Ветер с атлантики дул

Народный артист Беларуси Анатолий Ярмоленко и певец Юрий Ващук рассуждают о потенциале белорусских артистов на конкурсе «Евровидение»

На этой неделе меломаны и все им сочувствующие с упоением прильнули к телеэкранам, где из Лиссабона велась трансляция Международного песенного  конкурса “Евровидение-2018”. Представитель Беларуси певец Alekseev с песней Forever не прошел в финал конкурса, который мы увидим завтра в эфире телеканалов “Беларусь 1” и “Беларусь 24”. Почему мы снова остались за бортом? Чего не хватило на этот раз? Меняется ли формат конкурса и его концепция? Что нужно сделать для того, чтобы в Беларуси, наконец, появилась своя музыкальная индустрия? Об этом размышляют наши эксперты.
Фото БЕЛТА

Где сказка, чудо и песня?

Конкурс “Евровидение” — коммерческий проект, который имеет свои определенные цели. Талантливые балканские, сербские исполнители идут по пути утверждения национальной культуры. Они и на нашем “Славянском базаре” представляют композиции на своем языке, такой фьюжн, где органично сочетаются национальные и современные традиции. Если помните, мы изначально тоже попробовали вписаться в “Евровидение” с такой песней, которую исполнил дуэт “Александра и Константин”. После, желая вписаться в формат, пробовали петь на английском языке, теряя при этом свою самобытность и индивидуальность. Хотя нужно было продолжать работать в том направлении, в котором мы начали, учитывая и современные модные тенденции. Это было бы, безусловно, интересно зрителю.

Сегодня на авансцену вышли продюсеры, композиторы и исполнители другого поколения. У них есть амбиции, но нет за душой того багажа и опыта, который есть у нас. Традиции, заложенные нашей белорусской эстрадой, очень мощные. Почему о них сегодня забыли? Нельзя от них открещиваться.  

Заявить о себе на эстраде и удержаться в ней не один год, а десятилетия — это большой труд. Я и мой коллектив каждый день продолжаем утверждаться в этом новом пространстве, которое возникло после развала Советского Союза. Молодая поросль артистов, на мой взгляд, слишком упрощенно подходит к своей профессии, думая, что внешняя эффектная атрибутика, использование английского языка выведут их в первые ряды. Разве ансамбль “Сябры” со своим материалом не был современным для советского времени? 

Наш дуэт NaviBand в прошлом году с песней на белорусском языке выступил, по-моему, достойно. Это было современно, мило и по-доброму — в таком направлении и нужно было работать. Почему каждый год все начинаем с чистого листа?

В большинстве своем наши артисты — это подражательство кому-то и чему-то. У нас нет своей индустрии, отсутствует подготовка молодых исполнителей этого жанра. Руководством страны много делается для молодых талантов в классической музыке, и мы видим результат, но шоу-бизнес — это совсем другое. Это даже не “Славянский базар”, он свою задачу по популяризации традиционной музыкальной культуры как раз выполняет. 

Нужно учитывать и понимать, что раньше “Евровидение” действительно было конкурсом песни. Сегодня очень много побочных и зачастую непонятных мне критериев, благодаря которым выбираются победители. Многое завязано на “фишках”, крен в сторону внешних эффектов, а не профессионализма. По-своему это все добротная европейская попса, существующая благодаря развитой индустрии и огромному опыту. Вливание огромных финансов всегда приносит определенный результат. У нас таких возможностей нет. Значит, мы должны выходить покорять мир своей самобытностью. А петь на английском языке с “пуховичским прононсом”, прыгать по сцене с крыльями бабочки или без них — это смешить европейского зрителя. 

Пока ни один наш взрослый исполнитель на “Евровидении” не достиг успеха. Как на этом фоне впечатляюще выглядит участие наших юных артистов в детском “Евровидении”! Потому что наши дети всегда искренни и самобытны. Шестое место Димы Колдуна, о котором порой любят вспомнить, — это не победа, это просто более-менее не стыдный результат. “Евровидение” — тот конкурс, на котором надо побеждать. Там есть только один победитель — тот, кто занял первое место. Выход в финал — тоже не победа, а просто участие в мероприятии. 

Национальные границы сегодня в музыке размываются. Мы теряем свою самобытность. Но кто-то должен услышать это и что-то сделать для того, чтобы остановить этот процесс. Проблемы не только у нас. Я имею в виду все постсоветское пространство, в России — те же процессы. 

