Главврач 3-й горбольницы Минска — о протоколах лечения «ковидных» пневмоний, экзамене для системы здравоохранения и повышении престижа профессии

Вирус под микроскопом

Наталья САЕВИЧ: «Работу своей клиники и коллег оцениваю на отлично: мы очень достойно выдержали нагрузку, которая на нас легла».
С коварным коронавирусом в нашей стране вынуждены бороться многие медики и клиники. В одночасье врачам разных профилей пришлось столкнуться с экстремальной ситуацией и пройти проверку на профессиональную и человеческую прочность. Одними из первых, еще в марте, удар на себя приняли медики 3-й городской клинической больницы Минска и, надо сказать, до сих пор отвоевывают у вируса жизнь каждого больного. И откуда они только черпают силы, чтобы не сдаться?.. О благодарных пациентах, результативной тактике борьбы с коронавирусом и о том, как личным примером воодушевить коллектив, корреспондент «Р» побеседовала с главным врачом клиники Натальей Саевич.

Внимание — лучшая награда

— В вашей больнице сильнейший в стране офтальмологический центр. Насколько тяжело было пациентам свыкнуться с тем, что вы для них временно закрылись? 

— Не скрою, всем было сложно, потому что ситуация развивалась быстро — каждый день я получала звонки от пациентов, многие обращались через наш сайт. Плановые услуги мы прекратили оказывать в марте: закрылся лазерный центр, два отделения микрохирургии глаза. Но люди не остались без медицинской помощи: основную часть работы взяла на себя 11-я больница, где есть офтальмологическое отделение. Двое наших медиков временно перешли туда для помощи коллегам. А совсем недавно, 8 июня, наша больница вновь начала принимать офтальмологических пациентов, но операционное отделение все еще закрыто — оно продолжает работать с COVID-положительными пациентами. 

— «Самое тяжелое — найти у легких глаза», — шутил один из ваших врачей-офтальмологов. Насколько трудно было непрофильным медикам перепрофилироваться в инфекционистов?

— Хирургам, гинекологам и другим врачам пришлось нелегко — это люди, которые всегда работали инструментами, поэтому первое время они пребывали в шоке. Чтобы было легче, мы создали рабочие бригады, куда вошли терапевт, анестезиолог-реаниматолог и специалист того отделения, где находятся пациенты. На адаптацию потребовалась примерно неделя, а уже сейчас люди работают совершенно спокойно, потому что знают, что должны делать. От пациентов приходит много благодарностей именно на те отделения, которые перепрофилировались под работу с коронавирусом. Мне кажется, врачи, которые впервые занялись лечением пневмоний, работают с сильнейшей самоотдачей, ведь все это им в новинку, не хотят подвести коллектив.

— У вас очень дружный коллектив, есть медики, которые верны больнице более 40 лет. Такая сплоченность сыграла на руку в это непростое время? 

— Как мы знаем, инфекция протекает тяжело у людей пожилого возраста, поэтому наши молодые сотрудники взяли на себя большую нагрузку. Они сами пришли ко мне и сказали: «Мы будем брать дополнительные смены, пусть врачи старше 60 лет пойдут в отпуск». Эта ситуация нас еще больше сблизила и сплотила. Я очень рада, что к нам пришли студенты медвуза и колледжа, их самоотдача удивляет. Молодые медсестры и врачи, столкнувшись с такой экстремальной ситуацией, получили огромный опыт. Конечно, всем было страшно, но я как руководитель старалась показать пример: на ранних этапах мы с моими заместителями работали в приемных отделениях, помогали. Такой личный вклад вдохновлял коллег и показывал, что в этих условиях тоже можно жить и работать. Благо мы с самого начала были укомплектованы СИЗами, нам привозили еду из ресторана, а совершенно незнакомая женщина выпекала для медиков торты, делала конфеты. Это очень большая эмоциональная поддержка и награда. 

Мостик надежды

— Дилетанты говорят: если до появления COVID-19 врачи о вирусе ничего не знали, значит, они без понятия, как его лечить. Они не в курсе, что на самом деле у вас есть четко прописанные протоколы. Как они формировались?

— Так как мы не первые в мире вошли в этот режим, было время изучить опыт зарубежных коллег. Протоколы, которыми мы сегодня пользуемся, несколько раз перерабатывались из-за появления новых особенностей течения инфекции. Они очень подробные и четкие, действия зависят от степени тяжести пневмонии. Например, расписан порядок реанимационных мероприятий: при каких изменениях в анализах и сатурации кислорода пациента нужно перевести в реанимацию, какие препараты давать, какую лабораторную диагностику выполнять. Также прописано, на каком этапе мы можем пациента переводить на долечивание или выписывать.

