

– Я всегда гордился отцом, мамой (родители актера – Лев Петрович и Наталья Ивановна – работали в Новокузнецком кукольном театре, отец – актером, а мама – главным режиссером. Их не стало в 1986-1987 годах. – Прим. «ЗН») и, спасибо им, своей нормальной наследственностью. Отец всегда был для меня героем, радостью и кумиром. Для меня, как и для любого нормального человека, источник вдохновения – жизнь. Секунда здесь и сейчас – ничего прекраснее быть не может. Опять же как мама моя любила эту песню, а папа ее пел: «Я люблю тебя, жизнь, я люблю тебя снова и снова»…

Владимир Машков

Родился: 27 ноября 1963 года в Туле

Семья: дочь от первого брака – Мария Машкова (33 года), актриса; внучки – Стефания (7 лет), Александра (6 лет)

Образование: окончил Школу-студию МХАТ 

Карьера: актер, режиссер, народный артист России, художественный руководитель Московского театра-студии под руководством Олега Табакова. Снялся более чем в 50 фильмах и сериалах, среди которых: «Лимита», «Вор», «Олигарх», «Папа», «Охота на пиранью», «Ликвидация», «Кандагар», «Пепел», «Родина», «Дуэлянт»
Лика БРАГИНА,

ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально для «ЗН»), фото пресс-службы студии «Карго»,  PhotoXPress, East



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...