У меня есть надежда, что мы сможем найти на “Евровидении” свою дорогу. Европейский зритель по-прежнему хочет знать: что это за страна такая, Беларусь? Какие люди там живут? Чем они отличаются от нас? Поэтому нам нужен номер на хорошем белорусском языке, с нашим юмором, с нашим мелосом, многоголосием, широтой души. 

Я не вижу опытных авторитетов в музыке, которые вывели бы нас на нужную дорогу. Приглашение опытных продюсеров из соседних государств ничем не закончилось. Ни тогда, ни сейчас. Для них “Евровидение” — очередной “проект”. Они не живут культурой нашей страны, не знают ее изнутри, а просто делают реверансы в сторону Беларуси. 

Для любого артиста поездка на “Евровидение” даже при нулевом результате — это опыт. Что касается участия Alekseev в этом году... Мы же приглашаем для хоккейных и футбольных команд ребят из зарубежных клубов? Правда, это не всегда приносит результат. Нам нужно растить прежде всего своих артистов. Давать им в первую очередь возможность закаляться путем ошибок и достижений, приобретая иногда пусть и отрицательный опыт. На ошибках учатся. Но это будут наши ошибки, мы будем учиться на них и сами их исправлять.

Анатолий Ярмоленко, народный артист Беларуси, заслуженный деятель искусств России, художественный руководитель ансамбля “Сябры”


Хит не имеет национальности 

Для сцены не важно, какого ранга артист. Важно умение справляться с волнением. На ней — все как на ладони, это самый настоящий рентген. В данной ситуации, думаю, наш участник немного не совладал с нервами, со своим эмоциональным состоянием. Это если говорить конкретно о выступлении. Что касается эстетики самого номера... Я не сторонник того, чтобы европейскому зрителю демонстрировать какие-то драматические истории пусть и в виде красивых метафор. Может быть, это великолепно смотрелось бы в каком-нибудь спектакле, когда шипы розы пробивают ладонь... Мы видим капли крови, но такая эстетика не для “Евровидения”. Это все-таки праздник. Наверное, надо было делать номер проще, понятнее по мессенджу и позитивнее. 

Хит сегодня не имеет не то что национальности, но даже, по большому счету, и языкового признака. Объясню, что я имею в виду. Даже песни на сербском или португальском языке, побеждавшие в конкурсе, на мой взгляд, принадлежат этим языкам лишь формально, а исполнители благодаря энергии, харизме и напору вырываются в какое-то новое пространство, где языкового барьера уже нет. И в эти редкие мгновения нам кажется, что мы действительно все понимаем. Мы забываем, из какой страны исполнитель, видим только его горящие глаза, его номер... 

Чтобы перевести песню с любого языка на свой родной язык, слушателю достаточно сделать два клика на гаджете. Не имеет значения, на каком языке написана песня, главное, чтобы она доходила до сердца слушателей. И по возможности сделано это должно быть грамотно и талантливо, учитывая все существующие музыкальные тренды, которые меняются сегодня с бешеной скоростью. Я, например, исполнял свою песню на конкурсе на английском языке. Дуэт NaviBand — на прекрасном белорусском. Кстати, для меня их выступление — одно из ярчайших в “Евровидении” за последние годы. 

Как профессионалу, мне кажется, что Никите Алексееву стоило придерживаться старой аранжировки своей песни и не переходить на фальцет — это производило не очень хорошее впечатление, может быть, выглядело для среднестатистического европейского телезрителя не совсем убедительно. 

Я думаю, из участия Беларуси в конкурсе в этом году стоит извлечь свой урок. Я ни в коем случае не хочу бросать камни в спину исполнителю Alekseev. Он талантливый парень, со своей яркой индивидуальностью, со своим отношением к материалу, своим подходом и стилем. И он только начинает свой большой путь в поп-музыке. Но теперь мне кажется, мы должны понять, что привлечение артиста или продюсера из другой страны вовсе не означает успеха в конкурсе. Мы же постоянно питаемся какими-то иллюзиями: кто-то приедет и научит нас, покажет, как надо. Нет, мы живем сегодня в общем интернациональном пространстве. И артисты из других стран тоже могут ошибаться и выступать невыразительно. 

Для большинства зрителей “Евровидения”, далеких от музыкальной кухни и всех ее подводных камней, важно то, что они видят перед собой. Какая перед ними личность, какой посыл заключен в его песне. Этот человеческий магнетизм, наверное, нельзя наработать с годами — он или есть, или нет. Нужно не бояться поверить в себя и собственные силы.

Юрий Ващук (ТЕО), певец, телеведущий, участник конкурса “Евровидение-2014”



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...