Фото  БЕЛТА

— Вы почувствовали эмоциональный подъем в своем коллективе, когда Президент подписал указ о надбавках за работу в условиях эпидемии? 

— Я думаю, этот указ — признательность руководства страны за ту работу, которую делают медики. Это реально большие деньги, заметно, что люди теперь работают с большей самоотдачей. Они понимают, что получают награду за тяжелый труд. Этот шаг был настолько правильным и свое­временным, что он помог системе сплотиться еще больше и повысил в разы престиж профессии.

Любая ситуация для чего-то нужна. Благодаря этой люди переосмыслили систему ценностей, отношение друг к другу и отношение к врачам. Мир настолько хрупок, в любой момент ты можешь остаться один на один с бедой. Медработники оказались ближе всех к пациентам и их родственникам. Они тот мостик, через который можно получать информацию о неизвестной болезни. Очень хочется, чтобы такое трепетное отношение к врачам сохранилось и после этой ситуации. 

— Учитывая, что ваша клиника старейшая в Минске, пришлось ли обновлять оборудование по ходу работы, не было ли проблем с разделением на зеленую и красную зоны? 

— Так получилось, что в прошлом году Минздрав выделил нам аппарат КТ, который мы стали использовать с марта. Также у нас были и пульсоксиметры и концентраторы кислорода. Все закупалось постепенно, без спешки, поэтому к началу эпидемии у нас не возникало вопроса, чем помогать. Также у нас полностью оборудована лаборатория, где проводим в том числе и экспресс-тесты. Сегодня мы можем оказывать абсолютно все услуги по диагностике и лечению пациентов.

Учитывая, что у нас корпусная система, разделение на зоны прошло легко. В чистой — комнаты для приема пищи, туалеты, душ, в общем, комфортные условия. Всего у нас 11 корпусов, для пациентов с коронавирусом отведено 3: терапевтический, хирургический и корпус микрохирургии. Также есть отделение гастроэнтерологии — там лежат пациенты с пневмониями, но без коронавируса. А вот два корпуса роддома у нас чистые, он функционирует в привычном режиме. 

С марта по май мы пролечили 1167 пациентов. Многие боялись, что не хватит коек, но в больнице такой проблемы не было: никогда пациенты не находились вне палат, и полной загрузки у нас не было. Под коронавирус мы отдали 330 коек, сегодня здесь лечатся 250 человек. 

Справляемся на отлично

— Ваш сын — студент-медик, будущий хирург — тоже включился в борьбу с пандемией и работает медбратом в реанимационном отделении 10-й больницы. Вы как мама испытываете за него тревогу?

— Андрей учится на 6-м курсе, успешно сдал три госэкзамена, работает в реанимации уже три года. Как только начались первые случаи заболевания, он сказал, что останется в больнице и будет трудиться сколько нужно. Первые две недели мы не виделись, он жил в клинике — общались по видеосвязи, я оставляла ему какие-то вещи. Волновалась ли? Конечно, как и любая мама. Но я горжусь сыном как будущим врачом и рада, что есть молодежь, которая, несмотря ни на что, остается верна выбранному пути.

Одними из первых, еще в марте, удар коронавируса на себя приняли медики 3-й городской клинической больницы Минска — и, надо сказать, до сих пор отвоевывают у вируса жизнь каждого больного. 

— Как вам сейчас, по прошествии нескольких месяцев, кажется: сработала ли тактика нашей страны по борьбе с вирусом? 

— Это глубоко продуманное решение, которое принималось всеми структурами. Я как врач могу сказать, что тактика правильная в плане обеспечения и работы учреждений здравоохранения. Хорошо, что вначале изолировались абсолютно все контакты 1—2-го уровней, за ними наблюдали. Это позволило нам выйти на определенное плато. Наш стационар, как и другие, был готов к приему даже большого количества пациентов, но ситуацию сдержали на первом этапе, поэтому всплеска не было. Думаю, тактика была выверена и сработала очень хорошо.

— Мне кажется, система здравоохранения в эти месяцы сдает экзамен на прочность. Довольны ли вы работой своей клиники в новых условиях? 

— Работу своей клиники и коллег оцениваю на отлично: мы очень достойно выдержали нагрузку, которая на нас легла. Нынешняя ситуация под абсолютным контролем всей системы здравоохранения — это на данном этапе тоже заслуживает высокой оценки. Я думаю, очень скоро наша клиника станет «чистой», и мы вернемся к привычному ритму работы. Хирурги возьмут в руки скальпели, гинекологи встретятся со своими привычными пациентками и ощутят от этого огромное счастье. А для меня их комфортное душевное состояние — самая лучшая награда.

glushko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУЛЕВСКИЙ , Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