Витебский вариант. Банки поделятся процентами?

АПК выживает в основном за счет накопления долгов. Как решить эту проблему?

НЕПРИЯТНО, но факт: АПК выживает в основном за счет накопления долгов, платить по которым у государства уже не хватает денег. Задолженность хозяйств по кредитам и займам растет снежным комом, образовывая внушительную долговую пирамиду. Хроническая их неплатежеспособность приводит к тому, что средств местных бюджетов на исполнение гарантий уже недостаточно. По данным Минфина, на 2015 год было предусмотрено 600 миллиардов рублей, а фактически выплаты на исполнение гарантий превысили 1,3 триллиона рублей.


Кроме того, перерабатывающие предприятия  выплатили авансы хозяйствам по поставкам продукции в среднем почти на 2 года вперед. Что в итоге получается? Сеем, пашем, доим, продаем, имеем огромный экспорт — но задыхаемся без оборотных средств. Закредитованность, сложности со взаиморасчетами, да и в большинстве своем неэффективный «сельский» менеджмент, который не знает, что такое полноценный бизнес-план, загоняют ситуацию вглубь. Число неплатежеспособных хозяйств только в январе—октябре 2015-го по сравнению с аналогичным периодом 2014 года выросло в 2,3 раза, сообщает Белстат. Где решение проблемы?

ПО ЭТОМУ поводу ученые, аграрии, экономисты спорят не один год. Одни утверждают, что основная беда — в нежелании или неумении считать экономику сельхозпроизводства. Другие убеждены, что с такой монетарной политикой, приведшей к неподъемной дороговизне кредитов, даже самые топовые агроменеджеры не вырулят на безубыточную работу.

Пока они спорят, Витебский облисполком в минувшем году пошел на конкретные довольно радикальные шаги. Известно, что регион – очень непростой для сельхозпроизводства. По данным на 1 октября 2015 года, 126 сельхозорганизаций из 254 — неплатежеспособны. Предварительные расчеты показывают, что в минувшем году аграрии сработали с убытками, рентабельность продаж — минус 2 процента.

«Проблем в Витебской области предостаточно, и некоторые из них носят хронический характер, некоторые еще с советских времен», — отметил Александр Лукашенко в декабре, назначая на должность заместителя председателя Витебского облисполкома Виктора Аскерко, который более десяти лет возглавлял УП «Борисовский комбинат хлебопродуктов».

После расчетов, прикидок и обсуждений в области пришли к убеждению, что есть путь, который при грамотном подходе даст шанс не только вытянуть сельхозпроизводство, но и выйти на безубыточную работу, – создание кооперативно-интегрированных структур. По сути, разработана «дорожная карта» по выходу АПК региона из кризиса. Суть преобразования для нашей страны довольно нова: объединить технологически зависимые предприятия, которые экономически дополняют и поддерживают друг друга, в одно крупное, что позволит снизить производственные затраты, а централизация инвестиций — эффективно управлять модернизацией предприятий. Проще говоря, реальное выстраивание производственной цепочки от поля до прилавка. Конечно, в многоотраслевом объединении доходность разных отраслей разная. Объединение в одну структуру дает возможность перераспределять ресурсы внутри нее и тем самым повышать общую эффективность производства. В состав пяти кооперативно-интегрированных структур включены большинство свинокомплексов области, все комплексы по выращиванию крупного рогатого скота, все птицефабрики, все зерноперерабатывающие предприятия, большинство молоко- и мясоперерабатывающих. Ожидаемый объем выручки каждой из структур – до 3 триллионов рублей. В среднем на каждом из этих агропредприятий площадь сельхозугодий составит 45 тысяч гектаров. До 2020 года поголовье свиней в интеграционных структурах должно вырасти в 2,6 раза, зерна — в 1,7, яйца — в 1,6, молока — в 1,5. Кроме того, в результате объединения, рассчитывают в облисполкоме, снизятся издержки, сырье будет на 18—20 процентов дешевле, конкурентоспособность готовой продукции вырастет. «Дополнительная прибыль позволит пополнить собственные оборотные средства и точечно инвестировать в модернизацию», — уверен Аскерко.


Реформирование сектора пойдет не только через создание этих структур, но и через санацию и банкротство наиболее проблемных предприятий. Процедура банкротства ждет 51 сельхозорганизацию, 21 из них идет сразу на ликвидацию, а 30 попытаются санировать.

ПОНЯТНО, что главное все-таки — пятерка интегрированных структур.

— Это не панацея, но сейчас для нашего региона важный шаг — сосредоточить ресурсы в одних руках, в частности, в перерабатывающей промышленности, которая сегодня является экспортно ориентированной. Переработка обязана работать напрямую с производителем. Их приходится дотировать, мы знаем, что сегодня у страны нет лишних денег. Поэтому вариант один — оптимизировать затраты, поделить заработок промышленности с сельчанами, — говорит Виктор Аскерко. — Преимущество выбранного пути — объединение предприятий, которые экономически дополняют друг друга. При этом у создаваемых крупных субъектов появляются дополнительные возможности в решении финансовых вопросов, обслуживании кредитных обязательств.

Сегодня долги предприятий АПК области составляют свыше 28 триллионов рублей, более половины из них — задолженность по кредитам и займам. Основные краткосрочные долги у переработчиков, по ним платятся самые высокие проценты, в среднем 34 процента годовых. «Надо снять долговую нагрузку в первую очередь с мясо- и молокопереработчиков, они давали в долг сельчанам, авансировали закупки сырья. Сегодня по полмесяца они работают на банк», — сетуют в облисполкоме.

Только мясо- и молокопереработка области заплатили в прошлом году более триллиона рублей процентов банкам. «Это огромная сумма — 35—40 процентов их выручки», — уточняет зампред Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Витебского облисполкома Анжелика Никитина. Еще 392 миллиарда заплатили сельхозорганизации.

— Проблемная область, — говорит Виктор Аскерко. — Из 806 ферм модернизирована всего лишь четверть. Их надо переоснащать, но без льготных кредитных линий с этим не справиться. С такой высокой кредитной ставкой работать проблематично. Если бы проценты, которые мы платим банкам, остались в организациях АПК, нам бы не пришлось искать дополнительные ресурсы.

Уже подготовлен проект указа, согласно которому в Витебской области проблему долговой нагрузки решат за счет отсрочки выплаты основного долга на пять лет и компенсации за счет бюджета половины процентной ставки по кредитам.

В конце года проект защитили в Совете Республики. «Михаил Мясникович — человек мудрый, одобрил», — рассказывает председатель Комитета по сельскому хозяйству Витебского облисполкома Сергей Догель. В январе нынешнего года поддержал проект и Премьер-министр Андрей Кобяков.

КОНЕЧНО, сельское хозяйство должно работать самостоятельно, но сегодня без господдержки оно не обойдется. Ключевое слово здесь — это поддержка. Локомотиву АПК может не хватать 10 процентов мощности, и тут государство помогает, чтобы он поехал. Но в моем понимании главная задача государства — создать условия, чтобы этот локомотив вообще появился и начал работать, и только потом его можно подтолкнуть экономическими механизмами. Стабильные, понятные правила игры, доступ к капиталу, создание механизмов и принципов работы — это ключевые вопросы.

germanovich@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?