Вишневая метель

Сережа впервые отправлялся в столь длинную дорогу один. Он давно мечтал об этой поездке – с того самого времени, когда осознал себя достаточно взрослым

Сережа впервые отправлялся в столь длинную дорогу один. Он давно мечтал об этой поездке – с того самого времени, когда осознал себя достаточно взрослым. И чем больше противилась поездке мать, тем больше жаждал ее сын. И та, наконец, смирилась. Она бы и сама птицей перелетной устремилась в те края, где познала и большую любовь, и большую печаль. Однако не всякое желание исполнимо. И причины на то разные.

…Получив после окончания педучилища направление в сельскую школу, Елена восприняла это как должное. Юной учительнице романтичными виделись те три обязательных года, которые ей предстояло отработать в глубинке. Знать бы наперед, что ожидает в новой жизни, возможно, упредила бы события, попросилась бы в другую школу. А может, наоборот, всеми силами стремилась бы сюда, в это уютное селение, за короткий срок ставшее самым желанным и дорогим. 

Впрочем, загадывать наперед не было необходимости. И августовским днем появилась Елена в кабинете директора школы. Подтянутый, атлетического сложения, с мужественным лицом, тридцатилетний руководитель учебного заведения был в меру обходителен и вежлив, вел разговор корректно, на равных, не демонстрируя снисхождения старшего и по должности, и по возрасту. Он осведомился, где остановилась Елена, и, узнав, что это пока открытый вопрос, порекомендовал жилье недалеко от школы. 

Растерявшаяся поначалу Елена быстро освоилась и держалась спокойно и уверенно. Зарделась от смущения лишь тогда, когда уже в двери, невольно обернувшись, поймала на себе заинтересованный взгляд его карих глаз. 

Ее сердце вдруг сладко зачастило, затмевая разум. Однако она пока ничему не придавала значения. Это позже его жгучие пристальные взгляды, которые он, впрочем, никогда не позволял себе в присутствии других, выдавали бурю чувств, бушующих в его сердце. Сергей при коллегах относился к Елене ровно и доброжелательно, сдерживал себя и тогда, когда доводилось находиться вдвоем. Елена догадывалась обо всем и страдала сама от безысходности. Она тоже любила молча, искусно скрывая  нежность, которой полнилась душа, ибо понимала бесперспективность каких бы ни было отношений между собой и Сергеем. Он был женат, и супруга его работала здесь же, двое ребят подрастали в их семье. Несмотря на молодые годы, Елена с особым трепетом относилась к брачному союзу, считая эту ячейку незыблемой. Она пыталась избавиться от нахлынувшего безумия, отыскивая в поступках Сергея негатив, и не находила его. Школа была на хорошем счету в районе, ее руководитель умело вел работу, увлекая коллег на поиск новых, прогрессивных форм обучения. К ним ехали за опытом, о них похвально писала пресса. 

Рушить то, что создавалось коллективным трудом, ставя во главу свои личные интересы, Елена считала преступным. Она старалась как можно реже попадаться на глаза директору. Казалось, он принял такой маневр подчиненной с пониманием и благодарностью. 

Близились зимние каникулы. Хозяйка, у которой квартировала Елена, решила погостить на Новый год и Рождество у детей в областном центре. Елена откликнулась на ее просьбу присмотреть за живностью и заботами по хозяйству надеялась отвлечь себя от навязчивых мыслей о Сергее. 

Зимние сумерки рано окутывают промерзшую землю. Закрывшись на крючок, Елена села за проверку тетрадок. Неожиданный осторожный стук в дверь не испугал. Она ждала его и боялась. Можно было проигнорировать, и тогда… Она не хотела думать, что будет тогда, и решительно двинулась к двери, достоверно зная, кто находится за ней. И не оттолкнула, не возмутилась, когда Сергей в неистовом порыве закружил ее в своих объятиях… 

Он приходил к ней каждый вечер до приезда хозяйки дома и уходил безумно счастливый, но огорченный тем, что не может остаться подольше. Охваченные шквалом чувств, ни он, ни она не хотели загадывать на будущее, ибо разум твердил о греховности их отношений. И перспектива их была далеко не радужной. На людях они тщательно соблюдали конспирацию. Только женскую душу не обманешь. И супруга Сергея, приятная и любезная женщина, однажды как бы невзначай попросила Елену остаться в учительской после ухода всех. Она уговаривала Елену уехать, если действительно та любит Сергея. И не только потому, что не свободен он. Причина и в работе, которой он дорожит, и даже в должности. А его должность даст возможность подняться на более высокую ступеньку. 

Жена Сергея говорила спокойно и убедительно. Сердце Елены, переполненное противоречивыми чувствами, эгоистично противилось и возмущалось. Но разумом она понимала, что это единственно правильное решение. 

Елена уехала, не попрощавшись с Сергеем, зная, что, увидев его, потеряет решительность. Уехала майским днем, когда вишневые метели закружились над землей, усыпая ее лепестками. Оставила ему лишь записку с просьбой уволить и не искать. Душа разрывалась от тоски и печали, и только настойчивый стук маленького сердечка под ее сердцем был той соломинкой, которая спасала от безысходности. 

Елена ни разу не дала знать о себе Сергею. Сына назвала именем единственного дорогого ей мужчины и не связала свою судьбу ни с кем другим. 

Сережке рассказала всю правду, когда он стал достаточно взрослым. Он не осудил мать, а только загорелся желанием встретиться с отцом. Елена, как могла, откладывала эту поездку, не желая отпускать сына одного в неблизкую дорогу. Но Сережка был настойчив, и она смирилась… 

Елена настолько живописно рассказывала сыну о малой родине его отца, что он без труда ориентировался в ее тихих уютных улочках. Он шел не торопясь в вишневой метели, любуясь благоухающими садами. Ему нужно было время, чтобы окончательно настроить себя на столь желанную встречу. 

В добротных помещениях школы царили привычный шум и оживление. Без труда нашел он и знакомый по рассказам матери кабинет директора школы. Преодолев волнение, постучал и открыл дверь – высокий, подтянутый, с мужественным лицом и такими же карими, как и у хозяина кабинета, глазами. Застыв на мгновение в немом изумлении, тот стал медленно подниматься навстречу. 

Присутствующие в кабинете коллеги, с нескрываемым любопытством наблюдавшие за двумя как две капли воды похожими друг на друга мужчинами, торопливо покинули кабинет. Они здесь были лишними. 

— Здравствуй, отец!.. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...