Вика Цыганова: мне стало не по пути с эстрадной тусовкой

Певица показала «ТН» свой дом и рассказала о том, почему сегодня ее редко можно увидеть на телеэкране и чья мебель стоит в мастерской Зураба Церетели.


— Я никогда не любила жить в квартирах, хотя покупала и снимала жилье в самых разных, иногда очень престижных и красивых домах. Одна из квартир располагалась в самом центре Москвы, дом весь был увешан мемориальными досками, но жить там оказалось очень неуютно. И мы с Вадимом приняли решение создавать собственный дом.

Первый дом появился у нас 23 года назад, его строил еще отец Вадима. Потом мы его продали и начали продумывать уже собственную конструкцию.

Дом — это важно для нас. В моем внутреннем устройстве это очень много значит. Как и для моей бабушки жизнь на земле много значила. Хотя это было непросто, и я с ранних лет ей помогала — полы мыла, воду таскала, вязала пучки лука и моркови, которые на базаре мы вместе продавали.

Первым был «Андреевский флаг»

— Как вы перебрались в Москву?

— Я родилась и выросла в Хабаровске, поступила в театральный институт. И когда надо было получать диплом и распределяться, уже хорошо знала, куда хочу поехать. Я подрабатывала уборщицей, пела в ресторане, и все это, чтобы подкопить денег на поездки — в Москву на премьеру, например, в «Ленком» на «Юнону и Авось».


Я смотрела эти постановки и вдохновлялась. Но мне не светило попасть в большие театры — московской прописки у меня не было. И тогда мне посоветовали попробоваться в Камерный еврейский музыкальный театр. В общем, к моменту получения диплома я уже имела распределение и поехала в Москву.

Потом руководители Еврейского театра один за другим стали уезжать на историческую родину, и мне пришлось оттуда уволиться. Я работала в театрах в Иванове, в Магадане, в Башкортостане, но всегда возвращалась в Москву.

— А со своим мужем, Вадимом Цыгановым, встретились уже в столице?

— Первый раз мы увиделись в Сочи. Я поехала туда на гастроли с театром, и там была такая интересная схема работы: за одну ставку надо было совмещать две должности. Я помимо того, что была актрисой, должна была еще костюмы гладить. И вот я наглаживаю костюмы — шелковые, с множеством оборок, которые я, известный перфекционист, стремлюсь сделать безукоризненными. Костюмы мокрые, потные, стирать после каждого спектакля их невозможно, они не успевают высохнуть, остается один вариант — проветрить и под утюг. И вот я все это разложила по диванам, и вдруг приходят в гримерку люди какие-то и кидают на мои идеально подготовленные вещи свои мокрые полотенца. Видно, с пляжа идут. Оказалось потом, что они друзья одного из актеров. Среди них был и Вадим.


— Да-а, не слишком приятное знакомство…

— Мы потом, уже в Москве, познакомились по-настоящему. Он как продюсер и поэт-песенник искал девушку, которая умела петь. А я, помотавшись по разным театрам и решив, что все-таки это не совсем мое, искала работу по душе.

Вадим позвал меня к себе домой, к родителям. Меня собирали всей коммуналкой (в которой я тогда жила), нарядили, накрасили, кто-то пожертвовал французские духи, кто-то сунул в карман денег на такси. Я остановила водителя и, только сев в машину, обнаружила, что он пьяный. Говорю: «Я к менеджеру еду, я актриса, меня надо довезти, меня люди встречают!» Думала, не доедем, разобьемся по дороге. Но повезло.

И мы с Вадимом всю ночь просидели, болтали, я ему пела. Он вдохновился и тут же написал для меня первую песню «Андреевский флаг». Потом начали дружить, он водил меня на показы в группы, где искали солистку. А потом решил, что никому не отдаст, я буду сама петь его песни.

С мужем Вадимом Цыгановым

— А когда вы поняли, что он будет вашим мужем?

