Визит в психушку

Как пациенты психлечебницы давали интервью корреспонденту

Чего только не приключается в командировках! Об одном таком случае я сейчас расскажу. Тем более что память подтолкнула недавняя заметка в брестской областной газете под названием «Кривошин строится».

Надо сказать, что для брестчан слово «Кривошин» в то время звучало примерно так, как для минчан — «Новинки»: там находилась областная психиатрическая лечебница. Мое командировочное задание было выполнено, оставалось время… Услышав о новаторских методах лечения в кривошинской больнице и о том, что территория ее превращена в роскошный сад, а главврач — интересный человек, решила туда заглянуть, познакомиться.

…Полыхали клены, сыпали золотом березы — стоял солнечный сентябрь. Утром из Ляховичей села в автобус до Кривошина, предварительно предупредив главврача по телефону.

У ворот меня встречал человек в белом халате с большой связкой ключей в руках.

— Ванька-ключник, — представился он, как-то странно кривляясь и хихикая.

«Может, и правда, что работающие в психиатрической больнице приобретают черты своих пациентов?» — мелькнула мысль. Вот и халат застегнут не на те пуговицы…

Сопровождавший повел меня к корпусу, но не к главному входу, а к черному. Мол, в здании ремонт. В коридорах было на удивление пусто.

— Все на картошке, — пояснил Ванька-ключник, по-прежнему кривляясь и хихикая. — Трудотерапия, знаете ли…

На лестничную клетку из подвала доносился какой-то шум, крики.

— Специфика! — округлив глаза, произнес провожатый и добавил шепотом: — Буйные там у нас…

Стало как-то не по себе. Видимо, заметив это, человек с ключами предложил мне:

— Заглянем к нашему художнику.

Он толкнул дверь, и мы вошли в большую комнату. Перед мольбертом в позе роденовского «Мыслителя» стоял молодой человек в сдвинутом на затылок берете. Он никак не отреагировал на наш приход, словно и не заметил. На мольберте — незаконченный пейзаж: среди зеленого поля — одинокий дуб, небо над ним в зловещих лиловых тучах, из-под корней дуба вытекает ручеек.

— Где, ну где это место?! — тоскливо произнес художник, ни к кому не обращаясь.

Я огляделась. На всех висевших и стоявших картинах разного размера был один и тот же вид: поле, дуб, ручеек. И все в тех же зловещих сизо-зеленых тонах.

Резко обернувшись, художник вдруг устремил на меня взгляд черных горящих глаз:

— Вы не знаете, где это?!

Я растерянно пожала плечами. И тогда он забегал, засуетился, выбирая мне в подарок картину — одну, другую, в рамах и без рам. Отказаться не удалось, и я увезла самую маленькую — с тетрадный листок. Все тот же пейзаж — поле, дуб, ручеек…

— Найдете это место — сообщите, — напутствовал художник.

А Ванька-ключник повел меня дальше, к главврачу. В длинном кабинете — большой стол. Из-за него выкатился нам навстречу низенький, пузатенький человечек в длинном белом халате и роговых очках.

— Вы главврач? — удивилась я.

— Нет-нет, я его заместитель! Врач в отъезде.

Странно, ведь утром мы договорились о встрече по телефону… Но пока я соображала, что к чему, «Ванька-ключник», издав крик ужаса, со звоном бросил на пол связку ключей и рванул в дверь. Следом за ним, путаясь в полах халата, в панике кинулся и «зам».

За окном слышался звук моторов. Я выглянула. Во двор въезжали два автомобиля. Из одного выскочил знакомый мне председатель Ляховичского райисполкома, из другого — люди в милицейской форме. Это они приехали «спасать» корреспондента…

А случилось вот что. Позвонили из Кривошина (это были судомойки, забаррикадировавшиеся в кухне), что в больнице власть захватили находившиеся на излечении пациенты. Они закрыли главврача и кастеляншу, «на минутку» оставившую свои ключи в двери подвального хранилища (это оттуда слышался стук и голоса), а сами принялись «руководить». Вот откуда и «зам. главврача», и странный «Ванька-ключник».

…Все закончилось благополучно. Были потом и беседа с интересным человеком, и знакомство с уникальным больничным парком. Но самым впечатляющим осталось начало визита в психушку. Как память храню на книжной полке маленькую картину, написанную маслом: дуб на зеленом лугу, ручеек, грозовое лиловое небо над ними…

Иногда, глядя на нее, думаю, как тот художник: «Где же оно, это место на земле?»

Инесса МИЦКЕВИЧ, член Союза журналистов со времени его основания, заслуженный работник культуры Беларуси

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости