Ветер трех морей

Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер говорит о том, что “Европа должна стать более независимым игроком на мировой сцене”. Странно, что до сих пор не стала. Но — даешь эмансипацию Европы! Хотя — стоп. О какой Европе мы сейчас говорим?

Жан-Клод Юнкер (и не он один) говорит о том, что Европа была бы намного сильнее, если бы говорила “одним голосом”. Но Европа всегда выступала за многоголосие и многообразие. Не предвидя, впрочем, Виктора Орбана или Ярослава Качиньского, голос которых становится все громче. В интервью “Дойче Велле” Юнкер признался, что махнул на Орбана рукой — бессмысленно, мол, с ним бороться. У каждого своя правда, сказала бы я уважаемому Жану-Клоду, если бы мне выпала такая возможность.

Вот прямо сейчас я в Болгарии — собираю материалы для проекта “Без железного занавеса”. Хожу по улицам, вглядываюсь в лица, обращаю внимание на осветительные столбы (некоторые стоят ржавыми с, кажется, еще социалистических времен), плитку под ногами (во многих местах ее не меняли, кажется, со времен Тодора Живкова) и разговариваю с людьми. Люди жалуются на то, что Болгария уже не выращивает собственные помидоры, в магазины болгарский перец завозят из Греции, и всему виной Евросоюз, не оправдавший ожиданий на немедленное улучшение жизни. Болгария — самая бедная страна ЕС, в других ситуация получше, но петь единым голосом с Брюсселем все равно не получается. Если Брюссель где и поет единым голосом, так это в магазинах, которые на всей его территории выглядят (да и называются) более-менее одинаково. Восточная и Центральная Европа чувствует: 1) себя ущемленной, 2) что пора что-то менять.


Три года назад Польша и Хорватия выступили с “Инициативой трех морей”. Несмотря на то что она объединила сразу 12 государств — Австрию, Болгарию, Венгрию, Латвию, Литву, Польшу, Румынию, Словакию, Словению, Хорватию, Чехию, Эстонию, — в Брюсселе не обратили бы на нее особого внимания, если бы в прошлом году Польше (которую уже называют “троянским конем США в Евросоюзе”) не удалось заманить на свой саммит Дональда Трампа. Трамп обещал поддержку, а Польша и Хорватия — построить терминалы для приема американского сжиженного газа. Вокруг энергетики и транспортной инфраструктуры вся “Инициатива трех морей” и вращается. Среди самых нужных проектов называют автотрассу (не скоростную) Via Baltica Прага — Таллин, железную дорогу со стандартной европейской колеей Варшава — Таллин. Румыния считает приоритетом железную дорогу Гданьск — Констанца, Хорватия хочет развивать Балтийско-Адриатический автомобильный и железнодорожный коридоры. В любом случае приоритетными будут только те проекты, которые свяжут минимум три страны.

Все это звучит и многообещающе, и хорошо, и правильно. Но вице-президент Европейского инвестиционного банка Вазил Худак уже заявил: в развитие трансграничной инфраструктуры региона нужно инвестировать почти 500 млрд евро — хотя бы для того, чтобы подтянуть ее до уровня западноевропейской. Но денег нет. “Нам не следует ожидать результатов в ближайшее время, так как сейчас нет денег для непосредственных инвестиций”, — разводит руками директор румынского аналитического центра Global Focus Center Оана Попеску.

Так почему Европа не может говорить одним голосом и быть по-настоящему независимым игроком на международной арене? Да потому, что интересы у разных европейских стран разные и они не в состоянии прийти к единому знаменателю. Жан-Клод Юнкер клеймит национализм и отстаивание национальных интересов как пережиток. И старается не замечать очевидного: национализм сейчас на подъеме. И — вот увидите! — выборы в Европарламент в следующем году это покажут. Евросоюз меняется, даже если не всем в Брюсселе это нравится.

Инесса Плескачевская, собкор “СБ” в ЕС, специально для “НГ”

plesk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.3
Загрузка...
Новости