— Нам вместе сразу было интересно, но как друзьям. Притяжение появилось после. Я и сейчас уверена, что в браке должен быть прежде всего взаимный интерес. Физическое влечение умирает со временем, химическое притяжение тоже, и, если больше ничего не было, люди расстаются. А нам с Вадимом до сих пор интересно.

Детей у нас в браке нет, не даны они нам были Богом. А усыновить… Я не считаю, что у меня так много любви, чтобы любить того, кто мне не был дан свыше. Знаете, я с 12 лет помогала своей маме, заведующей детским садом, и работала в ясельной группе. Это, скажу я вам, испытание настоящее, когда около 30 детей в группе, и когда они хором, стоя в своих манежиках, начинают звучать. Гул стоял такой, как будто туда пчелиный рой прилетел. Вперемешку с воплями, когда они отношения выясняли. Каждого собери на прогулку, надень колготки, застегни ботиночки. А еще посуду успей помыть — в трех котлах, с мылом и без мыла, и горшочки хлоркой обработай.

— Неужели это вообще возможно — опекать сразу 30 детей?

— Я приходила домой, падала на кровать, засыпала и просыпалась от того, что у меня болит плечо. А это висела на плече моя сумка, которую я не успела снять, падая.

Так что я хорошо знаю, что такое забота о детях и какая это ответственность. Знаю, что очень трудно любить детей, далеко не все из них могут стать тебе родными. Хотя по сути, для меня, верующего человека, чужих детей не существует. У меня восемь крестников. Один из них — Саша, сын Михаила Круга. И про всех я думаю, за всех молюсь, всем подарки посылаю. А еще, что немаловажно, для меня муж — это тоже ребенок, очень большой и очень сложный. Он нуждается в моей заботе, в том, чтобы я была рядом. При этом он на сто процентов самостоятельный человек, ответственный, в самом начале наших отношений меня очень опекал.


Визитная карточка

— Вадим — не только поэт, он еще и дизайнер мебели…

— Да, и уже довольно давно. Вадим всегда рисовал. В общем, он думал, как бы применить на практике свой художественный талант, и вдруг начал рисовать мебель. За десять лет он выработал свой стиль, мебель по его эскизам стопроцентно узнаваема.

Однажды был смешной случай. Я летела в самолете с Зурабом Церетели и подарила ему книгу о нашем доме и о нашей жизни. А называется она «Образ жизни и жизнь образов». Зураб сказал: «Ну, я тоже тебе тогда подарю свою». Я начинаю ее листать и с удивлением обнаруживаю фото его мастерской, в которой стоит наша мебель!

— В вашем доме мебель тоже Вадим делал?

— Конечно. Здесь же вообще ничего не было — ни столов, ни стульев. Мы приехали в пустой готовый дом, была весна, пели соловьи, Вадим сказал: «Я отсюда никуда не уеду!» И я с ним согласилась.

Мы отправились в Эмираты и там закупили все, что нужно. Тогда у нас еще не было в таком количестве мебельных салонов и магазинов сантехники. Доставили все в дом, а потом начали обживаться, и Вадим постепенно заменил почти всю покупную мебель своей работой. И потом, уже позднее, от мебели Вадим стал плавно переходить к изготовлению скульптуры, сейчас он делает памятники.


Без дороги нет песен

— Вы много гастролируете. Сложно уезжать из любимого дома?

— По своему устройству я все равно странник, путешественник. Мне легко там, где есть близкие: Вадим, музыканты, которых я тоже считаю своей семьей. Когда мы садимся в самолет — мы одно целое. Когда выходим на сцену — мы один организм. Поэтому у меня нет ощущения отрыва от дома, я же с семьей путешествую.

Песни рождаются только после серьезных потрясений. И если бы не было дороги, не было бы страшных вещей, которые я видела (и в Чечне, и в Сирии я бывала неоднократно), не было бы и песен.

— Некоторое время назад в СМИ прошла волна публикаций о том, что Вика Цыганова ушла со сцены. С чем это было связано?

— Это было уже давно. И связано это было с тем, что мои взгляды на жизнь категорически перестали совпадать со взглядами представителей нашей эстрады. И сейчас для меня шоу-бизнес — это, наверное, самое отвратительное, что есть на свете.


Еще в конце 1990-х мне стало не по пути с тусовкой. Я тогда собирала стадионы, популярность была бешеная. Некоторых коллег это раздражало — и раздражает по сей день.  Мама мне говорит: «Вика, ты уже должна была понять, что, если тебя показывают где-то, другие артисты не нужны. В них отпадает всякая нужда».

Я ушла из тусовки. Но я ни в коем случае не покинула сцену. Я просто поняла, что не могу и не хочу идти строем с теми, с кем мне не по пути. И в программах телевизионных, которые занимаются антикультурой и разложением, участвовать не собираюсь. Конечно, если бы тридцать лет назад была программа «Точь-в-точь», я бы с удовольствием туда пошла. И наверняка, у меня получилось бы хорошо — с моим театральным образованием и с моим талантом (это не я говорю, это так оценивают меня великие люди).

Так что никуда я не делась, продолжаю давать концерты, просто стараюсь реже на экране мелькать.

— В ноябре вы планируете большой сольный концерт в «Крокусе». Чем удивите зрителей?

— У этого концерта (или даже можно сказать, полноценного спектакля) нет внутреннего посыла ошеломить человечество. Я мечтаю, чтобы у меня получилось тонкое общение с людьми похожей душевной организации. Все песни, которые пишет Вадим, философские, патриотические. И для меня этот спектакль — некий итог.

Я работаю на протяжении тридцати лет и каждый день доказываю себе и другим, что не напрасно живу, что развиваюсь. А в первую очередь, мой новый концерт — это музыка. Новые аранжировки, звучание. Над этим сейчас трудится итальянский композитор Фио Дзанотти, он музыкант с мировым именем, работал с Томом Джонсом, Стингом, Адриано Челентано, Пласидо Доминго, даже с Папой Римским. И он верит, что у нас с ним получится серьезный проект.


— Вы пробовали свои силы и в модельном бизнесе...

— В какой-то момент я много сил отдавала моде, делала коллекции, их принимали на ура. Но я не полезла вглубь, потому что поняла, что в моде и в шоу-бизнесе одни и те же правила и что из меня сейчас опять будут тянуть деньги. Зачем мне это?

Я лучше буду шить одежду подругам в свое удовольствие. Амбиции свои я вполне удовлетворила, сделала отличную коллекцию, ее приняли, были очень хорошие отзывы. Я делала показы своей коллекции лето-зима на Mercedes-Benz Fashion Week, а на показе в Историческом музее были принцесса Орлеанская, знаменитый дизайнер Карим Рашид, дипломаты из разных стран. Сейчас готовлю следующую. В октябре представлю ее там же. Я довольна и не стремлюсь больше никому ничего доказывать. А себе я уже давно все доказала.
Вика Цыганова

Родилась: в Хабаровске

Образование: окончила Дальневосточный институт искусств по специальности «актриса театра и кино»

Семья: муж — Вадим Цыганов, продюсер

Карьера: в 1988 году — солистка группы «Море», с 1990 года поет сольно. В дискографии более 25 альбомов, множество хитов, в том числе «Андреевский флаг», «Русская водка», «Балалайка-зараза», «Крым», «Калина красная», «Гроздья рябины» и дуэт с Михаилом Кругом «Приходите в мой дом»

Награды: приз конкурса «Песня года 89», премия «Шансон года», заслуженная артистка республики Тыва
Мария АДАМЧУК 

Фото Анны Соловьевой и из личного архива Вики Цыгановой
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Новости